ЛитМир - Электронная Библиотека

Постояв так какое-то время и замёрзнув, мы пошли греться в кабину вездехода и ждать появления Саши и Флюра. Прождали мы не менее часа. Валера уже хотел идти проверить, не случилось ли там чего, когда они появились все скукожанные и замёрзшие. Саша нес в руке несколько папок с документами.

Я сказал Коле и Валере, чтобы они шли заводить снегоход и на нём ехали к бытовке. Вместо них в кабину сели Саша и Флюр. Я, включив обдув тёплым воздухом, тоже поехал к бытовке. В ней должно было быть тепло. Мы, перед тем как ехать к ребятам в здание, растопили дизельную печь. Пока мы ехали, Саша так и ничего не сказал, видно очень замёрз и теперь отогревался, температура на улице была — 16 градусов.

Приехав в бытовку, я начал отпаивать Сашу и Флюра горячим чаем, Туда плеснул даже немного коньяку. Попив чаю, они отогрелись и начали рассказывать, все свои похождения и, что нашли в штабе. Как я и предполагал, дыры во фронтоне, Саша сделал, выстрелив из гранатомёта. Потом при помощи бензопилы и топора расширили самую большую из них.

Попав в здание, они сразу поняли, что это штаб. Это было видно по наличию многочисленных кабинетов, хотя и заставленных казарменными койками. Поэтому Саша и Флюр пошли искать секретную часть. Нашли её тоже быстро, двери там были металлическими. Зайдя туда в незапертые двери, они увидели закрытые железные шкафы и сейфы. Видя трупы, лежащие на диванах, они обыскали их, и нашли связку ключей от их замков. А потом изучали найденные бумаги, ища информацию об имеющихся на складах запасах. И вот вся она в этих пяти папках, Саша поднял их с кровати и бросил на стол.

Николай в это время осматривал остальные помещения штаба, но по его словам кроме небольшого запаса продуктов и водки, он ничего интересного не обнаружил.

Я начал изучать принесённые Сашей документы. Там была и схема территории с нумерацией всех боксов и ангаров и акты инвентаризации по каждому указанному в этой схеме объекту. Из этих документов было прекрасно видно, что где находится, именно эти сведения мы и надеялись найти в штабе.

Так как скоро должно было начинать темнеть, мы быстро перекусили, привезённым из дома обедом. После чего Валера и Флюр, поехали домой, чтобы хоть по-человечески вымыться и выспаться. Заодно увезти ненужные теперь детали кран-балки. К тому же они должны были завтра привезти запасы продуктов и топлива для печки и бензогенератора.

Кстати, мы правильно выбрали объект для откапывания, по схеме и инвентаризационным записям, это был бокс для специальной техники. Там, например, должно было быть четыре транспортёра на воздушной подушке. Единственно, что меня беспокоило во всех этих инвентаризационных списках, это даты. Самая последняя опись проводилась за пять месяцев до катастрофы.

Как только ребята уехали, мы, заранее установив освещение, вручную откидали верхний, более рыхлый слой снега, по будущей трассе въезда в бокс. Потом, Саша, севший за управление погрузчиком, начал углублять этот въезд. Флюр на снегоходе, буксировал сани загруженные снегом, а я помогал ему опрокидывать ручной лебёдкой, самосвальный короб на санях. Так мы работали, до десяти часов вечера, переместив за это время, где-то кубов пятьдесят снега.

На следующее утро, мы встали в восемь часов и в девять уже опять принялись за работу. Где-то в районе часа дня, приехали Николай и Валера, привезли нам припасы и уже готовые обед и ужин. К этому времени было уже докопано до середины ворот бокса. Решив сначала пообедать, а уже потом окончательно откопать вход в бокс, мы приостановили работу.

За обедом ребята рассказали, что дома всё нормально, все здоровы, Ванька растёт и все с нетерпением ждут результатов нашей работы. Этим они ещё больше распалили наше нетерпение увидеть, что же находится в боксе. Мы быстро закруглились с обедом и уже впятером пошли убирать снег. При этом Коля с Валерой, начали вручную копать шурф возле самых ворот бокса. Вырезанные снежные блоки, они переносили наверх, вырубив в снегу для этого ступени. Он был хорошо спрессован, поэтому блоки не рассыпались.

