ЛитМир - Электронная Библиотека

Часов в шесть вечера, когда ребята опять пришли к нам работать, мы дочистили въезд до ворот и смогли попасть в седьмой ангар. Как и в предыдущем боксе провели туда освещение, чтобы уже сегодня его обследовать и определить, нужно ли нам пробивать более широкий въезд, или завтра можно перевозить погрузчик к другому ангару. Мы прорывали, можно сказать траншею, шириной полтора метра. Именно такая ширина была у ковша нашего погрузчика. Если же там стоит нужная нам техника, то придётся ширину выезда увеличивать не менее чем в два раза.

Обследовать, что находится в седьмом ангаре, направились все и даже, несмотря на проведённое туда освещение, захватили с собой аккумуляторные фонари, чтобы осмотреть все закоулки. Хотя Саша и говорил, что командование забудет о медицинских транспортёрах и маленьких эвакуаторах, но их там не было. Из вездеходно-болотоходной техники, стоял в единственном числе, модульный гусеничный транспортёр — ТТМ-4901, с большой кабиной и широкими гусеницами. В принципе то, что нам было нужно, но у него был разобранный двигатель. По-видимому, его не смогли завести и начали ремонтировать, но так и не закончили до наступления холодов.

Николай его долго обследовал, а потом вынес свой вердикт:

— Двигатель, обычный КамАЗовский дизель 740.14 и отремонтировать его я берусь дня за четыре. И если здесь не найдём нужных запчастей, то тогда придётся разбирать какой-нибудь из наших КамАЗов. Тогда ремонт затянется на время его откопки и разборки.

Флюр сказал, указав Коле:

— Мужик! Ты видишь только этот вездеход и даже не посмотрел другую технику. А там, в конце ангара стоят два КамАЗа, ещё в заводской смазке.

Коля соскочил с вездехода и пошёл смотреть в дальний конец ангара и уже весёлым и довольным минут через десять, подошёл обратно. После чего сказал:

— Движки там точно такие же и, что тогда вообще нам мудрить с ремонтом, надо взять и перекинуть двигатель с одного из них и никаких проблем. Тем более в ангаре стоит автопогрузчик с приваренной к нему стрелой с крюком.

После обследования Колей двигателя и обсуждения перспектив его замены. Мы облазили весь этот транспортер, и он нам очень понравился. Единственный минус — будка на модульном прицепе была не очень тёплая, но зато большая. В длину она была около пяти метров, там стояли четыре медицинских койки, и ещё предусматривалась возможность сделать их двух ярусными. Также там было много медицинской аппаратуры. Мне больше всего понравились гусеницы этого транспортёра, они были металлические с эластичными уширителями. По техпаспорту, лежащему в кабине — давление на грунт было всего 0,16 кг/кв. см., максимальная скорость 48 километров в час, грузоподъемность до двух с половиной тонн. В первом модуле могло комфортно разместиться шесть человек. Транспортёр можно было использовать и без прицепного модуля.

Ещё мы в этом ангаре нашли, большую надувную палатку, которые часто используются для мобильных госпиталей. В принципе после нашей последней неудачи в предыдущем боксе, мы были очень довольны результатом. Всё-таки нам повезло, и обнаружилась хотя бы одна единица техники способная передвигаться по снегу. Правда, этот транспортёр был слишком велик, но с другой стороны, можно было много чего на нём перевезти. А не очень большую паспортную грузоподъемность, по общему мнению, можно было увеличить раза в два. Снег везде стал намного плотнее и спокойно выдержал бы даже так нагруженный транспортёр. Для перевозки угля, можно было срезать будку с модульного прицепа.

Единственный минус этого транспортёра был в том, что нужно было его ремонтировать, с другой стороны если бы не это, то вряд ли он нам достался. И по большому счёту, деваться нам было некуда. Поэтому мы договорились, что с завтрашнего дня Коля и Флюр, как самые понимающие в технике, займутся только ремонтом этого транспортёра. А остальные будут расширять въезд в этот бокс. Я перехожу на управление снегоходом, а Валера помогает мне разгружать сани, работать на погрузчике так и остаётся Саша.

