ЛитМир - Электронная Библиотека

Наш запас валюты значительно уменьшился, оставалось только четыре ящика водки и тридцать блоков сигарет Ява, ну, кроме, разумеется, трёх дежурных бутылок водки на всякий случай, лежащих в моём Фургоне.

Подъехав к комендатуре, мы нашли часового, он жался в вестибюле здания, на улице всё-таки было довольно холодно.

Это был уже не Андрей, а другой молодой солдат, не менее заморенный и жалкий. Показав удостоверение и поставив бойца по стойке смирно, Саша приказал:

— Быстро! Позови сюда Иван Сергеевича, скажи ему, что его ждут позавчерашние офицеры — отпускники.

Саша показал солдату, в какой машине мы будем ждать старшего прапорщика. Усевшись в мерин, завели его и включили обдув тёплым воздухом. При такой температуре на улице — в Мерсе было тепло и хорошо. Прапорщик появился не раньше, чем через полчаса. Когда он подошёл, мы вышли, поздоровались, потом вместе сели в тёплую машину. Иван Сергеевич почти, что сразу сказал:

— С поставкой автоматов ничего не получится.

Потом посмотрел на наш арсенал — лежащий в низу у передних пассажирских сидений и добавил:

— Да они, судя по всему, вам особо и не нужны и вообще сейчас с поставкой стрелкового оружия у нас начались некоторые проблемы.

Тогда Саша спросил:

— А есть в наличии, толовые шашки и гранаты?

Тут прапорщик оживился и ответил:

— Этого добра хватает, по крайней мере, толовых шашек.

Так поговорив минут десять, мы пришли к соглашению. На оставшиеся у нас четыре ящика водки и тридцать блоков сигарет. Он нам отдаёт: десять гранат Ф-1 и аж целых три ящика двухсот — граммовых толовых шашек по сто штук в каждом. В придачу к этим ящикам он даёт двадцатиметровый моток бикфордового шнура, пять электрических, пять химических взрывателей и одну взрыв машинку, а также армейский счётчик радиации.

Договорившись, мы подъехали к заднему выходу в здание, где прапорщик с Сашей быстро произвели эту бартерную операцию. После чего, мы тепло попрощались и договорились в случае чего к нему обратиться.

Потом мы поехали на базу к нашим ребятам, уже начинало немного смеркаться. Приехали к ребятам уже в пятом часу вечера. Второй КамАЗ всё ещё не загрузили — все уже устали, и работа шла медленно, тем более через каждый час, все шли отдохнуть и отогреться в бытовку. Когда мы приехали, то договорились устроить большой отдых и поздний обед — до этого они даже не перекусывали.

Отдыхали и обедали мы до половины шестого вечера, потом с новыми силами за полчаса догрузили второй КамАЗ. Бычок мы загрузили часа за два, потом уже гораздо медленней начали загружать ИСУЗУ. В подвале продуктов уже оставалось не очень много, в одни КамАЗы было загружено около двадцати тонн. По моим расчётам всё должно было спокойно войти в ИСУЗУ и мой фургон и даже, может быть, останется место.

Чтобы полностью загрузить все машины, мы пошли с Володей подбирать, какие мы возьмём автомобильные масла, запчасти и аккумуляторы. Когда мы укладывали отобранные запчасти на поддон, мой взгляд остановился на самосвалах, стоящих во дворе. Наверное, меня всё-таки внутренне мучил вопрос с отоплением, поэтому мне пришла в голову мысль. А почему бы нам не использовать эти самосвалы для перевозки угля, складированного возле местной котельной. Тем более, загрузить их можно было легко, с использованием большого погрузчика — он стоял тоже на открытой территории базы.

Проверив баки погрузчика и самосвалов, я обнаружил, что они почти пусты. Но мы оставили в резерве полную двухсот пятидесяти литровую бочку солярки, домой её не увозили, а так же, возле бытовки, стоял запас солярки для печки, там оставалось литров восемьдесят топлива. Посмотрев всё это и проверив, сколько угля, оставалось возле котельной, я на новом перекуре в бытовке рассказал свою задумку. Нас было семеро мужчин, кто мог водить автомобили и ещё Вика, которая спокойно могла ездить на моём мерине. Что раньше не раз и делала и, кстати, на нём, когда она сдавала на права, я её дополнительно обучал вождению. Игорь, Валера и Сергей водили большие машины не очень уверенно, но всё-таки в колонне могли ехать.

