ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вот давай на этом пока и остановимся, подумаем, что нам надо еще учесть в наших рассуждениях.

Глава 15

01.07.29

Иван, командир экспедиции, позывной Змей.

Пунктом постоянной дислокации мы выбрали всё же Чебоксары. Это место подошло просто потому, что дальше идти было уже слишком тяжело, а место было вполне подходящим и соответствовало всем нашим требованиям. Раньше это был небольшой город, тысяч на пятьсот жителей, и в этом городе было всё, что нас интересовало в первую очередь. Был аэродром, способный принять наши транспортные самолёты, была промышленность, леса, есть места для полей.

Сам город расположен на Волге, что позволяло открыть речное сообщение с Астраханью, да и с другими волжскими городами, и кроме того, это давало выход на Каму. На левом берегу располагались обширные леса, которые могли служить хорошим источником сырья для получения биотоплива.

Волга в этом месте была не очень широкой, что позволяло довольно- таки просто наладить паромную переправу на левый берег. Да и рельеф берега позволял организовать зимнюю стоянку судов. Всё остальное было не особенно важно, хотя не было лишним. Было несколько сборочных и электротехнических заводов, хороший машиностроительный комплекс, всё со времён до катаклизма. Они, конечно, превратились в руины, а если и уцелели, то представляли большую опасность, но можно было надеяться на какую-то полезную добычу в этих местах. Рядом был ещё город спутник Новочебоксарск, бывший город химиков. Может быть, и там будет что-то интересное.

В больших городах, типа Волгограда и Ульяновска, обстановка была ещё хуже, а опасность выше. Так что, определили себе местом ППД Чебоксары и успокоились. Пока только осмотрели город, самые ветхие здания обрушили, чтобы они сами не рухнули от вибрации, создаваемой проезжающим транспортом. Город располагался на нескольких холмах, разделённых оврагами.

Нашли дороги, позволяющие проехать по всему городу без мостов. Расположились мы пока на территории перед городом вблизи от Волги, на высоком берегу. Разбили свой обычный походный лагерь и назначили несколько дней отдыха для личного состава. Надо честно признать, что дорога оказалась трудной.

Вспоминая рассказы отца и деда об их походе в Эритрею из Пущино, могу сказать, что наш поход был ненамного легче, разве что не было морозов и проблем с топливом. За топливом, кстати, пришлось несколько раз отправлять наливники в Севастополь, да и там ещё добавили нам пару заправщиков. Правда, по пройденной дороге идти было легче, но ведь дорога, хотя бы в одну сторону, занимает не один час. И чем дальше мы уходили на север, тем трудностей становилось больше.

В начале пути благоприятно сказалась наша подготовка к маршруту. Вовремя проведенный ремонт мостов и налаженные переправы позволили без особых трудностей добраться до Волгограда. Дорога, конечно, была никакая, но её хотя бы успели разметить и найти объездные пути. Хотя как оценивать. Для вездеходной техники вполне проходима, да и во многих местах провели её ремонт – где тракторами заровняли, где объезд соорудили. А вот после Сызрани и Ульяновска уже был сплошной экстрим. И дело не в том, что дорога плохая.

Пошли холмы и овраги, спуски, подъёмы, и в конце почти каждого спуска речушка или ручеёк, перешагнуть можно. Но спуск, как и подъём, крутой, грунт топкий и вязкий, а тяжёлая техника не предназначена для движения по такой дороге. Полноприводные машины пройдут, место можно найти, а что делать с трейлером, груженым трактором? Вот и приходилось искать объезды, иногда далеко в сторону, или наводить временные переправы.

Запасы материалов давно кончились, приходилось искать что-то на местах, разворачивать технику, автокраны, трактора, делать дорогу, сворачивать технику, и через пару километров всё повторялось вновь. Хорошо айбайки постоянно висели в воздухе, и несколько разведгрупп шли по маршруту с большим отрывом впереди. Это позволяло немного сократить время на поиск и ремонт дороги. Да и маршрут выбрали правильно, на пути не было больших рек.

