ЛитМир - Электронная Библиотека

— А что тебя беспокоит? Или что-то не так? — спросила Истра.

— Ничего не беспокоит, — ответил я. Просто ситуация изменилась, и может быть, надо принимать какие-то новые действия, а у вас есть по этому поводу свои соображения.

— Ситуация, конечно, изменилась, но не принципиально, — вступил в разговор Умник. В работе нашего совета последний основатель принимал участие в основном как советник с учётом всего, что он знал, да и то нерегулярно. Все решения мы принимали сами. Сейчас из нас ты самый опытный и старый, не обижайся на это слово. Если нам по тридцать пять, то тебе уже под пятьдесят. Я прав?

— Да.

— Ты на этом посту не один год и знаешь всё наше хозяйство, все наши проблемы отлично. Так что я не вижу причин на изменение состава совета.

— А может, он хочет уйти? — спросил Кулак.

— Если надо, то могу и уйти, с автоматом бегать могу, да и есть места, куда ещё можно отправиться на разведку. Дело не в том, чего я хочу. Дело в том, как будет лучше.

— А если дело касается пользы, то не занимайся ерундой и самокопанием, и давай работать дальше, — закончила обсуждение Истра. Все за это?

— Да.

— Ну, так тому и быть, — продолжил Виктор. И раз у нас не совсем обычный совет, я бы хотел и провести его несколько необычно. Вернее, я бы хотел подвести промежуточный итог этих прошедших лет и с вашей помощью наметить, что будем делать дальше. Пока только озвучу свои мысли по этому поводу, если решите, что они стоят того, чтобы над ними работать, будем работать над ними дальше. Поехали.

— Василий, как я понимаю, с продуктами у нас всё в порядке?

— Да, всё в порядке. Текущих запасов хватит на два года, и есть ещё небольшой запас на длительном хранении. Как я говорил в прошлый раз, мы сумели заложить часть продуктов на длительное хранение. Это мука, крупы, консервы из птицы.

— Хранилища, насколько я помню, в бывших рабских шахтах устроили?

— Да, там на глубине температура подходящая, правда, атмосфера там тяжёлая, многие там не могут находиться, слишком сильные воспоминания связаны с этими местами, но пока здесь нет лучшего места.

— И ещё, у нас ассортимент не маловат? Витамины там, фрукты, овощи.

— Пока никто не жаловался на однообразие. Во всех столовых нет такого, чтобы одним и тем же постоянно кормили. У Цветика за этим надзор.

— Да, за этим следим строго. И регулярные медосмотры проводим, и пока не выявили никаких патологий.

— Хорошо, но это только вступление. Я понимаю так, что сейчас мы находимся на этапе завершения выживания. Мы смогли спасти всех, кто был рядом. Я уверен, что найдутся ещё люди. И в Европе, там тоже было немало шахт, и в Сибири, да и ещё много мест, где люди смогли бы выжить. Мы спасли только тех, кто был рядом. А далеко мы ещё и не забирались. Пока только осмотрели свои окрестности. Не до этого было.

Но сейчас мы создали устойчивое общество, и многие уже приняли наши принципы. Это сейчас для нас, выживших, самая главная ценность. Есть общество. Его надо укреплять. Надо, чтобы люди верили в успех всех своих усилий, надо дать им веру в будущее. Но и о трудностях забывать нельзя. Надо начинать культивировать у людей эту веру. Надо дать им что-то ещё, кроме тяжёлой и бесконечной работы.

Люди должны знать, ради чего всё это. Они, конечно, знают, чего мы хотим, но знания имеют способность теряться и забываться, если их не повторять. Ольга, это, скорее всего, к тебе. Нужно начинать писать книги о том, что было, о подвиге основателей и сотен других выживших. Ничего нельзя забывать. Пусть это будет и тяжело, но про рабство тоже нельзя забыть.

Надо помнить, чем может закончиться наша неудача. Сделать радиоспектакли по этим темам. Начинать издавать газету. Может быть, снять фильм. Или театр устроить, конечно, не только с тематикой катаклизма, а нормальный обычный театр. Единственной целью всего этого должно быть укрепление духа и веры в правоту всего происходящего.

— Я не совсем с этим согласен, — перебил Умник. Ещё классики сказали, материя первична, сознание вторично. Надо создать людям хорошие жизненные условия, и всё будет в порядке.

