ЛитМир - Электронная Библиотека

В апреле, когда температура начала подыматься выше минус тридцати градусов, мы занялись установкой гусениц на грузовик ИСУЗУ. Решили устанавливать, произведённые нами траки. Провозились с этой работой больше недели.

После того, как их установили и завели машину, буквально все, кроме Вики оставшейся дома с маленькими детьми, вышли к месту её стоянки. И буквально, чуть ли не начали прыгать, когда Николай на ней, медленно выехал из подснежного гаража. После чего сделал большой круг, объезжая весь посёлок.

Я на лыжах, поехал посмотреть на сколько, получившийся вездеход, продавливает снег. Оказалось меньше чем я на лыжах. Когда Коля подъехал к ожидавшей его толпе, его улыбка говорила лучше любых слов. Вездеход хоть и смотрелся смешно, из-за выступающих траков гусениц, но, по словам Коли:

— Класс! Я даже и не ожидал. Машина ведёт себя на снегу, лучше всяких похвал. Единственный минус, который я заметил, — это очень большой радиус поворота. Но по сравнению с тем, сколько можно привезти груза на нём, это терпимо — везде раскинулась, прямая заснеженная равнина.

Это событие было решено, хорошо отметить, женщины приготовили последнюю оставшуюся свинину, Володя расщедрился на несколько банок рыбных консервов, включая красную икру и четыре бутылки водки на всех. К сожалению, все вина у нас закончились. Осталось только несколько бутылок шампанского, но это только на Новый год. Мы славно посидели в этот вечер, как в старые добрые времена, попели разные песни и даже потанцевали.

Тогда же договорились, что завтра опять устроим день отдыха. Целый день будем играть в карты, смотреть телевизор, читать книги и никакой работы делать не будем — кроме дежурного конечно. А с послезавтрашнего дня, опять начинаем проводить экспедиции в Серпухов. Сначала попробуем привезти погрузчик и попробуем им рыть снег. Следующим рейсом, нужно будет привезти, дизельную электростанцию, а уже потом, можно будет начать возить уголь.

Весь следующий день, мы действительно играли в карты. Правда, из столовой нас отправили в комнату Николая, чтобы мы не мешали остальным, устраивать просмотры фильмов. Даже Вика, оставив Ваню спать, уходила в столовую поболтать и посмотреть кино. Он был на редкость спокойным, не скандальным ребёнком, с хорошим аппетитом, Вика говорила, — что он очень «прожорлив». За всё время после рождения, он в отличие от нас не болел и был очень подвижен. Правда Вику мы кормили самыми лучшими продуктами и кроме того Маша ежедневно ей давала, выращиваемую в горшках различную зелень и лук.

Играя в карты, мы обсуждали, кто завтра поедет в Серпухов — договорились, что поедут трое Саша, Николай и я. Снегоход решили оставить дома, двигаться на нём в тридцати градусный мороз было очень холодно. В кабине вездехода можно было ехать «по-королевски» при включенной печке. В Серпухов мы собрались отвезти, все для организации вновь на барже и в кунге временных баз. Хорошо, что сейчас мы были, не так ограничены в весе и в объёме перевозимого груза.

После обеда, загрузили в кузов ИСУЗУ всё необходимое, чтобы завтра не тратить время и закрыли всё это сверху брезентом. Раньше на грузовике был тент, но весом снега его порвало, а дуги погнуло и исковеркало, пришлось их снять. Кстати я не сказал, у ИСУЗУ была ещё одно приятное и полезное приспособление. Задний борт мог опускаться до земли и подымать в кузов груз до трёхсот килограмм, там стояли довольно мощные гидравлические цилиндры. Николай проверил, морозом, под снегом, гидравлику не испортило, лопнувшие трубки он заменил — вся система исправно действовала.

Утром в девять часов, мы уже были готовы выезжать. За руль сел я, чтобы привыкнуть к вождению вездехода, начать чувствовать его габариты. Конечно, немного я на нём поездил при испытаниях, сделал кружёк вокруг посёлка. Впрочем, как и остальные наши мужчины, и молодые девушки. Но за это время, я не вжился в машину, не почувствовал её норов.

