ЛитМир - Электронная Библиотека

Из оставшегося товара, больше всего нас порадовала соль и специи, а так же чай, кофе, и разнообразные консервы, одного чая там было ящиков шесть. Всего из магазина мы сделали четыре ездки на Газели — значит, всего вывезли не меньше семи тонн продуктов и напитков, машину мы грузили с перегрузом, ехать было совсем недалеко. За весь день, а работали мы опять до десяти вечера, нам так и не удалось вывезти всё из деревни. Нужен был ещё минимум один день для вывоза всех найденных продуктов и вещей.

В течение всего этого времени, мы слышали отдаленные звуки взрывов метеоритов, но близко, ни один из них не падал.

Загрузив в десять часов вечера последнюю машину, мы поехали домой. Хотя был поздний вечер, но на улице было не очень темно, всё небо светилось от огненных траекторий падающих метеоритов, везде стоял красный, пульсирующий полумрак. Было немного жутковато, световая гамма была, как будто с картины о страшном суде и если бы не нахождение рядом моих товарищей, можно было бы сойти с ума.

Приехав домой и, разгрузившись, сели за поздний ужин — общее подавленное настроение немного уменьшил Флюр, у него вообще очень часто в разговорах проскакивали смешные истории и шутки. Он, как и Николай, был природный оптимист и весельчак — только несколько флегматичный. На стенания женщин по поводу того, что мы заняли овощами баню, душ на первом этаже, очистителем воздуха, и места, чтобы помыться и принять душ, оставалось только одно на всех — на втором этаже и туда были постоянные очереди. Он заявил:

— Женщины очень ленивые — они любят мыться, потому что им — лень чесаться.

Мы все долго смеялись над этой шуткой. Потом начали делиться впечатлениями от поездки в деревню. Во-первых, всех удивило, после увиденного в доме Ивана, что во всех обойдённых домах мы нашли ещё только три трупа — повсеместно находили, только мёртвых животных и было видно, что они погибли не сразу. Во-вторых, можно было разглядеть множество старых следов машин практически от всех жилых домов, даже старые полузанесённые колеи от транспорта угадывались на этом неповреждённом, снежно-пепельном покрове. По ним Саша определил, что проделаны они, были пять-шесть дней назад.

Из всего этого мы сделали вывод, что вулканический газ был, не настолько ядовит, что бы сразу убить всех. Кроме Ивана с женой, остальные трупы были людей преклонного возраста. И значит, остальное население деревни успело эвакуироваться, скорее всего, в Пущино. Правда, в большой спешке, об этом говорило большое количество брошенных овощных запасов. Очень настораживал тот факт, что больше в деревню никто не возвращался. Хотя на удивление — деревянные деревенские дома, от землетрясения пострадали незначительно.

Так же мы заметили, что в стоящих на пригорке двух домах не было найдено ни одного мёртвого животного, только сломанные заборы и еле заметные следы, уходящие по полю в сторону леса. Да и наши женщины видели сегодня, несколько летающих птиц. Выходило, что газ, скорее всего, был тяжелее воздуха и скапливался в низинах. А деревня как раз и находилась в ложбине, на берегу небольшой речушки. И ещё мы заметили, что следы из деревни вели не на Пущинскую трассу, а в сторону леса, значит, там был проезд, а про трещину на шоссе жители деревни, наверное, знали.

По следам на шоссе было видно, что несколько машин к трещине за эти дни подъезжали, но разворачивались и уезжали обратно. На дороге перед трещиной со стороны Пущино было видно, что снежно-пепельный слой на шоссе довольно сильно утрамбован и последняя машина подъезжала не далее как вчера.

После обсуждения всех этих наблюдений и предположений, на душе у всех стало намного легче, всё-таки мы остались не одни. Тем более, у нас случилась большая радость, пока мы сидели, Максим поймал по транзистору, по УКВ диапазону работающую радиостанцию — это была местная Серпуховская станция. Хотя он ловил на небольшую транзисторную антенну, качество приёма было неплохое, речь диктора можно было разобрать, хоть иногда она и прерывалась помехами. Подсоединив приёмник к большой антенне. Мы добились приёма хорошего сигнала практически без помех — ведь до Серпухова было не больше двадцати пяти километров.

