ЛитМир - Электронная Библиотека

Утром подъём был в восемь часов, снег так и продолжал идти, температура была -29 градуса, и на улице весьма ощутимо пробирал морозец. Но делать было нечего, надеяться на потепление было нереально, и мы отправили Колю и Флюра приносить лыжи. А сами, соблюдая получасовую очерёдность, опять парами, начали чистить снег, которого со вчерашнего вечера навалило на дорожки сантиметров пятнадцать. Коля с Флюром принесли лыжи, и мы уже вшестером покатили на них, собирать по посёлку необходимые нам материалы.

Чтобы проверить больше участков, мы разделились на три партии по два человека, при этом договорились, — через каждый час приезжать в дом греться. Сегодняшнюю дежурную — Риту я предупредил:

— Присматривай за каждой группой и в случае чего, тут же зови на помощь.

Валера с Максимом остались мастерить сани, из привезённых дюралевых панелей. Они собирались, нагрев паяльной лампой, загнуть концы этих панелей и поперечными планками скрепить получившихся лыжи. Пока ребята делали эти сани, мы решили возить найденные материалы на дюралевой лодке волоком, как бурлаки, для чего к её носу привязали несколько длинных верёвок.

Мы с Володей направились в его дом, где нашли ещё две пары лыж. Из деревянных стройматериалов у него в доме уже ничего не осталось — мы раньше уже всё забрали, Имелось только семь шестиметровых металлических швеллера. Они лежали вплотную к стене дома — поэтому их ещё не засыпало, этому мешал выступающий козырёк крыши.

Я подумал, что их вполне можно распилить и использовать, как поперечные перекладины. Они выдержат любой вес выпавшего снега, а распилить их болгаркой не очень долго и трудно. Тем более приносить ничего было не нужно, в доме у Володи, ещё оставался бензогенератор, да и болгарка тоже была. К тому же, нести всё это железо было совсем недалеко. Кроме них там было штук тридцать металлических уголков. Как сказал Володя:

— Вот видишь Толь, как получилось! Как говорится, мы предполагаем, а Бог располагает. Из этих материалов я хотел сварить большой парник. Но вот, как вышло! Хорошо ещё стёкол не завёз — не так обидно.

Увидев уголки, я сразу начал думать, куда их приспособить и вспомнил свой план по созданию — маленькой железной дороги. Чтобы без проблем перевозить тяжёлые фляги с нечистотами к большому подвалу. А эти железные уголки мне почему-то представились рельсами этой дороги.

Эти мысли меня постоянно преследовали. Если обстановка сложится такая же, как было написано в самом апокалипсическом интернетовском прогнозе и температура опустится ниже ста градусов по Цельсию. То тащить тяжёлые фляги вручную, будет весьма проблематично, а по такой дороге они будут двигаться совершенно легко. Надо было только сделать тележку — типа дрезины и подобрать колёса для неё.

Забирать этот металл лучше было сегодня, снег уже лежал на крайних уголках этой металлической кучи и при таком снегопаде, на следующий день, все равно засыпал бы всё железо. А откапывать его — это дополнительная работа на морозе, которую совершенно не хотелось делать при такой температуре. Поэтому, пока я относил найденные лыжи и приносил пятилитровую пластиковую бутылку с бензином — Володя приготовил генератор и болгарку.

Но пилить мы сразу не стали, решили сначала отнести все уголки ко мне в гараж, чтобы здесь они не мешались. Возили мы их по пять уголков за раз, передвигаться по наезженной лыжне, было уже не так трудно. Поэтому, мы справились довольно быстро, за все время только один раз отогревались в доме.

Там, в сенях, Валера всё ещё мастерил большие сани. Остальные ребята за это время привезли только одну лодку-сани с досками и Саша, как главный в этой бригаде сказал:

— Досок и бруса в дальних домах и сараях посёлка осталось не очень много. Чтобы добыть достаточное количество материала, наверное, придётся ломать заборы.

Валера заметил:

— А что! Это хорошая идея, только заборы надо ломать пролётами и их сразу будем укладывать, как крышу на наши проходы. Сверху набьём ещё железных листов и всё — крыша готова.

