ЛитМир - Электронная Библиотека

— Батя! Что касается больших машин, я конечно точно не знаю — надо экспериментировать. А вот маленький автопогрузчик точно доедет, он не очень тяжёлый. Тащить его на санях, может выйти ещё дольше. Большая проблема будет с его погрузкой и выгрузкой. Всё равно для этого придётся тащить к барже доски, чтобы там делать площадку. Выезд на улицу из ангара, по любому придётся застилать досками. Потому что, отсюда в горку, снегоходы не вытянут погрузчик — им бы самим выехать.

Идею, насчёт выкладывания досками выезда из ангара все одобрили. А вот удастся ли тяжёлой машине проехать по доскам до баржи, многие сомневались — но решили попробовать. Договорились, что первым пойдёт погрузчик, потом компрессор, смонтированный на Бычке, а уже потом Урал с кунгом. Кунг на Урале был, конечно, меньше КамАЗовскрго, но машина всё равно была очень тяжёлая. Он стоял в том же ангаре, куда мы прокопали выезд. Поэтому было решено вывозить его, а не откапывать новый выезд из другого ангара.

После обеда мы выровняли наклонный ход из ангара, сделав его под углом в 30 градусов, и принялись заготавливать щиты из половой доски, сбивая их, по пять штук. По-видимому, весь этот материал был заготовлен для ремонта здания. Действительно полы тут были в кошмарном состоянии, особенно на первом этаже. Сбив тридцать щитов, мы закончили работу, и пошли спать, решив завтра начать транспортировку техники. Кстати, мы на каждый щит с одного бока прибивали по две дверные ручки, чтобы их было удобно переносить и вытаскивать из снега.

Утром в восемь часов, вышли заводить технику. Это было очень непросто. Все штатные аккумуляторы были разморожены и в лучшем случае были вздутые. Как правило, стенки были порваны внутренним льдом. Хорошо, на этом предприятии был запас сухих аккумуляторов, которые мы вчера вечером заправили и поставили на ночь, на зарядку. Кроме этого в автомобильном ангаре был электрический пускач, для гарантированного запуске автомобиля при сильных заморозках. Как раз сейчас был такой случай. И мы, залив в баки топлива, поменяв моторное масло, а также другие технические жидкости, с помощью пускача, где-то к одиннадцати часам дня смогли завести намеченную нами технику.

Пока Николай с Сашей запускали машины. Мы вчетвером выкладывали из заготовленных щитов дорогу наверх и дальше — пока не использовали их все. По мере продвижения колонны, мы хотели грузить освободившиеся щиты на сани и снегоходами вывозить их вперёд, где и укладывать в эту своеобразную дорогу. К имеющимся щитам нами утром было сколочено ещё десять штук, их мы тоже уложили в тело дороги.

После прогрева двигателя, первым на эту импровизированную дорогу выехал Николай, на автопогрузчике. Он благополучно доехал до конца выложенного полотна. Под погрузчиком доски не очень глубоко вдавились в снег. Следом на Бычке с компрессорной установкой, выехал я, и тоже благополучно доехал до погрузчика. Потом поехал Саша на Урале с кунгом. Но на самом начале подъема, Урал утопил в снег подложенные щиты и сполз с них в снег. Мы еле вытащили его обратно в ангар, для этого пришлось заводить ещё один Урал.

Больше решили не экспериментировать и тяжёлые машины даже не пытаться перегонять. Вместо них завели ещё один маленький погрузчик, перегрузили на него генератор, восстановили дорогу и Саша вывел его на улицу к остальной технике. Потом все вместе разобрали пройденную дорогу и уложили эти освободившиеся щиты перед нашей колонной, после чего закрыли ворота ангара.

Эти три километра мы, конечно, измучились, перекладывая щиты, но до начала темноты всё-таки добрались до баржи. После чего решили устроить отдых и сегодня уже ничего не делать. В каюте — дружным напором, вынудили Володю достать из запасов: две бутылки водки, консервированную ветчину и маслины. Чтобы было чем закусить кроме курятины. Просидели за разговорами довольно долго, потом заставили Володю достать ещё одну бутылку. После её распития все успокоились и улеглись спать.