После небольшого обсуждения решили грузить три самосвала углём, солярки до дома должно хватить с избытком. А джип оставить здесь, всё-таки уголь для нас был важнее. На мой взгляд, угля в куче у котельной хватало с избытком, чтобы загрузить три КамАЗовских самосвала — да и разгружать у нас было куда. Если немного нарастить короб, сколоченный Валерой с Сергеем, вполне хватит места для этой партии угля.

Обговорив всё это, мы в последующий час загрузили ИСУЗУ полностью. В это время Саша и Флюр заправили горючим и завели три самосвала и погрузчик — после чего начали загружать уголь. Мы в это время грузили остатки продуктов и другие нужные нам вещи в мой фургон. Потом мы демонтировали печку, отключили бензогенератор и собрали провода и лампочки. Кстати, мы нашли на складе в боксе — целую коробку пятисотваттных ламп для уличного освещения, их мы, вместе с проводами и другой мелочью, загрузили в кабины самосвалов и бортовых КамАЗов, забив пассажирские места, полностью. Бензогенератор и печь мы положили в кузова самосвалов на свободное от угля место. В общем, мы всё закончили только к двенадцати часам ночи и сразу тронулись в путь.

Ехали как обычно колонной. На моём фургоне поехала Вика пассажиркой у неё была Катя. Игорь, как самый неопытный водитель грузовика, поехал на ИСУЗУ. Наша ночная езда закончилась без поломок и остановок, и уже в два часа ночи, мы въехали в наш посёлок.

Хотя все ужасно устали, но, чтобы не заморозить окончательно продукты, разгружать машины решили прямо сейчас и пока в подвал их не заносить, а оставить всё в сенях — позже разберёмся. Быстро перекусив и попив горячего кофе с коньяком, принялись за разгрузку машин, участие в этой работе приняли все наши женщины. Только Вику и Катю мы по переменке через час отсылали дежурить на наблюдательный пункт. Всё-таки они вместе с нами ездили в Тулу и там принимали активное участие в погрузке машин. Разгрузили всю технику мы гораздо быстрее, чем загружали.

В дом занесли только продукты, всё оборудование, одежду, запчасти, сложили в гараже. В большой комнате, или как мы её называли сенях, опять остались одни узкие проходы в столовую и в комнату ребят. Хорошо, что женщины вместе с Колей перенесли практически все овощи, которые мы привезли перед этим, в подвал. Как мне рассказала Маша:

— Мы большую часть времени, пока вы ездили в Тулу, занимались переноской овощей, особенно хорошо работали новые девушки, да и Коля — хотя рана ещё не прошла, как заведённый в одиночку носил мешки с картошкой.

Машины мы закончили разгружать к девяти часам утра, потом, попив горячего чая и кое-как умывшись, все в полубредовом состоянии разошлись по своим спальням. Дежурить осталась одна Надя, всё равно её малыш уже проснулся и не дал бы ей заснуть. Так что можно сказать, — на дежурстве у нас осталось двое — Надя и её сын, двухлетний Никита. Дойдя до кровати, я просто упал и отрубился, только вечером часов в семь встал, пообедал и опять пошёл спать.

Когда я окончательно проснулся, на улице было ещё темно, часы показывали уже шесть часов утра. Ничего же себе, проспал почти что сутки, — подумал я. В доме ещё все спали и я, наконец, без очереди пошёл в душ и мылся там, наверное, минут сорок, отмывая всю грязь, накопившуюся за эти четверо суток. Слава Богу, что всё хорошо работает и в доме тепло — хотя мы ещё ни разу не топили наши печи. Электричества пока хватало и на свет, и на обогрев дома, и на приготовление пищи. Готовили мы на электрокерамической плите «Кайзер», а чай, обычно, делали в большом электрическом самоваре и пока у нас ни разу не было перебоев с электричеством.

Ветряк работал, как «швейцарские часы», ветры дули практически постоянно, и он отдавал 70 процентов паспортной мощности генератора — двадцать киловатт. Правда, я думал, что пока ещё не совсем холодно, нужно туда залезть, провести техническое обслуживание — заменить графитовые щётки, а то в середине зимы это будет сделать проблематично. Вдруг, действительно будут дикие холода, как предсказывали в прогнозах и тогда, будет невозможно залезать на верхотуру и на ледяном ветру менять щётки. А это работа тонкая, надо делать голыми руками, опять же, надо добавить в подшипники смазки.

38
{"b":"558711","o":1}