ЛитМир - Электронная Библиотека

Николай проектировал новые производственные площади на основе имеющегося оборудования в гараже, причём с целью использования их и в процессе обучения. Располагал станки, прокладывал линии электроснабжения. Ему приходилось постоянно выезжать для осмотра того оборудования, которое находили мародёры. И часть этого оборудования приходилось демонтировать и перевозить к себе. По нашим задумкам, должен был получиться мощный опытно-экспериментальный цех со всеми доступными нам сейчас технологиями. И с возможностью обучения школьников хотя бы азам работы на таком оборудовании.

Мы уже начинали ощущать необходимость экономить электроэнергию, солярка, бензин в первую очередь использовалась для мародёрки.

Валера приступил к разработке ветрогенератора и аккумуляторной. Это должно было помочь, тем более был положительный опыт. Также он организовал силами наших учеников небольшое производство самодельных обогревателей, ночью бывало прохладно, детишки мёрзли. Вёл подготовку проекта по созданию небольшого производства печатных плат для наших потребностей в недалёком будущем. Организовал склад, где собирал любую доступную электронику, организовал склад радиоэлементов, а также собирал любое оборудование, пригодное для организации сборочного производства электроники и электротехники.

Конечно, эти работы выполнялись ими не в одиночку, им активно помогали наши новые спецы, Дмитрий, инженер-механик и Юрий, инженер электронщик. Но всё в основном пока замыкалось на них. Естественно, в качестве практики к самым различным работам привлекались школьники.

Закончили компьютеризацию всей базы. Проложили линии связи, организовали несколько серверов, так что какое-то подобие сети появилось, во всяком случае, часть технической литературы, что была в электронном виде, можно было получить по сети. Компьютеры поставили каждому. Пока техника работает, её надо использовать.

Продолжались работы по переводу нужной литературы из электронного вида на бумагу. Своеобразный страховой фонд, когда компьютеры умрут, должно остаться хоть что-то. Повторить компьютер мы даже и не мечтали.

В конце недели пришло сообщение от большой птицы, что они летят домой.

Через день большая птица была дома.

Рассказ Саши, Володи и Кости за совместным ужином слушали с огромным интересом. Начал Саша:

— Из Каира мы сразу полетели в Таганрог, там всё было в порядке, никто не появлялся, не хулиганил. Переночевали, оставили Костю с ребятами на хозяйстве, для связи, оставили им два квадра, заправились под пробку и полетели напрямую в Пущино. Если до Таганрога снега мало, отдельные участки, то где-то за Харьковом сплошь снег. Вернее не снег, а как нам удалось рассмотреть, лёд. Под солнцем летом всё таяло, а потом похолодало, и везде один лёд. Летели высоко, но не видели ни следов техники, ни дыма. Может быть, слишком высоко забрались? Но всё снимали на видео, потом можно будет посмотреть. Несколько раз специально снижались для более подробного осмотра, в частности, осмотрели Воронеж. Не знаю, где там авиазавод, но сесть там, по словам Михаила, можно. Мы не стали, а полетели сразу в Пущино, правда, осмотрели ещё Тулу. Там тоже есть шахты, и там склады госрезерва, должны были быть выжившие люди. Следов не видели.

В Пущино, по градуснику, за бортом было минус десять градусов Цельсия. Хорошо, что прихватили тёплую одежду. Аэродром оказался свободен, не загромождён техникой, ВПП чистая. Пару раз Михаил прошёл над полосой, сказал, что по виду сплошной лёд, но сесть можно, длина полосы и её состояние позволяет. И взлететь тоже. И начал пытаться сесть. Садился как на льдину. Сначала просто касался колёсами полосы и опять отрывался, и так несколько раз. Говорит, что самолёт не проваливается, значит, снега нет, один лёд. Потом стал садиться и понемногу катиться по полосе, при этом готов был в любой момент подняться в воздух. И так несколько раз. И тоже всё нормально. Наконец сели, прокатились по всей полосе несколько раз туда и обратно, ничего под колёсами не проваливается, нашли себе место и встали. Утеплились, выгрузили наши два квадрика и начали разведку, как обычно, с осмотра аэродрома, в поисках горючего и посмотреть, а что тут есть. Как ни странно, горючее было. Нам в своё время, сколько заправок приходилось облазить, пока находили горючее, а тут сразу и на выбор. Техника тоже была, правда, как обычно, мёртвая. Но есть и КАМАЗы, и Зилы, и Газоны. Правда, вся без резины, она не перенесла холода.