Габариты у вездехода получились специфические, за счёт выступающих на тридцать сантиметров от борта траков гусениц. И поворачивать на нём нужно было медленно, и плавно крутя руль. Скорость вездехода значительно уменьшилась, даже на пятой передаче мы двигались не более 30 километров в час. Скорость нам приходилось определять на глаз. Спидометр после нашей переделки грузовика, естественно работал неправильно.

До ангаров в Серпухове доехали за время чуть более часа, на улице было ещё темно, Пока мы расчищали снег у ворот ангара, начало светать. Открыв ворота, задним ходом, я прямо на нашем вездеходе, въехал в ангар. Уже там мы перенесли все привезённые вещи в кунг, где ещё оставалась не демонтированная печка. Другую привезённую печь мы тоже оставили в ангаре, чтобы потом уже отвезти на баржу. Сегодня даже не стали растапливать печь в кунге, решили греться в кабине вездехода и не глушить его.

Погрузчик мы решили загрузить в кузов, автомобильным краном на базе автомобиля ЗИЛ, он стоял в этом же ангаре. Высота потолка, позволяла это. Кран мы заводили час сорок, несмотря на свежий аккумулятор, который мы привезли с собой и применение пускача. Пришлось в ЗИЛе, менять все жидкости и несколько раз ставить новые свечи, наконец, заведя и немного прогрев его, мы загрузили погрузчик минут за десять. Потом ещё раз, осмотрев дизельную электростанцию, измерив, все её габариты, мы выехали из ангара.

Даже на таком, всё-таки крутом подъёме, наш вездеход прекрасно показал себя, мы ровно без всяких пробуксовок, на второй передаче выползли из ангара на снежную поверхность. Закрыв ворота, поехали домой, на обратной дороге за руль сел Саша. А я, блаженно откинувшись на спинку кресла, греясь в струе тёплого воздуха, наблюдал в окно за проплывающим пейзажем.

К трём часам дня мы приехали в посёлок и сразу стали устанавливать, сколоченный Сергеем и Флюром съезд из кузова.

Разгружали этот погрузчик, мы около дома Николая, чтобы он сразу докапывался и до запасов торфа и до стоявшего неподалёку бензовоза с дизтопливом.

Когда погрузчик съехал, то сразу провалился в снег на полметра. Но потом Николай, а это он управлял им, начал загружать снегом, стоящие позади него сани. А мы с Сашей отвозили их снегоходом метров за сто и там разгружали. Пока мы ездили в Серпухов, ребята установили в санях самосвальный кузов, из листового оцинкованного железа и стальных уголков. Этот кузов опрокидывался при помощи лебёдки и проявлял себя сейчас как весьма эффективное средство для перемещения снега. Теперь сани работали как самосвал, с выгрузкой набок и в этот самодельный кузов вмещалось куба два снега. Таким образом, вырывая перед собой котлован, погрузчик медленно сползал к земле и уже скоро прокопал целую траншею с наклоном к земле. Этот погрузчик мы выбрали из-за того, что он мог перемещать груз через кабину, назад.

После часа работы мы перевезли, где то кубов десять снега и пошли греться и обедать. Нам уже было ясно, что за сегодня мы сможем докопаться до торфа. После обеда, мы работали до десяти часов вечера и все-таки добрались до этой кучи торфа. Не смотря на то, что он был смёрзшийся как камень, мы погрузчиком смогли немного загрузить его в сани. Все эти работы мы выполняли при свете прожекторов.

За ужином, после долгого обсуждения, решили пока не везти дизельную электростанцию, нужно было сначала подготовить для неё место. Решили из материалов, которые получили от демонтажа Володиного дома, сделать утеплённый домик для электростанции и запаса топлива. Для чего в снегу до самой земли, вырыть большой котлован, потом в нём установить деревянную подушку для изоляции от земли и сделать утеплённую избушку. Где вместо чердака установить большой бак с запасом дизтоплива. Такой бак мы нашли в Серпухове в одном из ангаров, он был в виде цилиндра диаметром три метра и высотой два с половиной. Ёмкость у него была двадцать тысяч литров, его мы собирались использовать как бак с топливом самой электростанции. Володя подсчитал, что этот бак полный топлива, даст возможность дизельной электростанции работать без перерыва, сто пятьдесят дней, выдавая 60 % мощности.

68
{"b":"558711","o":1}