ЛитМир - Электронная Библиотека

– И где же она?

– Баффи в Лос-Анджелесе, – улыбается ему Рона. – Ищет тебя.

И Спайк возвращается, думая, что они, видимо, думают одинаково. Или он на это надеется

Черт курит.

Затягивается сильно, роняет пепел на асфальт, кусает фильтр, а через десяток минут достает новую сигарету.

Рядом с ним сидит на ступеньках Истребительница.

– Почему ты не выбила дверь? – спрашивает Спайк.

– Потому что я хочу попросить тебя о большом одолжении, – сообщает Баффи, отводя взгляд.

– Я тоже, – хмыкает Спайк.

Черт наблюдает за ними с интересом и втягивает голову в плечи, когда блондины дружно выдают:

– Отдай им.

И смотрят друг на друга удивленно.

– Тебе она не нужна, – уверенно говорит Баффи опешившему Спайку.

– Она не нужна тебе! – возмущенно смотрит на нее вампир.

– Я тебя ударю! – сообщает Истребительница. – А ее я не отдам! Она – моя! Я… Она часть меня. Иногда мне кажется, что лучшая часть.

Спайк смотрит на нее, качает головой и сообщает:

– Ты украла мои слова.

– Но вам обоим она не нужна! – вякает черт. Оба Чемпиона смотрят на него гневно. – Понял! – вскидывает ладони нечистый. – Молчу.

Вампир и Истребительница смотрят друг на друга изучающе. Молчат. Хмурятся.

– Это странно, – признает Баффи, отводя глаза. – Я думала, что не нужна тебе. Я не нужна. И она не нужна.

– Аналогично, – хмыкает Спайк. – Значит?

– Значит, нужно что-то делать, – пожимает плечами Баффи.

И краснеет, потому что в животе у нее совершенно бессовестно ворчит не признающий сердечных терзаний желудок.

– Для начала, я приглашаю тебя на ужин, – галантно подставляет локоть Спайк.

Они уходят, держась друг за друга. Поглядывая неуверенно. Еще не влюбленно. Нет, не так. Уже не влюбленно? Они идут по улице, держатся за руки…

А черт сплевывает на асфальт, бросает сигарету, с силой тушит ее копытом и выдает обиженно:

– Но ведь не нужна они им была! Не нужна! Умирала она! Умирала! А мы бы забрали! Спрятали! Сохранили! Продали бы! Это же ценность такая! Вот зачем она им?!

– Чтобы любить, – усмехается проявившийся рядом с ним ангел. – Любовь для этого и нужна, друг мой.

– Я не твой друг! – ворчливо напоминает черт и с тоской смотрит вслед блондинам. – Они испортят ее – такую чистую, такую искреннюю…

– Пропитанную такой болью, кровью, смертью, горечью, – подхватывает ангел.

– Но все равно Истинную Любовь, – выдыхает черт, топает копытом… и проваливается под землю.

Ангел улыбается и растворяется в воздухе.

А Спайк и Баффи идут по улице. Еще не влюбленные. Уже любящие.

========== История Два. За пару пенни и одну любовь ==========

Мотель. Темная комната. Она забилась на кровать. Он сидит вальяжно в кресле. Черт. Дьявол. Нет. Полудемон. Хранитель Равновесия, что работает на Силы, Которые Прибудут.

– Подумай, моя, дорогая, – его голос искушает. Мерзкий полудемон в идиотской шляпе!

– Нет, – она отвечает уверенно, но знает, что где-то внутри уже разгораются искры сомнений, грозясь превратиться в огромный костер.

– Я готов заплатить любую цену… Мы готовы заплатить любую цену.

– Нет. – Она отвечает резко, а после голос срывается. – Я не… Я… Я только поняла…

– Но ты можешь получить за нее все, что хочешь, – продолжает он искушать. – Мы заплатим… Много…

– Как много вы готовы сделать, чтобы получить ее? – спрашивает она, а в голосе слышна иная, не упрямая, но все же непоколебимая решимость.

– Что же, – улыбается этот, в шляпе. Он понял, что все – попалась. Теперь достаточно предложить цену. И забрать то, что она не хочет отдавать. – Мы готовы на все. Почти на все. Сама понимаешь – уничтожать весь мир ради нее мы не собираемся.

– А воскрешать ради нее?

Голос девушки сух, спокоен и заставляет полудемона нервничать. Он мнет в ладонях шляпу, хмурится, а после спрашивает:

– Мама?

