ЛитМир - Электронная Библиотека

Валера с Сашей пошли налаживать электрику, чтобы включить колонку. Пока дизтопливо заливалось, мы успели перекусить. Наполнив по счетчику две с половиной тысячи литров, направились домой, куда приехали в восьмом часу вечера. Я сразу поставил цистерну под слив в ёмкость нашей электростанции. Она уже без перерыва работала больше двух месяцев, и количество топлива там значительно убавилось. Слив солярки шёл долго, она текла самотеком, была довольно густая, наверное, ещё не совсем оттаяла после зимы. Когда были большие морозы она даже под снегом превращалась в желеобразную массу, хотя после оттаивания её технические характеристики, впрочем как и бензина, не портились. Как сказал наш автомобильный эксперт, Николай:

— Большой мороз и соответственно превращение топлива в желе, только способствует сохранению, октанового числа в бензине и продлевает жизнь солярке.

Для улучшения текучести дизтоплива, мы кроме добавки туда керосина, использовали и народный метод, применяемый раньше водителями на севере. Они при сильных заморозках опускали в топливные баки, разведённые провода чтобы не проскочила искра — запитывая их от фар своих автомобилей. Нечто подобное делали и мы, только у нас Валера изготовил специальное устройство, которое подключалось к прикуривателю вездехода. Несмотря на подключение этого устройства солярка текла медленно и мы успели поужинать и обсудить завтрашние планы. Уже после этого, я пошёл закрыл крышку бака станции, уложил шланг цистерны и пошёл спать.

На завтра запланировали, что на заправку поедут два человека, Николай и Валера, а мы займёмся другими делами, Саша собирался заняться смазкой оружия и приведением в надлежащий вид, револьверного гранатомёта, который всё-таки привезли из бомбоубежища. Я собирался вместе с остальными ребятами, заняться переносом земли, Пока шла угольная эпопея, мы всё-таки откопали ещё одну кучу чернозёма, он был выгружен за четыре участка от нас. Точное местонахождение этой кучи, вспомнил Сергей, именно он сколачивал под неё короб, а хозяин этого участка Фёдор Иванович, так и не успел ему за эту работу заплатить. Уехал куда-то в командировку и так до катастрофы на участке и не появился.

Землю, чтобы не таскать несколько раз засыпали в мешки и перевозили к дому на санях, а оттуда уже переносили в сени. За этот день Флюр два раза подрывал замерзший чернозём и жаловался:

— Ребята! Побойтесь Бога! Я уже и так, гол как сокол! У меня кончаются шашки с толом, осталось всего штук десять. Нужно на всякий случай их поберечь.

На что я ему посоветовал:

— Ты же у нас очень умный! Подумай, как нам использовать гранаты для гранатомёта, их привезли целых три ящика и ещё несколько, осталось в бомбоубежище. Всё равно стрелять из него нам некуда, если только в барже по углю.

Флюр обещал подумать и сказал:

— Батя! Да ты в душе взрывник! Вообще-то эта мысль интересная — стрелять по углю. Но только надо сделать защиту от осколков, или стрелять дистанционно, дёргая за верёвку, откуда-нибудь из укрытия.

Часа в три дня, приехали Коля с Валерой и встали сливать дизтопливо, когда стало темнеть, часа в четыре. Мы тоже закончили работу и отправились домой, где ребята только, что закончили обедать. Они съездили на заправку без всяких проблем, снега не было, и въезд был чистым. Им ни разу не пришлось доставать лопаты. Я тоже рассказал, сколько перенесли земли, правда присутствующая здесь Маша заявила:

— Даже если вы перенесёте весь этот чернозём, будет всё равно мало. Только можно будет полностью освоить под огород большой отсек подвала. А для нормального снабжения овощами, нужно засадить и малый отсек. Оставив место только для оздоровительного центра и инженерного оборудования. Только тогда можно будет обеспечить всех, хоть каким-то необходимым количеством зелени и овощей и то при условии двух урожаев в год. Я думаю, уже все заметили, насколько сократились наши болезни после начала потребления свежей зелени и проведения процедур на привезённом оборудовании. А когда наступят настоящие холода, и мы не сможем даже выходить на улицу — без свежих овощей и зелени, опять начнём болеть и чахнуть.

