ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда мы приехали, Володя уже вовсю работал, в мастерских этого предприятия. Производственный цех был пристроен с торца административного здания. Володя, закрепив в зажиме станка одно звено от трака, обтачивал его на абразивном круге. Просто контролируя глубину обточки. Его ноги обдувала тепловая пушка, установленная неподалёку. Нам он очень обрадовался, сказал:

— Слава Богу, что вы приехали! Одному здесь очень тоскливо и даже страшно, если вспомнить, сколько трупов лежит неподалёку. Ночью я еле уснул, даже пришлось принять двести грамм водки.

Я его успокоил сказав:

— Вован! Я тебя не узнаю! Ты же в жизни пофигист и никогда ничего не боялся. Ну ладно не волнуйся, скоро сюда приедет Николя с чертежами. Тогда тосковать и пить водку нам уже будет некогда. Ты будешь так уставать — что дойдя до кровати, будешь тут же отрубаться. Потому что генерал-мороз не ждёт и нам нужно в ближайшие десять дней заканчивать все дела на улице. Температура скоро будет ниже -40 градусов, а при ней не то, что работать, просто появиться на улице будет холодно.

Переговорив, таким образом, мы с Флюром перенесли из саней привезённые звенья от гусениц и начали тоже их обтачивать. В станочном парке этого цеха, было ещё два таких станка. Мощности бензогенератора хватило на то, чтобы включить ещё одну тепловую пушку. Так мы работали втроём до трёх часов дня, потом пошли пообедать. После чего, мы помогли загрузить сани, и Флюр поехал домой. А мы пошли продолжать трудиться. Так мы проработали до девяти часов вечера, потом замерзшие и измученные, доплелись до кунга, попили горячий чай с бутербродами, заправили печку дизтопливом и уже в полубессознательном состоянии, как я и говорил, отрубились на своих койках.

На следующее утро мы, не смотря на вчерашнюю усталость, были бодрые и отдохнувшие. Переделав всю хозяйственную работу, которую не сделали вчера, и плотно позавтракав в девять часов утра, мы пошли опять на работы в мастерские, где и работали, до самого приезда Флюра и Николая. После их приезда помогли перенести привезённые детали от гусениц в мастерские и потом вместе пошли обедать.

После обеда Николай, разложив на столе чертежи и компьютерные распечатки, разъяснил нам всю идею установки гусениц на грузовик. А также задачу каждого из нас по изготовлению деталей гусеничного движителя. Мы с Флюром должны были продолжать точить звенья трака. Володя и Николай, как более опытные станочники, будут делать наиболее сложные детали будущих гусениц.

После этого мини совещания, началась изматывающая потогонная работа, наперегонки с наступающими холодами. В течение шести дней мы, не разгибаясь, до девяти вечера изготавливали нужные детали. За это время Флюр три раза отвозил уже готовые комплектующие и привозил остатки разобранных гусениц, а также продукты и топливо.

Наконец десятого сентября мы всё закончили и начали эвакуацию. Температура уже твёрдо опустилась ниже двадцати пяти градусов мороза. Поэтому решили в санях ни кого не возить, тем более нужно было вывезти ещё довольно много изготовленных деталей гусениц. Первым, Флюр вывез Николая, на следующий день с утра Володю, а после обеда меня и остатки изготовленных деталей. Топливо и всё жизнеобеспечивающее оборудование мы оставили на месте, вдруг оно нам здесь ещё пригодится.

Приехав домой, мы два дня отдыхали. Отмывались в горячем душе, отсыпались и интеллектуально развлекались — играя в преферанс. Больше ничего не делали, от хозяйственных работ нас освободили.

Потом, хотя температура постоянно понижалась, продолжали заниматься установкой на грузовик изготовленных деталей. В нашем импровизированном гараже при включенной печке и работающей тепловой пушке, температура редко опускалась ниже —8 градусов. Этим мы занимались до 20 октября и всё-таки смонтировали всё необходимое оборудование для превращения нашего грузовика в гусеничный снегоход. Оставалось изготовить сами траки гусениц и одеть их на ИСУЗИ. Мы установили и лыжи на передние колёса, изготовив их из досок для сноуборда.

После двадцатого октября температура опустилась уже ниже минус тридцати пяти градусов, и мы прекратили все работы на улице. Работы по изготовлению траков для гусениц мы начали проводить в доме в сенях. Первоначально собрали модифицированные траки от БМД и перенесли их в гараж. Потом начали изготавливать, полностью разработанные Николаем и Володей траки исключительно из дюралевых профилей, резиновых накладок на отвалы снегоуборочной техники и деталей, изготовленных нами в Серпухове.