По радио передавали довольно-таки безрадостные новости. После всемирного землетрясения, вызванного взрывом вулкана в Америке на территории США. Большие разрушения произошли и в городе Серпухове. Рухнуло двадцать три многоэтажных дома, множество домов сильно пострадало — включая и малоэтажные частные дома. По предварительным подсчетам погибло более двадцати тысяч человек, гибель людей усугубил ядовитый вулканический газ, принесённый в окружающую атмосферу силой колоссального взрыва. Так же несколько сотен человек по Серпуховскому району погибло в результате падения метеоритов — на территории города зафиксировано падение семи метеоритов.

С отравленным воздухом при отсутствии противогаза по радио советовали бороться — делая в несколько слоёв марлевую повязку для носа и рта и поддерживая её во влажном состоянии. Концентрация газа, становилась опасной для жизни на высоте ниже 3–4 метров над землёй. Нахождение на верхних этажах зданий было вполне безопасным. Так же там успокаивали тем, что ядовитые компоненты вулканического газа недолговечны и при обычных условиях распадаются в течение 7-10 суток.

Связь с Москвой в городе функционировала только по кабельной связи. Положение там тоже очень тяжёлое, число жертв исчисляется семизначными цифрами. Воздушное сообщение полностью остановлено. Полёты любых видов аппаратов невозможны — ввиду сильной турбулентности и наличию в атмосфере большого количества пепла.

Ещё по радио через каждые полчаса, повторялись призывы регистрироваться на пунктах гражданской обороны — давались их адреса, и сообщалось, что вводится снабжение продуктами по карточкам, которые будут выдаваться только зарегистрированным на этих пунктах. Так же сообщалось, что по всей стране вводится, «Чрезвычайное положение» и все случаи мародёрства будут решительно и жестоко пресекаться прямо на месте преступления. Вводится патрулирование города воинскими подразделениями.

Нас, в принципе, обрадовали сообщения по радио, хотя они были, мягко сказать — принеприятнийшими, но факт наличия людей, которые пытались взять ситуацию под контроль и облегчить выживание людей, нас успокаивал. Было важно знать, что где то существует власть, которая занимается своим прямым делом и обязанностью — снабжением и защитой своих граждан. Правда, у всей нашей мужской половины были большие сомнения, что при таком уроне возможна быстрая нормализация обстановки.

Тем более при таких чиновниках, которые больше смотрят на свой карман, чем на нужды людей и в этой обстановке будут любыми путями обеспечивать в первую очередь себя, своих близких и своих подельников. Не понимая, что такими действиями обрекают и себя и других на верную гибель. Привычный их образ жизни, что можно вылезти за счет других, умея угождать вышестоящему начальству — сейчас вряд ли пройдёт. Просто таких легковерных дурачков эти «хозяева жизни» уже не найдут — они тихо вымрут. Их просто не пустят на этот спасательный плот жизни — будут спихивать любыми путями. Ведь эта чиновничья армия никогда не понимала обычных людей, — что только за счет их незаметного безропотного труда — она и могла существовать. Как правило, чиновники практически ничего не умели и не желали принимать самостоятельно никаких решений. Принципы: «круговой поруки» и «не высовывайся — убьёт» уже перешли у них на уровень инстинктов. Исторический опыт тысячелетий показывает, что в тяжёлые времена только забота о других — объединение с целью выживания дают шанс на существование. Но центральная власть вряд ли об этом думает, а если и думает, то вряд ли что-нибудь сможет сделать — инстинкты за несколько недель не изменить, а новых людей, эта чиновничья камарилья вряд ли допустит до власти.

Наши военные, Саша и Флюр, в один голос утверждали, что имеющимися в наличии военными контингентами, порядок навести, не удастся, что самые дисциплинированные и боеспособные части находятся на Кавказе, а при таких условиях транспортного коллапса, их невозможно оттуда быстро доставить. Воздушный транспорт не действует, наземный — исходя из видимых нами трещин дорожного полотна и информации о разрушенных землетрясением домах, сооружений и мостов — тоже вряд ли функционирует.

17
{"b":"558711","o":1}