ЛитМир - Электронная Библиотека

В таком более или менее спокойном состоянии мы прожили до третьего июля. Ехать куда-либо было вроде бы незачем. У нас стоял УРАЛ с полной ещё не слитой цистерной с дизтопливом, которую ребята привезли ещё в апреле. Поэтому мы в эти дни, практически не занимались никакими крупными делами. Только изредка выходили проверить насосы и уровень топлива в ёмкости нашей дизельной электростанции. Всё ждали, когда он опустится, чтобы слить солярку из цистерны на УРАЛе и поехать за новой партией.

Подвал куда мы сливали отходы, тоже наполнялся водой, поэтому там тоже пришлось установить фекальные насосы. Эту жижу откачивали тоже в сторону оврага. На этот водовод истратили остатки пожарных шлангов. Но делать было нечего, в противном случае эта жижа разлилась бы по нашим туннелям.

Четвёртого июля, началось основное потепление в этом году, и при этом опять начали дуть сильные ветры. Температура воздуха пятнадцатого июля достигла плюса шести градусов. Правда у поверхности снега она была плюс один градус, но снег начал интенсивно таять. Нам пришлось подключить все привезённые насосы, и они практически непрерывно работали.

Семнадцатого июля была, наконец слита вся солярка из цистерны УРАЛа в ёмкость электростанции, но ехать за новой партией дизтоплива мы не рискнули. Боялись по дороге провалиться в какую-нибудь яму с водой. Сейчас на улице часто попадались глубокие лужи, сверху покрытые тонким слоем льда и заметённые снегом. Поэтому договорились ждать похолодания и только потом выезжать из нашего посёлка. Имеющихся запасов топлива нам по любому должно было хватить до нового года.

Во время этого постоянного притока воды и постоянного звука работающих насосов, все стали какие-то нервные. У нас опять вернулись прежние страхи, о дальнейшей нашей судьбе. Теперь уже все начали со страхом ожидать дальнейшего потепления. Хотя ещё недавно с упоением обсуждали, как будет всё здорово, когда весь снег растает и будет тепло. Когда заработает нормальный душ и туалет.

О нашей тревоге последствиями потепления, говорит хотя бы такой факт, что все начали на полном серьёзе обсуждать вопрос о строительстве «Ковчега». А наши женщины, так вообще уверовали, что только новый «Ковчег» спасёт нас. Хотя я и убеждал их говоря:

— Даже если весь снег растает, то максимум нас затопит на два метра. А при таком уровне воды, мы вполне можем отсидеться, на втором и третьем этажах. Другое дело, что погибнет весь наш огород в подвале и будут громадные проблемы с топливом. Доставлять его, и что-нибудь ещё, мы вряд ли сможем. И об увеличении наших запасов продовольствия в будущем, тоже можно забыть — наверняка его в подвалах всё затопит. И нужно будет водолазное снаряжение, чтобы что-то достать. Наверняка после долгого нахождения в воде жестяные консервные банки проржавеют и продукты, находящиеся в них испортятся.

Больше всего в эти времена меня беспокоил вопрос с дизтопливом. Я боялся, что вода может проникнуть в ёмкости с топливом, особенно на Совхозной заправке. Сам посёлок находился в низине и вся вода, могла собираться там. Правда крышка ёмкости с соляркой была вроде бы герметична и должна была выдержать даже полное затопление.

Используя все наши насосы, мы как-то справлялись с наступающей водой. Хотя в наших туннелях теперь постоянно собиралась вода, и приходилось там ходить только в резиновых сапогах. В нашем отстойнике отходов, круглосуточной работой двух фекальных насосов, удалось даже понизить уровень жижи. То есть мы явно справлялись с ситуацией, тем более что после десятого августа, температура начала понижаться и через пять дней перешла за минусовую отметку. Правда и у нас к этому времени сгорело три насоса, наверное, от переработки.

Вода в подвал просачивалась сверху — это говорило, что земля, по-видимому, ещё была переморожена и не пропускала воду. Снег вокруг дома здорово осел и я боялся, что около окон второго этажа может образоваться лёд и выдавить стёкла. Поэтому мы их полностью очистили от снега, сделав своеобразный приямок.

