ЛитМир - Электронная Библиотека

Магия круглых чисел начала действовать на меня, — я был больше чем уверен, что ниже рынок не упадет, и что пора начинать покупать акции. Перед самым Новым годом начал покупать ценные бумаги некоторых эмитентов, — когда цена их опускалась ниже определенной мной величины. Оставшиеся 300 тысяч евро, я оставил, на покупку квартиры дочери и продолжение строительства дачи и не сомневался, что этого вполне хватит. Тем более что стройматериалы и квартиры стремительно дешевели.

Кстати, мою дочку зовут Вика. В тот момент времени ей было 19 лет. Она страшно упрямый и независимый человек, очень увлекалась музыкой и прекрасно играла на гитаре и пианино. В свободное время даже ходила на платные занятия сольфеджо в музыкальный колледж «Красный химик».

Имелись у неё и навязчивые идеи, что формы у неё должны быть идеальными 90-60-90, а вес не более 53 килограммов, и это при росте в 176 сантиметров, который она все мечтала увеличить. Двух нижних параметров она добилась, правда верхний параметр ей никак не покорялся. Своими диетами она всех измучила, постоянно капала на мозг, что мы едим не те продукты и не ограничиваем себя в питании. Мамку — мою жену Марию прямо замучила, заставляла придерживаться диет и заниматься зарядкой.

Моя жена Маша — страшно добрый и душевный человек, с обостренным чувством справедливости, она себя очень неуютно и потерянно чувствовала в том жестоком и бестолковом старом мире. Поэтому стремилась к самоизоляции и сведению к минимуму всех отношений с внешним миром. Ей нужен был только, наш маленький мирок, где её знали и любили, в этот мирок были ещё допущены только близкие родственники.

Маше исполнилось в 2008 году 39 лет, по специальности она была агроном, по призванию, домохозяйка и Мамочка. Больше всех расстраивалась при продаже старой дачи как раз Маша, у неё там были насаждения различных лекарственных трав и все это в виде живописных лужаек, в окружении полудиких кустарников и плодовых деревьев. На участке произрастали даже такие дикие ягоды, как черника, клюква, в одном месте росли даже лесные грибы.

После продажи дачи и получения денег мои девчонки меня просто изводили тем, что нужно покупать квартиру Вике. Что до учебы она добирается больше чем за полтора часа в переполненном народом транспорте, что, наконец, ей надо устраивать личную жизнь, а постоянно жить с нами она не может.

Я прекрасно все это осознавал и сам, поэтому 20 января не став ждать дальнейшего падения цен на недвижимость, купил Вике однокомнатную квартиру на Мичуринском проспекте. Квартира была под чистовую отделку, в наличии было только отопление, то есть, для проживания нужно было делать всё: и пол, и электрику и установку сантехники.

Вся эта работа, меня ничуть не пугала, средства были, строители были. Они от нетерпения, чуть ли не стучали копытами, мечтая поскорее начать работать и получать хорошие деньги. По крайней мере, еженедельно одолевали меня, телефонными звонками. Я их заранее предупреждал, — что после Нового года, предстоит работа по ремонту квартиры.

Рустам, работающий на сортировке металлолома, про меня тоже не забывал, уже два раза приходилось вывозить набранные им металлоизделия. Валера с Сергеем, находились тоже тут под боком, они как раз заканчивали отделку жилых помещений над гаражом.

В общем, с февраля ребята приступили к ремонту Викиной квартиры все, кроме Рустама, которого я, можно сказать, специально не вызывал — меня устраивало, что он работал на металбазе и подбирал нужные мне железки.

На Бирже я ввел на инвестиционный счет 13 миллионов рублей и на все деньги купил 1 миллион акций Сбербанка. Мне казалось, что они совершенно не оправданно упали и имеют самый большой потенциал роста. Одним словом, я решил стать инвестором и полгода даже не заглядывать в монитор, сосредоточившись только на ремонте квартиры и строительстве дома.

