ЛитМир - Электронная Библиотека

Я попятилась назад от воинствующих леди. Когда отступать стало некуда, выставила руку вперед, останавливая пеструю толпу и угрожающе прорычала:

— Тем, кто только посмеет прикоснуться ко мне, глаза выдеру и физиономии нафиг расцарапаю!

— Ха! — «Аполлон» в платье ничуть не испугался. — Тебе со всеми не справиться! Силенок не хватит!

— Зато у меня память хорошая, — прошипела я, зло прищурив глаза и обводя взглядом девиц, как бы пытаясь запечатлеть их всех в своей памяти. — Не будете же вы меня вечно держать?

Даже еще не успела договорить, как поняла — этот раунд за мной.

— Купальня там, — указала своим пальчиком малышка с темными глазами.

Я гордо задрала нос и проследовала по проходу между расступившимися дамами.

* * *

Купальня оказалась совсем не такой, как я ее себе представляла. Большое помещение, в центре которого я увидела бассейн с высокими бортиками. Посередине бассейна — фонтан. Капельки воды в нем переливались, искрились и сверкали сотней ярких цветов как праздничный фейерверк. Я остановилась, завороженная необычным зрелищем.

Мне однажды довелось увидеть светомузыкальный фонтан, но там было все понятно. Прожекторы с цветными фильтрами освещали бьющие струи воды. Здесь же не было ни прожекторов, ни музыки, а только вот это чудо чудное.

Я, наверное, так бы и стояла с раскрытым ртом, если бы позади меня не раздался тихий голос:

— Госпожа?

Я резко развернулась и уставилась во все глаза на девушку в трех метрах от меня. Из одежды на ней были только широкие вишневые шаровары и белый кружевной топ. Когда я обернулась, она низко поклонилась.

— Приветствую Вас во дворце принца Рокинида, — не повышая голоса, продолжила она. — Угодно ли Вам, чтобы я помогла с омовением?

— А почему ты не с теми тетками? — задала я встречный вопрос, кивнув головой в сторону только что закрытой двери.

— Я — рабыня, — спокойно пояснила девушка. (Глаз она так и не подняла). — Они — жемчужины. Гарем его высочества принца Рокинида.

— Не улавливаю разницу, — удивленно посмотрела я на девушку. По внешнему виду скорее ее нужно было называть жемчужиной, а не то, с чем я недавно имела сомнительную честь общаться. Стройная фигурка, плавные движения, но самое главное, — настоящая красавица! — Они по собственной воле здесь оказались?

— Нет, не по собственной. Но теперь они уже никогда не захотят покинуть дворец.

— А почему? — мне очень любопытно, чем принц мог их всех здесь удерживать. То, что он красавчик, каких мало, еще не причина для того, чтобы делить его с толпой разномастных девиц.

— Я не могу этого сказать, — красотка вскинула взгляд на меня, и я чуть не ахнула. Поразительно зеленые, как первая весенняя трава, глаза. — Но не беспокойтесь, после ритуала Вам будет уже все равно. К тому же, Вы даже не пожелаете больше смотреть в мою сторону.

О, как! Только я попыталась уверить ее, что вряд ли я так поступлю с единственным человеком, который отнесся ко мне по-дружески, как она оглянулась на вход и сказала:

— Вам лучше поторопиться. Не стоит испытывать терпение принца. Последствия Вам не понравятся.

Красотка машинально потерла свое предплечье, на котором длинной полоской белел шрам.

Вот теперь мне стало страшно. Что же это за принц такой?

— Госпожа… — напомнила о себе рабыня.

— Нет-нет, помогать мне не нужно. Я сама справлюсь.

Быстро сбросила с себя одежду (но нижнее белье все-таки оставила на всякий случай) и прыгнула в бассейн. Если что, то хоть умру чистой!

* * *

Когда я на скорую руку вымылась и вылезла из бассейна, девушка с поклоном положила мне на край бортика стопку полотенец и направилась к выходу из купальни. Даже в руки мне их не отдала, как будто я чумная! Одежды моей, там где я ее оставила, уже не наблюдалось.

— Эй, — окликнула я красотку, — как тебя там?

Девушка обернулась:

— Госпожа, Вы что-то хотели?

— Как тебя зовут?