Первый раз мы выехали за территорию посёлка, только в октябре, когда температура воздуха установилась ниже -10 градусов. И мы были твёрдо уверены, что все образовавшиеся при потеплении лужи полностью промёрзли. После установления минусовых температур, несколько дней выпадал обильный снег. Общий уровень толщины снежного покрова стал ещё больше чем до потепления.

Мы в первую очередь решили заняться завозом солярки. Поэтому на грузовом УРАЛе на котором находилась наша большая цистерна и ТТМе, пятнадцатого октября, поехали на Совхозную заправку. В модульный прицеп ТТМа, который был нами переоборудован в грузовой, были на всякий случай загружены два снегоуборщика.

Подъехали мы туда к половине двенадцатого дня, ехали осторожно и медленно. Эти пятьдесят километров ехали более двух часов. Добравшись на место, обнаружили, что выкопанный нами ров к емкости с дизтопливом, на две трети заполнен сплошным льдом. И этот лёд, наши снегоуборщики не брали. Мы промучились с этой бедой до обеда и у нас так ничего и не получилось. Все четверо мы сели в кабину ТТМа, чтобы перекусить и во время этого импровизированного обеда, начали обсуждать возникшую проблему. И вдруг, наш самый тихий и в принципе малоинициативный товарищ — Сергей, немного смущаясь, предложил:

— Нужно пилить лёд бензопилой на блоки и их вытаскивать. Такое я видел в фильме о полярниках в Антарктиде.

Нам эта мысль очень понравилась, и мы решили на ТТМе ехать домой, брать бензопилы, а также электропилу и завтра возвращаться обратно на эту заправку. Судя по всему, предстоящая работа займёт несколько дней, поэтому договорились перегонять сюда и один УРАЛ с кунгом. Чтобы уменьшить объём ручных работ, было решено, не освобождать ото льда весь вырытый ров, а сделать небольшую шахту — только до люка ёмкости. И уже оттуда, насосом откачивать дизтопливо в цистерну УРАЛа.

Обратный путь домой на ТТМе, у нас занял немногим более часа. Приехав, я рассказал о возникшей проблеме и предложил:

— При раскопке других заправок, да и всех остальных объектов, теперь обязательно нужно будет брать бензопилы и электробур.

Завтра на эту, неожиданно возникшую работу, договорились ехать уже вшестером. Кроме двух бензопил, решили взять с собой ещё и электропилу. Она могла оказаться даже эффективней чем бензопила. У неё рабочая длинна цепи была в полтора раза длиннее. Весь вечер мы готовили УРАЛ с кунгом к поездке, и спать разошлись только в двенадцать часов ночи.

Утром тронулись в путь даже раньше девяти часов, на улице было ещё темно, температура воздуха была -16 градусов, шёл небольшой снег. Пока мы ехали начало рассветать, показалось солнце. Я вёл ТТМ, рядом сидел Саша, чтобы чем-то заняться он включил навигатор «Джи-Пи-Эс» и все кто сидел в кабине были поражены и даже как-то растерялись. Навигатор установил связь со спутниками и показал наше местоположение.

После нескольких минут растерянности, возбуждённый Валера предложил:

— После того как откопаем люк емкости с соляркой, нужно ехать в Серпухов. Там в магазине я видел спутниковые тарелки для телевизоров, нужно хотя бы парочку оттуда взять. Я попробую адаптировать эту тарелку с собранной у нас в сенях радиостанцией, тем более военный конвертор у нас остался. Маловероятно, но может быть, всё-таки удастся установить связь со спутниками наблюдения и посмотреть, что в целом творится на Земле.

Перед самым прибытием на место, система позиционирования, опять потеряла связь со спутниками. Но нас это уже не пугало. Все считали, что со временем небо будет только чище и связь тоже установится более устойчивая. Как выразился Саша:

— Лиха беда, начало!

На меня это установление связи со спутниками, оказало двоякое воздействие. С одной стороны радость по тому, как стремительно очищается небо от пепла, а с другой стороны страх за быстрое потепление. И ещё я подумал, что на всякий случай нам надо всё-таки привезти с баржи уголь. А то вдруг на следующий год река растает, и баржа просто затонет.

99
{"b":"558711","o":1}