В сенях у нас образовался целый производственный цех, и практически там проводило время всё наше мужское население. Гибкое крепление дюралевых профилей требовало много кропотливой работы, через один профиль, мы прокладывали резиновую полосу, чтобы она выступала сантиметра на три за внешнюю поверхность трака, получался хороший грунтозацеп. Их мы жёстко, болтами стягивали между двух профилей, получалось как бы единое звено. Металлическими кольцами, нарезанными из толстых пружин, скрепляли соседние звенья, чтобы они могли свободно двигаться. Потом Коля их, аккуратно сваривая, превращал в кольца. И все это, для придания большей крепости и эластичности, стягивало вместе четыре металлических тросика, пропущенных в имеющиеся на каждом профиле отверстия.

По мнению наших экспертов, такая конструкция должна была удержать ИСУЗИ с грузом в три тонны, даже на рыхлом снегу, не давая ему закопаться в снег. Что касается гусениц изготовленных на основе траков от БМД — то там грузоподъемность нашего грузовика снижалась на пятьсот килограмм. Все эти расчеты на компьютере делал Володя при участии Гали и Кати.

Этим проектом и еще текущими хозяйственными делами мы занимались до самого Нового года. Кроме этого у нас начались неприятности. Практически все начали болеть, то простуда, то обострения старых болезней. У многих портилась кожа, появлялись фурункулы. Игорь сделал вывод: что, скорее всего это всё от нехватки Солнечного света и от однообразного питания. Как-то вечером он сказал:

— Заявляю официально как врач. Нужно когда потеплеет, обязательно съездить в Пущинскую больницу и привезти оттуда, ультрафиолетовые и инфракрасные облучающие лампы. И обязать каждого по двадцать минут в день проходить облучение ими.

Для улучшения питания, мы решили на Новый год, забить одного поросёнка, тем более он уже превратился в сто пятидесяти килограммового хряка. К тому же заготовленный для свиней корм уже кончался.

После отказа канализации в конце ноября, мы перешли полностью на зимний режим существования, с ежедневным выносом отходов и ограничениями в принятии душа.

Перед Новым годом температура на улице установилась в -81 градус. На праздник мы приготовили искусственную елку, её захватила Таня в Серпухове в подчищенном нами универмаге. Там же она набрала и ёлочных игрушек.

Со свежей свининой, у нас на Новый год, опять был накрыт великолепный стол, и мы опять праздновали всю ночь. Устроив целый карнавал из песен и плясок. А также в перерывах между нашим творчеством устраивая просмотры видеоклипов и юмористических видеодисков.

Глава 7

После празднования Нового года, в нашей жизни опять наступили, серые, монотонные, зимние будни — борьбы с холодом, После 15 января и до 17 февраля, температура на улице, установилась ниже ста градусов мороза. Под снегом, в наших туннелях, она иногда опускалась до -77 градусов. Нам опять пришлось ужимать своё жизненное пространство. Освободив и заблокировав третий этаж, а так же комнату ребят на первом. Температуру в Сенях, удавалось поддерживать не выше десяти градусов. Не смотря на это, мы там до марта, ежедневно ковырялись, с изготовлением самодельных траков для гусениц нашего вездехода. Их мы закончили только в середине апреля.

Ещё чем запомнилась эта зима и весна это тем, что у большинства из нас продолжались возникать различные болезни. В некоторые дни наш дом напоминал инфекционное отделение больницы, где полностью царствовал, наш доктор Игорь, который, правда, тоже иногда болел. Тогда белый халат одевала его жена Надя и устраивала ежедневный обход всех больных, давая им лекарства и делая уколы. Не обошлось и без трагедии в нашей коммуне. От болезней, обессилила и умерла наша самая юная и слабенькая девочка Даша — дочь Николая и Ирины. После этого Игорь, очень беспокоился за состояние Иры. Её организм, после этого трагического события, практически перестал бороться с болезнями. Но слава Богу, благодаря нашей заботе, особенно её сына Максима и мужа Николая, а также применению лекарства, вывезенного из лаборатории Гали, удалось вывести её из этого состояния. Не болели простудными заболеваниями, только Саша, Флюр и Вика с маленьким Ванечкой, но ребята всё равно иногда страдали фурункулёзом.

66
{"b":"558711","o":1}