Где то после 8 марта позвонил Рустам и пригласил приехать, привезли какие-то интересные металлоконструкции. Я приехал посмотреть — это оказались корпусные части от списанного башенного крана (четырёхугольники со сторонами по два метра и длинной по 5 метров). Посмотрев их и особо не заинтересовавшись, я пошел по территории базы, высматривая какие ни будь полезные железки. Дойдя до кучи, где складировались изделия из разных сплавов и цветных металлов, начал рассматривать пропеллер от самолета — почему-то он меня заинтересовал. И тут у меня в голове что-то щелкнуло, я представил себе колонну, собранную из звеньев башенного крана, наверху этот пропеллер, соединенный с генератором, и все это вырабатывает дармовую электроэнергию.

Наверное, сработало подсознание, озабоченное — дороговизной и проблемами с подачей электричества с деревенского трансформатора. А также к происходящим с завидным постоянством авариям на деревенской линии — добавлялись, скачки напряжения и несоблюдение частотной характеристики, подачи тока. К такой линии страшно было подключать сложные и нежные электронные приборы, например, компьютер, а от его бесперебойной работы зависела вся моя деятельность на бирже. Бесперебойная связь и получение информации — это был мой хлеб, я за счет этого жил и вроде бы неплохо.

Найдя Рустама, ему сказал:

— Передай вашему «боссу», что брать буду четыре «сегмента» крана и самолетный пропеллер.

Кроме этого ещё попросил его:

— Дорогой! Нужно ещё поискать вал, которым этот пропеллер был соединен с двигателем самолета.

А сам направился на дачу за ГАЗелью, заодно узнать, работает ли сейчас там кран.

Приехав в наш посёлок, увидел, что кран работает — кран был марки «КАТО». Поговорив с крановщиком, — выяснил, что кран сможет поднять мой груз на высоту до 30 метров, так же договорился о выгрузке привозимых сегментов. С крановщиком у меня вообще были очень хорошие отношения, я его постоянно подкармливал левым заработком — это он разгружал и укладывал плиты перекрытия на гараж и подвал.

С прорабом стройки у меня были тоже очень неплохие отношения, ему так же что-то перепадало от использования мною экскаватора и крана. И вообще, он часто приходил ко мне, когда я оставался на ночь на даче, пропустить стаканчик другой — ну, и поговорить, естественно. Все-таки я тоже бывший строитель и говорили мы с ним на одном языке — иногда, правда, и нецензурно.

В течение пяти дней, я вывез все четыре сегмента крана, а так- же пропеллер и валы на дачу (Рустам откопал целых два вала с редукторами, они были по одному метру длинны).

После эпопеи с вывозом деталей для будущего ветряка, заехал к знакомому военному — барыге, старшему прапорщику Михалычу. Он был кладовщиком на весьма интересных, с моей точки зрения, военных складах. Чего там только не было, в основном, конечно, инженерная техника и запчасти к ней.

Переговорив с ним, я за 20 тысяч рублей выкупил дизельный генератор мощностью в 30 киловатт, с ЗИП-ом и кучей расходных материалов, в основном с графитовыми щетками. Правда Михалыч предупредил, что хотя дизельный генератор практически новый, но сам двигатель сломан и годится только на списание и металлолом. Сбоку движок был чем-то примят, наверное, вояки на него что-то уронили тяжёлое. Но мне было всё равно, какое состояние двигателя, главное, это электрогенератор, а он был в отличном состоянии.

Но под бракованный движок я вытребовал у Михалыча: по пять пар, ватных штанов, валенок и теплых варежек. Расстались мы довольные друг другом. Он, что втюрил мне списанный агрегат — я, что получил основной элемент для будущей моей электростанции.

Я, конечно, понимал, что самостоятельная постройка, без проектирования специалистами, это верх самонадеянности и глупости, и всё может закончиться пшиком и полным провалом. Но, как говорится, у богатых свои причуды, а я сейчас чувствовал себя весьма богатым человеком. Что мне выбросить на ветер лишние деньги — какие-то 200–300 тысяч рублей. На бирже начался хороший рост, и мой счет ежедневно увеличивался на 200 тысяч рублей.

Несмотря на это, моя жена продолжала экономить — обегая ежедневно несколько магазинов, чтобы сэкономить десять рублей и постоянно попрекая меня и дочь, о потраченной лишней копейке. И мои призывы перестать заниматься этой мелочной экономией — полностью игнорировались.

4
{"b":"558711","o":1}