— Я — рабыня, — удивленно глядя на меня, произнесла девушка. — Нет у меня имени.

О как! Что тут вообще за дурдом творится?

— А где моя одежда?

— Унесли, она Вам больше не понадобится. Жемчужины надевают только то, что прикажет принц Рокинид.

Я припомнила пышку в расползающемся лиловом платье и едва не застонала. Я тоже должна буду носить нечто подобное?

— А сейчас мне что надеть? — стараясь, чтобы прозвучало не слишком жалобно, спрашиваю я.

— Вам уже приготовили одеяние. Я не могу осквернить его своим касанием. Пройдите в зал, там оденетесь, — рабыня отступила, давая мне дорогу, и поклонилась.

И я должна идти куда-то в мокром белье? Решили насморк мне организовать или что-нибудь похуже? Но делать нечего — плюнула на отсутствие сервиса и прошла в дверь.

Весь комплект обитательниц гарема был налицо. Они всегда целой толпой ходят, или это я удостоилась великой чести наблюдать их всех одновременно?

В центре зала я обнаружила вешалку с висящим на плечиках воздушным и прозрачным нечто.

— Надевай это, — скомандовала дама с усиками.

— Ты что, совсем офигела? Да сквозь него мое нижнее белье как на ладони видно будет, — возмутилась я.

— Никто его не увидит, потому что ты его снимешь. Для ритуала оно тебе не понадобится.

— Что это за ритуал, мне кто-нибудь объяснит наконец? — рявкнула я.

Мы с принцем прошествовали по широкому коридору с высокими потолками, украшенными лепниной. Я ничего не разглядывала, мне впервые было наплевать на окружающую меня красоту.

Пришли мы в небольшую комнатку, дверь в которую принц самолично отпер. Там открыл сейф и вытащил из него переливающуюся в лучах света корону — широкий обруч нежно-розового цвета с резными листообразными зубцами. Даже не поняла, из какого материала эта вещица сделана?! На каждом ее зубце — по три жемчужины.

Принц Рокинид осторожно надел эту красоту себе на голову, и тогда я заметила, что на переднем зубце короны между тремя бусинами есть выемка. Одной жемчужины явно не хватает! Наверное, именно той, которую блондин как раз протягивает мне на ладони.

Я уставилась на маленький искрящийся шарик.

— Зачем? — губы меня совершенно не слушаются.

— Если ты такой могущественный, — снова спрашиваю я, наверное, инстинкт самоубийцы у меня изначально заложен, — то почему гарем у тебя… как бы это помягче сказать?

В тот же миг случилось невероятное — из середины волнующейся субстанции взметнулась созданная из огня рука, раз в пять превышающая человеческую размерами. Энергетический барьер, созданный связывающими рунами, очевидно рассчитанный в основном на то, чтобы сдерживать элементалей внутри, лишь слабо вспыхнул голубым светом, в том месте, где жемчужина пронизала его и огненная ладонь легко поймала самый последний элемент, отделявший бессердечного принца от мирового господства.

Я оглянулась. Рокинид с искаженным от ужаса и ярости лицом, так и застыл на месте, у подножья ступеней с обратной стороны жертвенного алтаря. Потом заметил, что я смотрю на него и снова заорал:

— Ах ты, тварь такая!

Я слетела со ступеней и кинулась к месту заточения духов стихий. Неслась, не чуя под собой ног, слыша за собой страшные проклятия. Я прямо спиной чувствовала, что мой преследователь уже совсем рядом. Последним отчаянным рывком я влетела за импровизированный бассейн, в полной уверенности, что элементали больше не попытаются на меня давить. Над переливающейся субстанцией сначала взметнулся огонь, заслонивший мне на миг обозрение, потом все затихло.

Не добежав около метра до каменной тюрьмы элементалей, принц резко затормозил и, застонав, прижал пальцы к вискам.

Слева от меня, что-то громко звякнуло и я быстро повернулась в ту сторону, откуда донесся звук. Стоящий между статуями жрец, уронил меч и сбросил капюшон с головы. Сейчас он стоял, ухватившись за свои седые космы обеими руками, и раскачивался из стороны в сторону. Остальные храмовники своими позами ничуть не отличались от своего главы. Шум в зале нарастал. Я удивленно повернула голову теперь в другую сторону.

8
{"b":"558719","o":1}