Потом улыбнулся и добавил:

— Лёгким движением наших рук, проходы превращаются, превращаются в тоннели.

У меня в сарае ещё оставалось листов пятьдесят железа. Вышедшим девушкам, которые просто набивались на работу, я поручил, иронично заметив:

— Ну что сами напросились! Тогда разбирайте оставшиеся лыжи и идите снимать заборные пролёты на нашем и Володином участках. Как раз осталось четыре пары незадействованных лыж.

Поговорив и отогревшись, мы с Володей опять пошли к его дому, теперь уже резать швеллер. Замена двух обрезных дисков у нас заняла едва ли не больше времени, чем сама резка. Отнеся в гараж по одному куску, мы снова пошли греться в дом, вернее в сени. Там Валера и Максим, всё ещё делали сани, они уже выгнули концы дюралевых панелей и теперь закрепляли поперечные планки.

Отогревшись, мы пошли продолжать носить наши железки. Потом надо было насверлить в них отверстия, чтобы можно было их крепить к стойкам и на них уже укладывать пролёты от заборов.

Два таких, ребята уже принесли, и три, сняли девушки с моего забора. Все пролеты были длинной три метра.

За обедом мы пришли к окончательному мнению, — что нам не хватит материала на стойки. Поэтому договорились, что четверо самых молодых и здоровых пойдут в лес, пилить подходящие деревья и нарезать из них стойки — остатки пригодятся на дрова. Остальные продолжат ломать заборы и собирать подходящие стройматериалы.

Темнеть стало очень рано — поэтому мы и другая, «лесная», бригада закончили к четырём часам дня. Вся работа после обеда продлилась всего полтора часа, мы успели отпилить и принести только семь пролётов заборов. «Лесная» бригада принесла десять стоек, правда они сказали, что напилили деревьев гораздо больше.

Женщины, не участвующие в добыче материалов, всё время, по очереди, чистили снег с дорожек. Высота сугробов по бокам уже достигал роста среднего человека. Наши дамы начали жаловаться, что стало очень тяжело закидывать снег наверх. Я им пообещал:

— Девчонки! Уже завтра мы начнём делать крышу над дорожками, и вы будете вспоминать, как кошмарный сон, эту работу. Надеюсь, что нам уже не придётся чистить снег.

Отдыхали после ужина опять традиционно, Мы вчетвером, засели за карты, все остальные ушли наверх и там смотрели фильмы в перерывах — болтали. Максим, выпросив ноутбук, ушёл к себе в комнату, играть в компьютерные игры.

Играя в карты, мы договорились, — что в связи с наступлением таких коротких световых дней, надо вставать, когда ещё темно, завтракать и, как только начнёт светлеть, выходить на работу. А вечером, несмотря на темноту, продолжать работать при свете прожекторов. Сегодня начало светать в десять часов утра, а в четыре часа дня стало темнеть. Значит, завтра, нужно вставать в девять часов, а к десяти часам утра требуется уже быть готовым выходить на работу.

Большие сани Валера уже сделал — сейчас они стояли в сенях, чтобы при положительной температуре, клей лучше схватился. Завтра мы их собирались испытать, в лодке всё-таки было не очень удобно перевозить длинные предметы.

На следующий день, температура была минус тридцать градусов. Все оделись потеплее и, как вчера, разбившись на две бригады, вышли работать. Сашина бригада опять направилась в лес, пилить стойки — захватив с собой лодку для их транспортировки.

Вторая бригада, взяв сани, направилась в дальний конец посёлка. Там был очень неплохой сарай, сделанный из шестиметровой доски, а сверху он был покрыт длинными листами профильного оцинкованного железа. Мы решили разобрать этот сарай, получалось быстрее, чем искать под снегом — не унесённые нами ранее стройматериалы.

Валера и Коля остались устанавливать уже заготовленные стойки. Им вызвались помогать все наши молодые девушки. Стойки решили ставить, вырубая лопатой выемки в сугробах, наваленных по бокам дорожек. Сверху эти стойки были соединены между собой брусом и каждое третье соединение, усилено металлическим швеллером. Потом на это укладывался пролёт от забора и сверху прибивался металлический лист. Как рассказывал девушкам о возводимой конструкции Валера:

48
{"b":"558711","o":1}