ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мой дорогой Коул
Всё та же я
Русское искусство. Для тех, кто хочет все успеть
Сказки
Кровь на Дону
Авантюра
Озорной Пушкин
Другая правда. Том 1
Элементарная социология. Введение в историю дисциплины

В результате пережитых волнений никто не задумывался, что же всё-таки произошло. Когда я рассказал о своих выводах, все были в шоке, так как, несмотря на предпринимаемые уже третий день усилия и проведённые работы, никто до конца не верил, что это серьёзно, что это не какая-то игра — богатого чудака соседа. Более или менее серьёзно воспринимал информацию из интернета только Володя, остальные выполняли взятые на себя обязательства только из боязни потерять моё расположение. И я сейчас буквально физически чувствовал, как рос мой авторитет среди этих людей, как они всё больше начали прислушиваться к моим словам.

Прослушав мои предположения, все начали громко, не слушая друг-друга, высказываться по этому поводу. В основном говорили о пережитых ощущениях и намерениях немедленно выезжать на помощь своим родственникам и близким. Обстановка становилась все более нервозной и истеричной, чтобы всех как то успокоить я принес две бутылки водки Алтай, разлил ее и буквально вынудил всех выпить по сто грамм. Минут через пять после этого народ немного успокоился, стал относительно адекватен и уже был способен воспринимать не только свои выкрики.

Потом я всем напомнил, — что по прогнозам специалистов, после взрыва супервулкана должен произойти большой выброс раскалённых вулканических газов и пепла, а также выброс на орбиту до 50 километров массы твёрдых осколков, которые скоро начнут падать, метеоритным дождём. По моим прикидкам основанных на информации из интернета, газ может достигнуть нас уже через 15–20 часов после взрыва и к этому надо подготовиться. Если же на нас упадёт метеорит, то сделать мы всё равно ничего не сможем, поэтому об этом лучше и не думать. После переваривания этой информации Николай заявил:

— Мне срочно надо до подхода сюда вулканических газов ехать в Пущино — вывозить родителей…

Я с этим согласился, посоветовав ехать с Володей на его Джипе, но возвращаться не позже, чем через 12 часов, потом будет проблематично вообще куда-либо доехать. Володе тоже надо было в Пущино постараться вывезти Тёщу и переговорить с друзьями — предупредить их. Всех нас интересовала информация, что же творилось в этот момент во внешнем мире — степень разрушения домов и инфраструктуры.

После отъезда, Володи и Николая мы начали готовиться к возможной газовой атаке, а именно срочно доделывать систему очистки и подачи воздуха, заклеивать и запенивать все возможные щели. Так же мы занялись эвакуацией и переносом всей имеющейся живности и небольшого запаса корма для неё.

Размещать всех животных договорились в первую от входа комнату, по размеру она была самая большая в доме, из неё мы решили сделать сени. Из живности у нас были — только куры и поросята Ирины, пчелы Николая, а так же две собаки Володина лайка — кличкой Чапа и Колин охотничий пёс Билл — породы кромфорлендер.

Так же надо было подумать и о нашем размещении — нужно было раздобыть недостающие кровати и постельные принадлежности. Решили — при невозможности их взять из разрушенных домов, вскрывать целые и забирать всё, что нам было нужно, включая имеющиеся там продукты и лекарства. Этим пошли заниматься Саша с Флюром и Сергеем, за ними увязались и Вика с Катей.

Часа через четыре появились, Володя с Колей, все грязные, измазанные и измученные. Оказывается, на дороге в Пущино, километрах в четырёх от нас, образовалась трещина, шириной метра в полтора и никакой возможности проехать по дороге не было. Тогда они попытались объехать её по полю и там намертво застряли. Сколько не пытались вылезти, не смогли и вконце-концов сели в грязь на брюхо машины. Пришлось бросить джип там и возвращаться пешком, Николай заявил:

— Дело тухлое! Без трактора ловить там нечего. Если его не найдём — машину не вытащить. Придется ей зимовать на этом поле.

