ЛитМир - Электронная Библиотека

Мы в прошлый раз долго ещё сидели с Алексеем, обсуждали проблему экономики и денег со всех сторон, много непонятного, но потом взяли время на обдумывание. А вот кстати, и он.

— Приветствую тебя Алексей. Проходи, садись. Чай будешь?

— Здравствуй, Сталкер. Буду, но попозже.

— Как хочешь. Что-нибудь можешь сказать в дополнение к нашему прошлому разговору?

— Наверное, да. Мне тут пришла в голову мысль, что прежде чем вводить деньги, надо определиться с собственностью и правами людей. Чьи это дома и машины, кому они принадлежат, кто их будет ремонтировать. А кому принадлежат продукты? И как их распределять? А кто будет платить за газ, свет, бензин и прочие удовольствия? И что будет собой представлять наше общество или государство? Что мы будем строить? Коммунизм или капитализм? Вот множество таких или подобных вопросов совсем сбивают с толку. Даже не знаю, с какого конца за них браться.

— Я тоже задумывался о таких проблемах. При этом понял, что мы с тобой не лысые и бородатые теоретики, которые учили весь мир. Нам с тобой не под силу думать и решить за всех. Вот когда будем готовы со своими идеями, устроим общее собрание, причём в режиме радиоконференции, там все эти вопросы и обсудим. А пока исходим из того, что есть. А есть у нас сложившееся общество, какие-то устоявшиеся отношения, которые всех устраивают, принятые нормы и правила поведения и распределения имущества и продуктов.

— Всё ты правильно говоришь, Сталкер, вот только есть несколько моментов, которые нам не обойти.

— И что же это за такие особые моменты?

— Самый первый из них – это вопрос собственности. Если создавать двухуровневую экономику и вводить счётные рубли, придётся настоящие рубли наполнить каким-то содержанием. На рубль что-то надо купить или получить какие-то услуги – пошить платье или костюм, купить себе особо проходимую машину и т. д.

А если эти услуги будет оказывать государство, то ничего хорошего из этого не будет, есть реальные исторические примеры. Значит, появится частник, и значит надо разрешать частную собственность. Вот тебе и один вопрос. Как её узаконить и уравнять в правах с общей собственностью, пусть мы будем называть её государственной.

— А когда появится частник, то у него будут свои цены, он будет стремиться получить прибыль, высокие цены дадут высокую прибыль, и начнётся процесс накопления капитала, и через некоторое время начнётся скупка самого разного имущества. А затем кто-то ему позавидует и начнётся передел, всё отнять у других и поделить в мою пользу. И таких моментов может возникнуть не один.

— Да, очень интересно повернул. Возникали у меня мысли по этому поводу. И вот что я могу сказать. Разделять общую, или как ты говоришь, государственную, собственность и частную нам придётся. И вводить надо будет последнюю. Без этого ничего хорошего не получится. Вот только мы их уравняем и поставим в равные условия. Продукцию они будут выпускать по одной цене. Если ты вырастил зерно, то цена его не может быть больше, чем у государства. А доход получай от снижения затрат, меньше потратишь, больше получишь. Но и на ресурсы, семена и всё прочее будет одна цена.

Хочешь быть частником – будь им. Но на таких же условиях, что и все. И государство должно относиться к тебе как к равноправному партнеру, но и ты выполняй все требования, обязательные для государства. Нанял работника – зарплату ему плати не меньше, чем установило государство, и предоставь те же условия и льготы. Если надо – построй жильё, дай транспорт и связь.

— Да ты с таким подходом не дашь развиться ни одному частнику.

— Ну почему же. Если ты талантливый механик, то ремонтируй машины и восстанавливай технику, но своими руками. Затрат у тебя будет меньше, так что прибыль можешь получить, и она вся твоя. Заработок будет выше, чем на заводе. Или создай новые машины, приспособления, которые уменьшат твои затраты. А так, чтобы предоставить тебе какие-то льготы – это неправильно. А вот когда ты будешь создавать своё производство, например – кирпичи захочешь делать, то уж тут к тебе будут совсем другие требования.