Когда на улице стало уже совсем темно, мы, наконец, смогли попасть в этот бокс. Была откопана маленькая дверь в воротах. После того как Коля её открыл, все бросили заниматься раскопками, а перенесли бензогенератор к воротам и протянули в бокс электропроводку и установили там несколько прожекторов. Затем начали методично осматривать находящуюся там технику.

Никаких транспортёров на воздушной подушке мы там не нашли. В боксе только стояло на консервации, несколько гусеничных транспортёров и траншеекопателей. По видимому после катастрофы всю вездеходную технику отсюда отозвали для использования в спасательных и снабженческих операциях.

Мы были конечно разочарованы, что ничего интересного и полезного для себя не нашли и, что придётся откапывать ещё неизвестно сколько ангаров и боксов. Поэтому все ужасно уставшие и в отвратительном настроении направились в бытовку и стали распивать литр водки. При этом первые две дозы по пятьдесят грамм, выпили без всякой закуски.

Кстати ребята из дома, привезли две раскладушки, и теперь никому не нужно было спать на втором ярусе кроватей, внизу конечно при разложенных раскладушках было очень тесно, но зато спать ночью было не так душно.

За ужином, отягощённые распитым литром водки, мы обсуждали какой ангар нам откапывать следующим. Опять изучали отчёты по инвентаризации складов, выбирая объект для следующего откапывания. Мнения разделились. Саша стоял за седьмой ангар — там по бумагам находилась техника для разворачивания полевых госпиталей. И в инвентаризационной описи, там было шесть вездеходных транспортёров-эвакуаторов раненых. Николай стоял за одиннадцатый ангар — там была инженерная техника. В том числе, на, что особенно напирал Коля — для работы в заболоченных местах, а это говорил он:

— Наверняка облегченная техника на широких гусеницах и значит, она сможет передвигаться в наших условиях.

На, что ему Саша не менее аргументировано заявлял:

— Медицинские эвакуаторы, специально созданы таким образом, чтобы можно было вывозить раненых и зимой по глубокому снегу и это самое то, что нам нужно. К тому же их вряд ли вывезли, потому что у начальства, как правило, гигантомания и наверняка они затребовали с этих консервационных складов, технику помощней и посолидней. А каких-то медицинских эвакуаторов на одного лежачего раненного, могли и не заметить. И если ты обратил внимание в отрытом боксе, остались только траншеекопатели и артиллерийские транспортёры. А все по бумагам имеющиеся там большие транспортёры личного состава и вездеходы, были сняты с консервации и убыли. Значит о небольших медицинских эвакуаторах, могли и не вспомнить.

Их спор разрешил я, сказав:

— Будем рыть вход и в тот и в другой ангар. Нам пригодятся и большой гусеничный болотоход и небольшие медицинские эвакуаторы, лишь бы вся эта техника могла проехать по этому снегу.

Определив по схеме, где находятся эти ангары, запланировали завтра перевозить погрузчик сначала к седьмому ангару и начинать им там рыть въезд. А Коля с Валерой в это время будут вручную пробивать шурф к воротам одиннадцатого ангара. Хорошо они находились недалеко друг от друга, поэтому бытовку договорились поставить посередине между проведением работ.

На следующее утро уже в восемь часов, включив освещение, начали загонять погрузчик в кузов вездехода. К одиннадцати часам дня, мы уже всё перевезли и переставили и начали работать. Въезд в седьмой ангар мы копали по старой схеме. К воротам одиннадцатого ангара, Коля и Валера пробивали вручную, вертикальный шурф. Так работали до наступления темноты, потом наши шахтёры пришли работать к нам. Как часто бывало, мы опять всего не предусмотрели и взяли только один бензогенератор. Соответственно могли освещать только работы на одном объекте. Чтобы не простаивать, ребята начали копать шурф и к воротам седьмого ангара.

Так мы проработали опять до десяти часов вечера, после чего разогрели ужин, поели и быстро все уснули. Уже никто не обращал внимание на душноватую атмосферу в бытовке. Утром мы встали в восемь часов и в девять опять все вместе, при включенных прожекторах, убирали снег у седьмого ангара. Только в одиннадцать часов, после очередного обогрева, когда стало совсем светло, Коля с Валерой, опять ушли к одиннадцатому ангару, продолжать рыть, уже похожий на шахту, свой шурф.

82
{"b":"558711","o":1}