ЛитМир - Электронная Библиотека

Пока он говорил, во мне происходила полная переоценка устоявшегося мироощущения. Впервые я почувствовал, что мы не одиноки. Что есть и другие выжившие люди. Если раньше это были просто досужие размышления, а после посещения вымершей Москвы даже они погасились реальностью, сменившись ужасной тоской по исчезнувшей цивилизации, то теперь надежда по восстановлению утраченного вновь ярко вспыхнула в моём сердце.

Мои радужные мысли прервались прозаическими словами Саши:

— Да прав ты, Хан, прав! Но сейчас нужно решить, как мы к ним подъедем. Вдруг они подумают, что мы желаем их грабануть, на их месте я бы сразу же открыл огонь? Едут они не пустые, а у некоторых из них, я разглядел оружие. Вот что, Хан, давай, дуй в наш кунг. Захвати там подзорную трубу, она будет помощьней всех биноклей, может, в неё разглядим все детали. Да, и загляни в женский кунг, возьми у Гали фотоаппарат с телеобъективом. Ну а мы здесь пока отцепим сани с прицепом и начнём, на всякий пожарный, готовить оружие.

К этому времени, вокруг УРАЛа, собрались все наши мужчины и большинство женщин. Валера, открыв дверь кабины, пытался отвечать на градом сыпавшиеся вопросы. Но в результате получился многоголосый базар, в котором ничего нельзя было понять. Тогда я вылез на подножку УРАЛа и как заправский оратор начал проводить этот импровизированный митинг. Хорошо, что все, перед тем как собраться, заглушили дизеля у вездеходов, поэтому особо кричать не пришлось. Говорил я очень кратко, отметая всякую полемику:

— Наш первый экипаж опять показал свой профессионализм. Флюр сумел в бинокль, на этом громадном пространстве, на расстоянии, где-то в семь километров, разглядеть людей, которые на лыжах куда-то бредут, при этом тащат сани. Этот способ передвижения говорит о том, что они здесь явно не процветают. По-видимому, положение у них не ахти, если им приходится, как бурлакам перетаскивать грузы. Наверное, у них совсем нет техники, или закончилось топливо. Саша в бинокль сумел разглядеть, что они вооружены. Отсюда можно сделать вывод, что группа не одинока и опасается нападений. Значит, нам нужно быть тоже очень осторожными, нужно внимательно всё осматривать. Требуется быть готовым к возможным засадам и нападениям. Уж очень вкусной добычей мы являемся на фоне только что увиденного. Поэтому, в первую очередь мы должны обеспечить собственную безопасность, нужно, чтобы был обзор всего периметра. Хорошо, что мы захватили с собой из Москвы несколько камер наблюдения, вот Валера и должен сейчас их достать и обеспечить на стоянках круговое наблюдение, а во время движения сделать так, чтобы экипажи, первого и последнего вездеходов могли увидеть, что творится с боков и сзади. А по поводу тех людей, которых мы увидели, то сейчас мы внимательно, ещё раз изучим в подзорную трубу эту группу и на ГАЗоне и ТТМе поедем их догонять. Поедут первый и последний экипажи и на всякий случай ещё Дохтур — вдруг этим людям нужна медицинская помощь. Остальные в это время должны вооружиться и быть на стрёме, ожидая наших распоряжений по рации. Комендантом нашего лагеря пока назначается Володя.

Я нашёл его глазами, кивнул и, обращаясь уже непосредственно к нему, продолжил:

— Володь, ты давай, установи парное дежурство, остальные пускай помогают Валере. Да, и не забудь — вездеходы должны быть готовы в любой момент сдёргивать отсюда, хрен знает, что мы там узнаем или увидим. А пока распорядись, чтобы от ГАЗона и ТТМа отцепляли прицепы, да, и пускай Коля установит пулемёт у люка, на крыше ТТМа.

Потом, уже обращаясь ко всем собравшимся, я закончил:

— Так что — базарить у нас времени особо нет, а то вдруг те люди доберутся до своей базы, и, естественно, может получиться уже совсем другой расклад. А сейчас у нас имеется явное преимущество — они в чистом поле, ну а мы — на гусеницах. И вряд ли они рискнут предпринять против нас какие-нибудь враждебные действия.