Утром, мы втроём — Флюр Саша и я, захватив фонари, направились в трюм, выбирать место, где будем взрывать борт. Выбрали то место, где уголь, соприкасаясь с бортом, образовывал относительно ровную площадку. Кинув удлинитель от бензогенератора в это место, и осветив его, высверлили несколько отверстий, потом металлическим клином и кувалдой расширили их, чтобы туда проходила толовая шашка. После чего Флюр, выгнав нас с Сашей наверх начал устанавливать взрывчатку, через некоторое время он крикнул:

— Атас! Всё готово. Прячьтесь, кто успеет — кто не успеет, я не виноват.

Мы, подозвав остальных ребят, спрятались за рубку. До этого они были заняты хозяйственными работами — выкачивали в канистры дизтопливо из баков баржи. Через некоторое время появился Флюр, разматывая тонкий кабель, дойдя до нас, присоединил к кабелю взрывмашинку, несколько раз крутанул ручку и нажал кнопку, раздался не очень громкий взрыв.

Мы все вместе, подсвечивая фонарями, бросились в трюм, посмотреть на результаты взрыва. В корпусе баржи была проделана довольно большая дыра, метра три в диаметре и через неё в трюм попало довольно много снега. По-видимому, снаружи над нею был большой снежный сугроб. Флюр усмехаясь, заметил:

— Ну что снегокопы, я бы даже нас назвал снежные кроты. Вот вам ещё одна привычная работа, по прокладке в снегу глубокого въезда. Получите и распишитесь!

Сойдя с баржи, я довольно легко определил место пробоины в борту — там снег немного вздыбился. Мы, взяв лопаты, начали отрывать котлован рядом с бортом — работа действительно стала уже привычной. Этот новый въезд мы рыли до позднего вечера, с небольшими перерывами на обед и обогрев. Дошли до пробоины и начали рыть наклонный въезд.

Закончили работу в одиннадцатом часу вечера, быстро поужинали и еле живые разбрелись по своим койкам. Например, у меня все кости, от непрерывного копания ломало. В пояснице засела какая-то ноющая боль, которая даже сильно уставшему организму, мешала уснуть.

Встали все позже, чем обычно, только в начале десяти часов утра, с завтраком копались тоже долго. Видя всё это, Саша предложил:

— Да! Херовые из вас снегокопы Пора сегодня устроить день отдыха. Вы отдыхайте и занимайтесь хозяйственными делами, а мы с Флюром съездим в город на разведку, осмотримся и проверим несколько магазинов. Мне надо раздобыть памперксы и другие средства гигиены, для бедующего потомства.

Я поддержал это предложение, но сказал:

— Саш! Я вас одних не отпущу. Тоже поеду и в случае чего буду вас страховать.

Остальные тоже были не против этой поездки. Ещё бы, подгузники и памперксы для младенцев — это было святое. Вполне вероятно, мародёры их не растащили.

В одиннадцать часов дня, мы в обычном порядке, двумя снегоходами с одними санями на прицепе выехали в город и поехали сразу в сторону вокзала. Там на площади было много магазинов. Я думал, что, скорее всего в первые недели после катастрофы, власти вряд ли дали возможность мародерам их разграбить. А потом уже всех интересовали только продукты и топливо.

Местонахождение вокзала мы определили по столбам с обрывками проводов для электропоездов и виднеющемуся пешеходному мосту через железнодорожные рельсы. На бывшей привокзальной площади, стояло большое здание. Через уже разбитое окно мы проникли в помещение. Это действительно был магазин.

На первом этаже продуктовый, но он был полностью пуст, стояли только кассы, пустые полки и холодильники. На втором этаже, куда мы влезли, были промышленные товары, их мародеры особо не трогали.

Мы прошли по трём большим торговым залам. В одном была одежда и другие изделия из ткани. Там взяли несколько подушек, полотенец и комплектов постельного белья. Одеяла, которые нам были нужны, уже все растащили. Так же мы нашли отдел детской одежды и обуви, там было специально выделенные полки с памперсами и подгузниками и другими товарами для новорождённых, Саша всё это начал сносить в сани.

Мы с Флюром направились в другой отдел, там были различные промышленные товары и средства гигиены. Я набрал полный пакет бритв «Жилетт» и лезвий к ним. Одеколоны и лосьоны тоже все растащили. Флюр набрал два пакета мыла, захватив ещё упаковку со стиральным порошком, мы тоже унесли всё это в сани. Потом Флюр отнёс в сани четыре пакета набитых детскими книжками и игрушками. Для женщин в неприметной тумбочке я нашёл штук двадцать французских духов, нескольких наименований.

60
{"b":"558711","o":1}