Оставили Михаила на связи в птице, и втроём поехали на квадрах в институт. Дорога чистая, проехать можно на всём. До института добрались спокойно, а там уж командовал и смотрел Володя, мы только помогали.

— В институте с последнего раза, что мы были, всё без изменений, — начал Володя. — Лаборатории частично разграблены, вернее, побиты во время землетрясения и временного вселения выживших людей после начала катастрофы, пока там было тепло. Но найти можно всё, не в одной, так в другой лаборатории. Некоторые лаборатории вообще целые. Библиотека целая, правда, состояние книг трудно определить. Всё под инеем и снегом, стёкол нет. Компьютеры вроде стоят, но что работает, не знаю. Зашёл в хранилище, есть семена, только не стал брать, их надо перевозить в замороженном состоянии, и при разморозке сразу в питательную среду. Надо готовить портативные морозильники для перевозки образцов. Может быть, что-то и оживёт. Забрал два компьютера, свой и Галин. Надеюсь, заработают. В общем, там нужно провести не один день, да и не одному человеку, отбирая литературу, оборудование, технику и образцы. Да, и надо посмотреть, может быть, выжили какие-то культуры бактерий, ведь были и метановые бактерии, и бактерии других типов, были исследования по получению спирта путём прямой переработки целлюлозы, в том числе по получению и этанола, и бутанола, который по своим свойствам может быть прямой заменой бензина. Но я не помню всех результатов и не знаю, до какого этапа были доведены исследования. И какие бактерии использовались, и как они перенесли морозы. Я отобрал кое-какую литературу, материалы, чтобы можно было провести предварительную проработку. Но даже если это всё работает, это процесс не на один год. Просто это один из возможных путей нашего движения вперёд.

— Мы провели в этом институте два дня, — продолжил Саша, — ничего другого не смотрели, Володя только ходил по всему зданию, что-то бормотал про себя, что-то брал, что-то выкидывал. Наконец, он сказал, что всё, что можно сейчас узнать, он узнал, надо прилетать сюда на жуке и вывозить половину института. Шутка. После этого мы собрались и полетели в Таганрог за Костей с ребятами. Квадры оставили там, пригодятся ещё, нечего их возить туда-сюда, места и так нет. Да, связь работала вполне устойчиво, с Костей мы связались и сообщили о своём отлёте. Летели без всяких осложнений, пролетели над нашим домом, там всё покрыто льдом. Правильно, что мы ушли оттуда. Мы бы там не справились со всеми проблемами.

— Пока большая птица летала, — подхватил рассказ Костя, — мы разделились. Я остался на связи, Соня пошла искать заводскую библиотеку, Виктор искал ближайшую школу. Все были на ближней связи, контрольная связь через пятнадцать минут. Первым нашёл добычу Витёк, школа оказалась рядом, библиотеку он тоже нашёл, но книг и учебников много, во-первых, всё сразу и не забрать, во-вторых, грузить некуда. Я сам там не был, но по его описанию, хватит на полную загрузку жука. Он как-никак уже участвовал в перевозке библиотеки. Кроме учебников там есть и детская литература, и учебные материалы, и оборудование для учебных кабинетов. Примерно то же самое было и у Сони, как минимум на полную загрузку жука. Мы для примера взяли образцы книг и учебников, если надо, то можно перевозить постепенно, при всех дальнейших наших рейдах в этот район.

— Молодцы, — сказал я. — Всё ясно и понятно. Я так понимаю, что Володе в помощь в институте понадобится Галина

— Да, — ответил Володя.

— Ну, тогда придётся ждать. Я первый встану на пути самолёта, никуда она не полетит, пока не родит. А там уже сама пусть решает, когда можно оставить ребёнка. И на сколько. Думаю, что Игорь встанет со мною рядом. И, что бы вы ни говорили, это не обсуждается.

204
{"b":"558711","o":1}