После этого мы пошли обмывать французским коньяком нашу находку и просидели за этим делом до одиннадцати часов вечера. Вышли на работу только в десять часов утра, уже было светло. Валера перенёс бензогенератор к ангару, электричество стали подавать только туда. А мы втроём начали расширять выезд из ангара. Николай с Флюром вели подготовку к снятию двигателей с ТТМа и одного из КамАЗов. Коля решил, что проще перекинуть двигатели, к тому же двигатель у транспортёра не вызывал у него доверия. Эти же два, стоящих на консервации, совершенно новых КамАЗа они завели, правда, для этого пришлось их расконсервировать и заливать все виды технических жидкостей. Тестируя один из них, Николай сказал:

— Надо же! Давно такого не слышал! Двигатель работает очень ровно и чисто.

Проезд мы расширили в два раза и успели это сделать за один день, правда, работали опять до десяти часов вечера. За это время Коля с Флюром, всё подготовили для снятия обоих двигателей и уже собирались поставить новый движок на транспортёр. Мы же собирались завтра перевезти погрузчик к одиннадцатому ангару и начать там рыть въезд.

Хотя мы встали в восемь часов утра, но на работу вышли только в девять, опять рабочее время у нас отняло приготовление завтрака. Пока грузили и перевозили погрузчик, стало совсем светло. После небольшого перекура, мы приступили к рытью въезда в одиннадцатый ангар, по отработанной схеме с перерывами на обогрев. Тогда же в бытовку приходили греться и Коля с Флюром и там рассказывали о продвижении их работы. К обеду они сняли разобранный двигатель с транспортёра и на его место уже поставили двигатель от КамАЗа. Николай обещал:

— Примёрзну к движку, но за завтрашний день его полностью подсоединю и даже заведу.

Потом подумал и добавил:

— Не! Лучше Флюра приморожу.

Саша тоже обещающе сказал:

— Ну что! Устраиваем соревнование? Завтра мы тоже откопаем въездную траншею к ангару и освободим ворота от снега. В этом нам поможет Бог и предыдущая работа Коли с Валерой.

Когда стемнеет, мы договорились взять у наших ремонтников бензогенератор, а они запустят, правда, большой и прожорливый дизельный генератор, они были установлены на КамАЗах. Являлись можно сказать, передвижными электростанциями. КамАЗ, у которого не сняли двигатель и побудет нашей электростанцией, его подгонят вплотную к раскрытым воротам, чтобы не задохнуться. Из-за нашей непредусмотрительности, приходилось идти на лишнее расходование дизтоплива.

В четыре часа, мы забрали бензогенератор и установили освещение нашего места работ. В девять часов вечера, пришёл Николай и сказал:

— Остальные трубки и электрику мы будем присоединять к двигателю завтра, на свежую голову, а сегодня уже пора отдыхать.

— От работы и кони дохнут, — засмеялся он.

Мы сразу после его слов, с облегчением закончили работать, и пошли в бытовку. Там он заявил:

— Чтобы завтра движок завёлся и нормально работал, нужно принять сто грамм…

Против этого естественно никто не возразил, и мне пришлось достать бутылку водки. Когда мы выпили и позавтракали, Коля, улыбаясь во весь рот, опять сказал:

— А за то чтобы в одиннадцатом ангаре найти что-то нужное, надо ещё принять по сто грамм…

Остальные засмеялись очень одобрительно и выжидающе уставились на меня — опять пришлось доставать бутылку водки и банку Болгарских голубцов на закуску. После этого я заявил:

— Это последняя бутылка, распиваем её за удачу, а потом укладываемся и спать. Завтра у нас решающий день в наших поисках, если ничего не найдём в этом ангаре, то все работы по раскопкам ангаров сворачиваем, доделываем транспортёр, собираем все вещи и уезжаем домой. Правда перед этим придется съездить домой, привезти дизтопливо для ТТМа.

По найденной схеме, на территории складов было топливохранилище, но откапывать его не очень-то хотелось. Саша, да и я тоже, были уверенны, что топлива там нет. Его брали оттуда в первую очередь на заправку откомандированной техники. И, по-видимому, выкачали полностью, судя по пустым бакам у всей находящейся в ангарах техники и пустым канистрам, лежащим недалеко от замороженных людей в штабном здании.

83
{"b":"558711","o":1}