ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я никак не могу с вами, у меня на шахте жена осталась и пацанёнок с ней. Так что, простите, мужики!

После чего опустил голову. Женщина, закрыв ладонями лицо, всхлипывала, сквозь эти звуки можно было разобрать непрерывно повторяющиеся слова:

— Я жить хочу! Я же совсем молодая, я жить хочу!

Не обращая на неё внимания, я обратился к остающемуся мужику:

— Слушай, ты ещё тогда скажи, что остальные рабы разбежались, и, чтобы их не смогли поймать, они поехали на лыжах по следам, оставленным вами.

Только я это произнёс, как из ТТМа раздались пулемётные очереди.

Глава 8

Я резко повернулся и посмотрел в сторону нашего вездехода. Проследив за тем, куда стрелял Сергей, я попытался разглядеть его цель. Но в той стороне был просто снежный буран, и ничего разобрать невооружённым глазом было невозможно. Саша единственный, кто захватил бинокль, сейчас с напряжением вглядывался в этот снежный туман. Потом, повернувшись ко мне, он знакомым командирским голосом сказал:

— Ну что, Батя, вот и дождались хозяев груза, так что твоя хитрость с "вещим Олегом" пошла коню под хвост. Жалко, что за пулемётом сидит не Хан, он бы по этим аэросаням не промазал. Малому нужно было немного подождать, чтобы они подъехали поближе, так бы даже он попал в них с лёгкостью. Тем более, этому агрегату хватило бы и одной пули. Видать, это самоделка — четыре лыжи и кабина, на которой сзади установлен мотоциклетный движок и самодельный пропеллер. Видно они выехали просто на разведку, узнать, почему эта группа не отвечает на вызовы по рации. Да, обидно, что пуля разбила их рацию, так, глядишь, нам удалось бы несколько часов поводить их за нос, а за это время мы могли умотать весьма далеко. Хрен бы они нас догнали, у БМПушек ресурса по топливу бы не хватило. Ладно, мужики, что теперь страдать, нужно думать, что будем делать дальше.

Он ещё раз внимательно посмотрел на Василия и спросил:

— Значит, говоришь, БМП они могут поднять не раньше, чем через три часа? А сколько отсюда до вашей шахты километров?

— Вёрст восемь наберётся, — ответил тот.

— Так, часа полтора, после того как они сообщили на базу, уже прошло, — сам себе под нос бормотал Саша, — значит осталось до их появления часа два.

Потом он посмотрел на меня и заявил:

— Ну что, Батя, придётся мне опять командование брать на себя, и опять на обсуждение у нас совершенно нет времени. Ты как, готов передать бразды правления?

— Чего ты спрашиваешь? Как будто не знаешь мой ответ? Ну, если хочешь это услышать, я тебе отвечаю — командуй, Саня. Мы готовы выполнять твои распоряжения. Говори, что теперь нам делать?

Саша перевёл взгляд на стоящего рядом со мной Василия и спросил его:

— Ты говорил, что служил по контракту в армии? Теперь колись, какое у тебя было звание и военная специальность?

Тот, не задумываясь, коротко ответил:

— Сержант, а специальность — гранатомётчик.

— Ты ещё вроде где-то здесь недалеко водителем работал, местность хорошо знаешь?

Василий немного замялся, но потом ответил:

— Знал-то вроде хорошо, но теперь выпало столько снега, многие ориентиры пропали, могу заплутать.

— Не боись, нам нужны крупные постройки, чтобы они выглядывали из-под снега, метров на шесть и за ними можно было спрятать большие вездеходы, успокоил его Саша.

Потом он продолжил:

— У нас всего единственный вариант, справиться с БМПушками — заманить в засаду и офигачить их гранатометами. Теперь подумай, где нам найти такой посёлок, чтобы там была улица с не совсем разрушенными 4–5 этажными домами, и чтобы этот посёлок находился не дальше 50 километров от нас.

Много времени на размышления о местной географии у Василия не ушло. Он почти сразу ответил:

— Наверное, подходит только Новочеркасск. Мы в прошлом году оттуда таскали продукты и разные хозяйственные предметы, вывезли всего саней тридцать. Дак там я видел целую улицу малоразрушенных пятиэтажек — только окна везде выбиты, да кое-где крыши провалены. Отсюда до города километров тридцать.

— Отлично!

Воскликнул Саша, посмотрел на часы и добавил:

— Так, мужики, время пошло — начинаем усиленно шевелить булками.

Потом взяв рацию, он вызвал сидящего на приёме Володю и, коротко обрисовав ситуацию, напоследок, выдал несколько распоряжений:

— Интендант, с этого момента переходим на режим радиомолчания, а то эти архаровцы могут отсканировать наши переговоры. На верхнем багажнике мужского кунга лежит длинный деревянный ящик зелёного цвета — обязательно его достаньте к нашему приезду и смотрите, кантуйте его поаккуратней. Будьте готовы, как только мы появимся, сразу двигаться дальше. Всё, до встречи.