После этих моих слов народ немного успокоился и начал расходится выполнять полученные указания. К этому времени появился и Флюр с подзорной трубой, они с Сашей залезли в ТТМ, потом, через люк на его крышу и уже оттуда начали изучать обнаруженную группу людей. Мы с Сергеем забрались в кабину ГАЗона и ещё раз проверили наши автоматы, ещё я положил в бардачок три гранаты. Через некоторое время я увидел, как в ТТМ залез Дохтур, на плече у него висел автомат, а в руках он нёс два знакомых чемоданчика — один с медицинскими инструментами, а второй с лекарствами. Потом из вездехода появился Саша и залез к нам в кабину.

— Ну, что там нового, что-нибудь увидел, — спросил я его.

— Да, нет, только разглядел, что автоматы, только у пятерых, а всего их там четырнадцать человек, — ответил он.

Потом прокашлялся и продолжил:

— Давай-ка, Батя, разработаем план, как мы будем действовать. Я думаю, что особо агрессивно подъезжать к ним не стоит. Поэтому идею охвата их с двух сторон нужно оставить, вполне возможно, что это совершенно нормальные люди и будущие наши друзья.

— А как же твой принцип, хочешь мира — готовься к войне, — спросил я.

— У меня есть ещё несколько принципов: один из них — наш бронепоезд стоит на запасном пути, — ответил он и продолжил:

— Поэтому, вы поедете первыми, а мы чуть в стороне и позади вас, я с ТТМа, пулемётом буду прикрывать ваши переговоры — это и будет наш бронепоезд. Открою огонь, если только увижу явно враждебные действия. И ещё, мужики, вы слишком близко к ним не подъезжайте, остановитесь метрах в десяти. Батя, тебе ещё мой совет — разговаривая с незнакомцами, не выходи из-под защиты двери ГАЗона и, в случае чего, сразу бросай гранату, а ты, Серёга, тут же газуй назад. Особо не нервничайте, мы с Ханом, прикрывая вас, будем за всем очень внимательно наблюдать. Если почувствуем какой-нибудь напряг, то, пока они дотянутся до оружия, мы их там всех положим.

— Ладно, Кот, пора выезжать, всё равно — всего не предусмотришь, — прервал я его, — но сейчас, я согласен, давай действовать по твоему плану.

Посмотрев в бинокль, и не увидев обнаруженный караван (по-видимому, было слишком низко и нужно было подниматься куда-нибудь повыше, чтобы расширить горизонт), я, повернувшись к Саше, добавил:

— Когда подъедем поближе, и можно будет уже рассмотреть всё в деталях, вот тогда, мы с тобой по рации и уточним все детали. А сейчас, как говорится — по коням и, как только что решили, мы идём первыми, скорость будем держать — километров 45. Всё, пока, удачи нам всем!

Потом повернулся к Сергею и скомандовал:

— Давай, Малой, заводи своего жеребца.

В это время Саша вылез из нашего вездехода, подбежал к ТТМу и забрался в него. Почти что сразу ТТМ тоже завели. Дав немного прогреться ГАЗону (я за это время успел выкурить сигарету). Сергей тронулся и начал набирать скорость. В зеркало заднего вида было видно, как несколькими секундами позже, весьма резво, за нами двинулся ТТМ.

Мы проехали уже километров пять, когда в бинокль стали уже отчетливо видны люди из каравана. Как раньше успел подсчитать Саша, их было четырнадцать человек, все были на лыжах, пятеро из них с автоматами. Двигались они колонной: первыми шли три человека, которые тащили сани, наполовину загруженные мешками; следующей была группа в пять человек, двое из них вооружённые, а следом — трое тащили ещё одни сани; замыкали эту колонну три фигуры с автоматами.

По-видимому, услышав рёв вездеходов, все встали и повернулись в нашу сторону. Тогда я смог разобрать, что в центральной группе было три женщины. Обратил я внимание и на разницу в одежде бурлаков и вооружённых людей. Если первые были одеты в обычные, ватные, грязные телогрейки, то вторые ехали в добротных овчинных тулупах. Это зрелище напомнило мне старые фильмы про зоны, где главными героями были охранники и зеки. Для полной достоверности не хватало только гавкающих собак. Правда, те и другие были небритые, с изрядно отросшими бородами. После того как караван остановился, все вооруженные люди собрались в одну кучку. Один из них, поднеся ко рту руку с рацией, начал что-то говорить.

134
{"b":"558711","o":1}