— Это мы уже проходили. Историю хорошо учил? Вспомни Великую Отечественную, вспомни Отечественную двенадцатого года. Не было никакого изобилия и жизненных условий. Но была вера в правоту своего дела. Была вера в свой народ, и была защита своей страны, итогом всего этого была победа. И вспомни пиндосов. Было море жратвы, было всё, но не у всех. И как их любили во всём мире? Хотя ты этого не застал. А я помню, хоть и не очень хорошо, но помню отношение людей к этому. Истра, а ты чего молчишь?

— Ты прав, Сталкер. Упустили мы этот момент, увлеклись созданием жизненных благ ремонтом железа. Но без благ нельзя. Ведь было время, когда была только идеология и больше ничего. Жрать народу было нечего, зато все учили и говорили о великой любви к своему режиму.

— А я и не призываю вас отказаться от жизненных благ. И не призываю вас уменьшить усилия и затраты на их улучшение. Если это случится, я первым буду разбираться с виновником. И мало ему не покажется. Но это не должно стать самоцелью. Нужно и о духовном думать. Но и тут нельзя перегибать палку. А то опять появятся всякие говоруны и пустобрёхи, умеющие только воздух сотрясать и лезть в первые ряды за наградой.

При любом раскладе никакой актёр, певец, скоморох не может быть лучше и выше по статусу обычного работяги. Шуты и скоморохи всегда только развлекали рабочих людей и кормились от того, что те им давали. Это должно быть также заложено в основу всего этого. Писатели, поэты, актёры должны пользоваться уважением, но не должны быть божками и идолами.

Короче, Истра, нужно начинать очень серьёзно заниматься духовным воспитанием наших людей и нацеливать их на новую идею – создание планетарной цивилизации. Что для этого нужно – будем всем миром думать и делать. Книги, газеты, журналы, фильмы. Нужно писать историю катаклизма? Будем писать историю!

А то страдают над унесёнными ветром, причём это чужой фильм. Та же "Калина красная" на мой взгляд, гораздо лучше. Нет, знать историю надо, но в первую очередь надо знать историю своего народа, какой бы она ни была грязной и кровавой и как бы тебе не нравилась. Наши предки были не глупее нас, и только идиот может считать себя самым умным и всегда правым. Критиковать могут все, а вот создавать – мало кто. Вы полюбите нас черненькими, а беленькими и пушистыми нас всякий любить будет. Вот всем этим, что я сказал, тебе, Истра, и придётся заниматься.

Это, так сказать, внутренние проблемы. Есть и внешние. Истра, опять тебя спрошу. Любая империя в истории, любое общество развивалось, если расширялись его границы. Когда это прекращалось, империя, общество загнивали и умирали. Так?

— Не совсем так, это очень упрощённый взгляд. Общество может самосовершенствоваться и без увеличения своей территории.

— Может быть и упрощённый, вполне допускаю развитие и без увеличения территории. Но что-то всегда должно увеличиваться. Территория, знания. Если этого нет, то итог один – остановка в развитии. А мы сейчас тоже встали у этого порога. Зациклились на своих уже устроенных поселениях и успокоились. И техника, и производство встало. Как научились крохам умения старого мира, так и успокоились. В каменный век не скатимся. И думаем, это хорошо.

Раньше цели ставило государство, пусть и страшные, но были цели. Пусть они были неправильные, но они для всех были своеобразными маяками. Создать атомную бомбу, победить врагов, полететь в космос, построить новую дорогу и т. д. Если есть цель, есть движение, а движение это жизнь. Пусть не для всех это подходит, но для них найдутся другие цели. Написать новую книгу, построить новую машину, возвести новый посёлок.

— А тут ты, Сталкер, совсем неправ, — дуэтом встряли в разговор Умник и Цветик. Мы много работаем и готовы к внедрению новых технологий и умений.

— Ну, молодцы, раз готовы. Только вот эта фраза – мы много работали, меня беспокоит. Кто работает, тот никогда не говорит, мы много работали. Он просто работает. Без разговоров, и показывает результат. Нет, я понимаю, что за это время много сделано. Подготовлены люди, обучены специалисты, освоены некоторые технологии. А дальше? Мы говорим, что строим новую цивилизацию. А в чём эта стройка выражается?

214
{"b":"558711","o":1}