– Нет. – Впервые в ее голосе проявляется что-то, что заставляет почти пожалеть ее. – Я… Я знаю, что она в Раю. И как бы я не хотела…

– Я понимаю, – мягко говорит полудемон и водружает шляпу на свою голову. – И даже знаю, кого ты хочешь вернуть. Но… Зачем?.. Ты же уже не будешь…

– А вот это – мои заботы! – резко отзывается она. – Просто… Сделайте. Верните. И забирайте то, что хотите.

– Если ты так этого хочешь, – мягко улыбается мужчина и растворяется в воздухе, оставляя девушку наедине с принятым ею решением.

А она сидела в темноте, обняв подушку и оплакивая то, что только что продала.

Он входит в номер поздно ночью, через пару суток, снимает шляпу, кладет ее на комод, разглядывает девушку, осторожно укладывающую в футляр Косу, качает головой и тихо говорит:

– Я прибавил к тому, что ты просила, немного денег. Ты же спасла мир. И потеряла все.

– Зачем? – она смотрит устало.

– Просто, – пожимает плечами полудемон. – Так правильно? Вы же… Вы направляетесь в?..

– Лондон, – кивает она. – У Джайлза есть загородное поместье… Его бабушка возглавляла Старый Совет Наблюдателей. Там все оборудовано… для Наблюдателей.

– Понятно, – кивает в ответ Хранитель Равновесия. – Я открыл для тебе счет в банке. Никаких налоговых инспекций – все улажено.

– И сколько там? – равнодушно спрашивает девушка.

– Да так, – хмыкает полудемон. – Пара пенни.

– Прекрасно, – хмыкают в ответ. – Но ты… Ты сделал?

– Да, – соглашается Хранитель. – Он вернется. Но это займет время.

– Тогда забирай, – отзывается в ответ девушка. – Забирай. Я продала ее. Продала за… пару пенни и одну любовь. Одного любимого…

Она раскидывает руки в стороны и шагает к полудемону. Тот смотрит как-то слишком печально для того, кто предложил эту странную сделку. Он кладет ладонь на грудь девушки и тихо говорит:

– Ты же понимаешь… Ее ценность… Мы просто не могли допустить, чтобы она просто так умерла…

– А она умерла, – отзывается девушка. – Умерла в ту секунду, когда он сказал, что я… что я не люблю его…

– Нет, – тихо отвечает полудемон. – Тогда она родилась.

Он с силой надавливает пальцами на грудь девушки. Ее кожа начинает сиять, постепенно сияние концентрируется у ладони Хранителя в сферу. А потом он забирает ее. Осторожно держит в колыбели ладоней.

– Она такая красивая, – тихо выдыхает девушка, держась за грудь. – Какой?.. – Тяжело сглатывает. – Какой это цвет?..

– Цвет взрывающейся звезды, – тихо отвечает Хранитель Равновесия и осторожно кладет сияющую сферу в свою шляпу. И растворяется.

Девушка стоит в темном номере одна. В груди у нее слишком пусто. И больно. От того, что пусто? От того, что она отдала ее? Наверное… Не важно… Ведь ей так легко.

– Баффи? – в комнату заглядывает Дон. – Все хорошо? Мы слышали голоса?

– Все хорошо, – улыбается ей Баффи. – Теперь… Теперь все хорошо. И нас ждет Лондон, да?

– Да, – соглашается Дон, стараясь не показывать своего облегчения. – Ты… Ты не плакала ведь?

– Я больше не буду плакать, – обещает Баффи.

И это свое обещание она сдержит. В конце концов, путь Истребительницы – одиночество. И ей не нужна она. Просто не нужна.

Они пересекаются через вечность, кажется.

Баффи приезжает в Лос-Анжелес за своей ученицей. Эндрю хотел, но… Она решила развеяться – не вечно же ей заниматься этой Школой Истребительниц!..

Спайк смотрит на нее как на восьмое чудо света. Она не чувствует к нему… ничего. Они были врагами. Союзниками. Любовниками. Любимыми. А теперь она не чувствует к нему ничего. Даже раздражения. И это почти пугает.

– Я вернулся, ласточка, – улыбается Спайк неловко.

– Вижу, – соглашается Баффи. – И что?

– Ты не рада, – понимает он и смотрит с такой горечью, что хочется оправдаться.

Что же, хоть какое-то разнообразие после этой пустоты внутри.

– Мне просто все равно, – качает головой Баффи. – Просто все равно.

Она хочет уйти. Даже разворачивается, но Спайк хватает ее за руку, заставляет остаться на месте, а после требовательно говорит:

2
{"b":"558721","o":1}