Закончив, он посмотрел на меня и произнёс:

— Да, не думал я, что после таких испытаний, выпавших человеческому роду, мне опять придётся стрелять в людей. Но как обычно бывает, дерьмо всегда всплывает и без ассенизатора никак не получается устроить нормальную жизнь. Ну ладно, хватит философствовать, давай, Батя, по коням, и пусть удача от нас не отвернётся, а мы уж сделаем для этого всё возможное.

Он повернулся и направился к ТТМу. Остальные уже расселись по вездеходам. Я напоследок обернулся посмотреть на оставленные сани, где сиротливо сидели две фигуры и потом быстро заскользил на лыжах к своему вездеходу. Только я уселся в кабину ГАЗона, Сергей резко тронулся, спеша догнать уже уехавший метров за сто ТТМ.

К нам в кабину был посажен мужик, имя которого я ещё не знал. Поэтому я сразу же стал с ним знакомиться. Он назвался Павлом, и рассказал нам следующую историю:

— На момент катастрофы мне было тридцать два года, а сейчас я даже и не знаю сколько. Ощущение времени у меня уже совсем потерялось, вся эта жизнь в шахте напоминает кошмарный сон или жизнь в аду, где время не существует. От пинка просыпаешься, с пинком и отправляешься на ночлег. За это время я совсем превратился в биоробота, даже самостоятельно думать разучился. Хотя до катастрофы, я после армии окончил Ростовский политехнический институт. Вот, что эти гады с людьми делают. Ненавижу этих сволочей! Ваше появление разбудило во мне человека, и появилась хоть какая-то надежда. Теперь я лучше умру, чем обратно попаду к этим ублюдкам. Правильно Миха сказал — лучше ужасный конец, чем ужас без конца. Глядишь, и получится с собой на тот свет утащить хоть одного бычару.

Он с нежностью погладил ствол автомата, стоявшего у него между ног. Проследив за его действиями, я спросил:

— Слушай, а ты обращаться-то с оружием не разучился? Помнишь хоть, где находится курок, и как вставляются патроны?

— А — то! В армии я был отличником огневой подготовки. И там намертво, на уровне инстинктов вбили умение обращаться с автоматом.

Пока мы ехали, Паша продолжал рассказывать о жизни на шахте. С особым вниманием его слушал Сергей, до этого он, сидя у пулемёта, ни с кем из освобождённых рабов не разговаривал. Поэтому сейчас, выслушивая этот рассказ, он периодически матерился.

Подъехав к нашей стоянке, заглушив ГАЗон, мы направились к группе мужчин, столпившихся вокруг Саши. Тот уже вовсю раздавал распоряжения. Никаких пререканий не происходило, все члены нашей коммуны уже знали, в какое неприятное положение мы попали. Вкратце рассказав свою идею по организации засады, он начал ставить задачи для каждого присутствующего. По этим планам мне предстояло быть водителем на вездеходе-приманке. В этой роли должен быть выступить ТТМ, с установленным на нём гранатомётом, из которого стрелял бы Василий, а помогать ему должен был Валера. УРАЛы и заправщик нужно было заранее укрыть за зданиями, а ТТМ и управляемый Сергеем ГАЗон, должны были у начала улицы ждать появления БМП. При появлении их в пределах прямой видимости, следовало не очень быстро начинать движение по улице, при этом с ТТМа Василий должен был начинать обстреливать надвигающуюся технику из гранатомёта. Когда начнётся ответный обстрел, нужно быстро двигаться в конец улицы и там замаскироваться за домами. Саша с Флюром и двумя новыми членами нашего коллектива, вооруженные РПГ и РПО, в маскхалатах, замаскируются вдоль этой улицы и будут ждать, когда БМП кинутся догонять наши вездеходы. По рассказу Василия, возможности объехать или свернуть с этой улицы — нет. Поэтому БМП должны были подставиться под выстрелы наших гранатомётов и разовых огнемётов. Володя, Коля, Максим и Наташа, вооружившись пулемётом, автоматами и снайперской винтовкой, замаскировавшись в пятиэтажках, должны были открывать огонь, если появится живая сила противника. Чтобы с БМП не заметили лыжных следов нашей засадной группы, было решено, что они будут добираться до места из внутренних дворов этих пятиэтажек. Чтобы вдоль колеи, проложенной нашими вездеходами, лежал девственный, безо всяких следов снег. Поэтому и было очень важно прибыть на место будущего боя хотя бы минут на тридцать раньше, чем противник, чтобы вездеходами завести засадную группу на параллельную улицу, а уже оттуда они на лыжах доберутся до места засады. Ещё Саша, чтобы всех успокоить, добавил:

139
{"b":"558711","o":1}