Я ей сказал:

— Машуль! Мы все с тобой полностью согласны, но соскребать плодородный слой, это мартышкин труд. Чтобы набрать один куб земли, надо перелопатить сто кубов снега и это на морозе. Нужно думать, где найти ещё землю в мешках. Я знаю одно такое место, но оно находится довольно далеко от нас — в районе города Чехова. Это недалеко от военных складов, где я покупал генератор для ветряка. Несколько раз я заезжал там, в ангар с различными саженцами и семенами и там видел очень много земли в мешках. Мы обязательно съездим туда за землёй, но только не в этом году. Сейчас нам нужно обеспечить себя дизтопливом, чтобы наша электростанция выдавала хотя бы 40 % мощности. Только тогда будет функционировать наш теперешний огород. А если не будет дизтоплива, то не будет и электричества для освещения посадок, тогда и земля тоже ненужна. В Чехов мы съездим в следующее лето обязательно, тем более стоит заехать на эти военные склады. Глядишь, что-нибудь для себя полезное и найдём — вон Флюр страдает от недостатка взрывчатки.

После этих моих слов Маша успокоилась, зато Флюр и Саша оживились, они начали меня расспрашивать об этих складах. Я им отвечал:

— Ребята! Да я там бывал только в каптёрке у прапорщика. Ну, пару раз ходил по ангару с техникой, и больше там ничего не видел. Что можно там найти даже и не знаю.

После этого ребята тоже успокоились. Так за разговорами мы просидели почти до десяти часов вечера, после чего разошлись спать.

На следующий день уже я с Сашей поехал за дизтопливом, а Коля и Валера остались переносить землю. Мы выехали в десять часов утра, на дорогу затратили больше одного часа, потом час заливали дизтопливо, обратно приехали практически к обеду в два часа дня.

На улице стало гораздо холодней, Я это почувствовал ещё на заправке. Приехав домой и, переодевшись, первым делом пошёл посмотреть показания термометра. Температура на улице стояла минус двадцать три градуса, хотя ещё вчера была, минус двадцать градусов. Пока дизтопливо сливалось, мы с Сашей успели пообедать. Остальные сегодня обедали рано и уже ушли продолжать носить землю. До наступления темноты, мы тоже решили им помочь.

Кстати, закрывая крышку бака электростанции, Саша обратил внимание, что бак уже практически полон, максимум туда могло войти пятьсот литров топлива. Начав носить землю, я предупредил об этом Николая, который завтра с Валерой должен был ехать за соляркой. Заполнив бак электростанции, он остатки должен слить в закопанную неподалёку цистерну, снятую нами с КамАЗа. И после этого прекратить все поездки, становилось слишком холодно.

Завершили поездки, мы через пять дней, заполнив, еще четыре бочки. Кроме этого мы разлили по цистернам и добавили в бак электростанции керосин, привезённый с этой заправки, там было его найдено четыреста литров в канистрах. Землю же мы носили дней шесть, пока не выбрали всю, вместе с плодородным слоем на этом месте. Температура воздуха к этому времени уже опустилась до -30 градусов.

После переноса земли, мы перешли полностью на зимний режим жизни, практически не выходя из дома. Из работ выполняли только, утепление третьего этажа, привезённым из Серпухова утеплителем «Тепофол», поверх его набивали вагонку. Все надеялись, что с третьего этажа теперь, даже при сильных морозах, эвакуироваться будет ненужно. Тем более в этом году у нас дополнительно давала свет и тепло, целая дизельная электростанция.

И вообще, эта зима кардинально отличалась от прошлых, у нас появился, можно сказать, Зимний сад, где температура не опускалась ниже 28 градусов. И практически постоянно в рационе была свежая зелень, а иногда и свежие овощи. Также мы могли, в самую дикую стужу, пойти позагорать, посмотреть на зелёные посадки, и в конце-концов принять массаж.

Температура между тем всё уменьшалась. Если проследить по нашим записям, которые в обязательном порядке, ежедневно, делал дежурный, снимая показания низкотемпературного термометра — положение продолжало ухудшаться. Я, исходя из этих данных, составлял графики изменения всех, доступных нам параметров климата. Так вот по этим графикам, температура из года в год только уменьшалась, как и продолжительность светового дня — не стал исключением и этот год.

76
{"b":"558711","o":1}