Саша с ребятами к этому времени как раз вскрыли один из мало разрушенных домов и начали носить кровати и постельные принадлежности. В этом доме так же был небольшой запас консервов, сахара и макарон, а так же несколько бутылок красного сухого вина и две бутылки водки — всё это мы взяли себе. Там было так же, (что было нам весьма полезно), пятикиловаттный обогреватель от сжигания дизельного топлива, а топлива у нас было достаточно много — целый бензовоз.

Запомнившиеся прогнозы по «вулканической зиме» с возможной температурой ниже -100 градусов по Цельсию и другая информация, почерпнутая из интернета — меня чрезвычайно пугала. Я продолжал считать, что для такой холодной и длительной зимы у нас недостаточно топлива, тем более — у нас не вышло завозить уголь хотя бы ещё один день. И я очень радовался, когда мы добывали ещё какие-нибудь запасы топлива или оборудования, которым могли воспользоваться, для дополнительного обогрева дома.

В том же вскрытом доме ребята нашли ещё небольшой, на 2,2 киловатта бензогенератор, скорее это даже был мобильный, легко перемещаемый и удобный энергоагрегат — он крепился на платформе в виде тележки, похожей на хозяйственную, с сумкой. Так же там была полная канистра с бензином и небольшой снегоуборщик на колёсах.

Ребята перенесли нужное количество кроватей и других вещей, и мы начали распределять комнаты, кто, где будет жить. Всего в доме было одиннадцать комнат. Четыре комнаты, включая столовую — на первом этаже. Так же там был один санузел с душевой кабинкой, теперь, правда, вместо душа там стояла система воздухоочистки. На втором этаже — было пять спален. Две из них достаточно большие, по 30 квадратных метров, три другие были по 18 метров, оставшееся место занимал коридор, лестница и большой санузел, где была даже ванная с джакузи. На третьем этаже, было две прекрасные, мансардные комнаты площадью по 25 квадратных метров.

На втором этаже в одной из больших спален был балкон-лоджия. Балкон был застеклён и с него открывался прекрасный вид на окрестности посёлка. Эту комнату мы решили не занимать, а использовать её как наблюдательный пункт, оттуда было хорошо видна подъездная дорога в посёлок, да и наш склад с гаражом тоже хорошо просматривались. Нельзя было занимать и две большие комнаты на первом этаже.

Первую от входа мы начали использовать как сени — разместив там имеющихся животных, запас их кормов и небольшой запас топлива для печей. Ещё там сейчас находилась часть продуктов, привезённых из Тулы, и овощей вывезенных из Галиного Института — всё это мы ещё не успели опустить в подвал. Несмотря на то, что эта комната была площадью в 45 метров — она была вся забита коробками, мешками и вольерами с животными.

Даже пройти к примыкавшей к ней комнате площадью 18 метров было затруднительно, там мы договорились разместить Валеру с Сергеем. Эта комната могла дополнительно отапливаться установленной там небольшой печью Булерьян, у неё был общий дымоход с камином, который размещался в большом зале — теперь преобразованном в сени и скотный двор.

Второй большой зал на первом этаже занимала столовая, совмещённая с кухней. Если бы убрать санузел, пространство, занятое лестницами на второй этаж и подвал, а так же лифтом в подвал, то в этом зале тоже было бы 45 квадратных метров площади. Здесь же стояла вся кухонная бытовая техника и раковина, вмонтированная в кухонную стенку.

Собирались и общались мы, обычно тоже в столовой, там стояли Т образно, два больших стола мягкий диван-кровать и 12 стульев — всё это было куплено в магазине «Икея», на распродажах. Так что все прекрасно размещались в этом зале-столовой, там было удобно и обедать. Плита и печка были под боком, кроме этого, на стене висела большая плазменная панель телевизора — она была подключена к системе домашнего кинотеатра.

В маленькой комнате, примыкавшей к столовой, поселились Володя с Галей. На втором этаже в оставшейся большой спальне остались мы с Машей — эта комната была нашей спальней с момента постройки и сдачи в эксплуатацию дома. В других маленьких спальнях второго этажа, расселились все остальные пары. Третий этаж, отвели детям Николая и Ирины — выделили им по целой комнате на человека.

13
{"b":"558711","o":1}