Речники прошли дорогу гораздо легче, хотя и были на пути мели и останки мостов, обрушившихся в реку, но дорогу всегда находили. Катер показал себя с самой лучшей стороны, мели и перекаты для него не значили ничего, сам видел, разгонялись на свободной воде и по мелям шли на полной скорости, только песок летел во все стороны. Водомёт – это сила.

Назвали его "Проходимец". Обрадовал Шатуна своим сообщением о великолепных данных катера, отправили ему подробный отчёт, потребовали второй катер и несколько барж, хотя бы наливных для доставки топлива по Волге. Волго-Донской канал, кстати, приказал долго жить, восстановить его вряд ли получится, а вот железнодорожный путь проложить, наверное, можно, и на платформе перевозить наши катера и баржи. Во всяком случае, об этом стоит подумать, тогда будет прямая дорога на Севастополь, по волоку на Дон, через Азовское море и в Севастополь. По карте вроде бы есть и более удобные места, позволяющие выйти с Волги на Дон, но это на Оке, туда пойдём немного позже. Пока у всех отдых. Заслужили.

Через два дня после обустройства лагеря начали проводить местную разведку. Полетали на айбайках по окрестностям. Леса здесь раньше действительно были великолепные. Сейчас ничего не осталось, но набрать древесины для переработки не представляло никаких трудностей. Надо только место подобрать, где будем строить биостанцию. А для этого надо было ножками обойти всё Заволжье.

Попытки найти паром оказались более-менее успешными. Вернее, нашли что-то типа небольшой баржи, способной вместить один грузовик. Это что-то, названое остряками "Непотопляемый", держалось на воде устойчиво и спокойно следовало за катером, выполняющим роль буксира. Вот на нём и перевезли два "УРАЛа" на левый берег Волги и отправили на разведку левобережья.

Спустили на воду и все имеющиеся средние катера. Оснащены они были хорошо, имели эхолоты, радары и были направлены на исследования Оки, Суры и Ветлуги. Два пойдут на Оку, по одному на Суру и Ветлугу. На каждом было по квадру и айбайку, так что по силам им были почти любые задачи. "Проходимец" же должен был уйти на Каму и искать дорогу на Урал. Из водного транспорта у нас оставались десять складных лодок с подвесными моторами, так что для исследования ближайших окрестностей этого должно было хватить.

Намечалась проблема с топливом. Поэтому слили с наливников всё топливо в бочки и в сопровождении ремонтной летучки отправили все цистерны в Севастополь за горючим. Не забыли обратную дорогу и сапёры, начали её ремонт и укрепление. Меняли временные переходы на более-менее капитальные, ровняли, искали новые, пригодные для движения, участки пути. Так что пока нас связывала с Севастополем сухопутная дорога.

Была для экстренных случаев и авиация, но это уже экзотика. Легкая авиация, Ан-2, использовалась для разведки окрестностей, а транспортная в основном для перевозки специалистов, для доставки врачей и больных в случаях необходимости оказания экстренной помощи. Была надежда на речников. "Проходимец" показал, что дорога есть, так что можно было ожидать, что Шатун выполнит своё обещание и закончит производство хотя бы одной баржи.

Ради речного сообщения я даже попросил Сталкера второй катер типа "Проходимец" отправить на Дон с частью второй роты спасателей и экспертами, пусть посмотрят, как и где можно устроить волок с Дона на Волгу. Наши баржи не супертанкеры и, я так думаю, их можно перетащить, как в старину волоком, или устроить пункт перегрузки, с Дона на Волгу перебросить груз посуху. Или же смириться с дорогой по Волге от Астрахани. Речная дорога была самая спокойная, а по объёму перевозимых грузов давала большую фору сухопутной. Вот только в некоторых местах надо будет немного расчистить русло от остатков плотин и рухнувших мостов.

228
{"b":"558711","o":1}