— Ну, хорошо. Создали мы частную собственность. Есть частник, пусть он, например, ресторан содержит. Другой машины ремонтирует, третий редкие овощи-фрукты выращивает, четвёртый книги пишет или картины рисует. И для всех государство установит свою цену? А кто конкретно её будет устанавливать? Вася? Петя? Маша? Это неправильно. Механизм должен быть таков, чтобы всё определялось автоматически.

— А я не знаю пока, как это можно сделать, но, думаю, потом вместе определим. А вот то, что все должны быть равны, это точно. И если ты чиновник, или какой-то особо выдающийся деятель, то с тебя спрос будет больше, чем с других. А получать тебе больше благ за это никто не позволит. Вот примерно так я представляю себе наше общество. А если я в чём-то ошибаюсь, люди меня поправят. Так что давай думать дальше, что нам надо делать.

Глава 18

20.07.29

Иван, позывной Змей.

Пока основная часть наземной экспедиции занималась "активным" отдыхом, оборудовали жилые места, автопарк и стоянку техники, порт, изучали город, речники готовились к разведывательным маршрутам, авиаторы проводили предварительно воздушную разведку. Речники вообще замахнулись по максимуму. Готовили разведку по Суре, Ветлуге, по Оке и вверх по Волге, и самый главный маршрут – на Урал.

Пока планировали дойти до Перми, а там будет видно. В планах было осмотреть Кунгурскую пещеру, у нас ещё теплилась надежда, что там могут быть выжившие люди. Поэтому авиация разделилась. Один борт обследовал районы Суры, Ветлуги и Волгу вверх по течению, изучали дорогу, присматривали, где можно поставить промежуточные опорные базы с топливом. Пока получалось только одно место – Нижний Новгород.

Другой борт работал вдоль Камы, обследовал дорогу до Перми. Маршрут предполагался через Казань – Набережные Челны – Нефтекамск – Чайковский – Пермь. Закладывали излишнее количество баз, летать там надо было много, поэтому лишний опорный пункт не повредит. Катера снаряжались вообще по максимуму, всё свободное место забивали бочками с топливом и запасами продуктов. "Проходимец" вообще превратился неизвестно в какого зверя, кроме запасов топлива он нёс на себе УАЗ, квадр, айбайк. Не забывали и про оружие и боеприпасы. Запасов топлива у нас остался самый минимум, ждали прихода заправщиков из Севастополя.

Когда авиация провела разведку до Чайковского и оборудовала промежуточные базы, "Проходимец" ушёл на маршрут. Остальные катера ушли ещё раньше, так что на базе установилось относительное спокойствие. Пока "Проходимец" двигался по реке, авиация продолжала воздушную разведку, оборудовали ВПП в Перми, даже транспортник могли принять, а затем аннушка приступила к облёту и разведке территории.

И тут от неё пришло сообщение: "Нахожусь в районе города Кунгур. Вижу обработанные поля". Пилоту тут же посоветовали поискать дома, чтобы знать, где люди. А сами стали готовить транспортник и взвод спасателей на квадрах, УАЗик для броска в Пермь. Больше там по данным разведки сесть было негде. А от Перми до Кунгура сто километров, надеялись добраться быстро. Пилот где-то через час, сообщил, что видит дома и около них суетящихся людей.

Пролетел низко, оружия у них не заметил, сбросил им вымпел, что возвращается за помощью, и предупредил, что будут ещё люди. Мы уже готовы были к вылету и сообщили, что летим в Пермь, пусть готовится нас встречать и рисует карту. Среди спасателей был один врач, взяли с собой набор лекарств, продукты.

Через четыре часа мы были в Перми, получили от пилота аннушки координаты нахождения домов, и я на айбайке полетел на встречу с выжившими. Остальные спасатели шли за нами на УАЗике и на квадрах. Подлетели к указанному пилотом месту, никого из жителей не видно, видимо, боятся. Тогда я вышел вперёд, снял с себя оружие, и один, с поднятыми пустыми руками, пошёл к поселению. На окраине мне навстречу вышел дедок высокого роста, крупный, борода лопатой, глаза настороженно поблёскивают, в руке какое-то охотничье ружьё.

231
{"b":"558711","o":1}