ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

  - Не знаю, - задумчиво протянул дядя Петя и быстро огляделся, сканируя комнату, а потом и вовсе уперся взглядом в пустое кресло.

  - Ладно, давай дальше.

  Дальше камера показала, как фотография, стоящая на краю стола, вдруг взмыла вверх, подплыла к креслу и зависла в воздухе на несколько минут, а потом дернулась и полетела в стену, чтобы сразу же разбиться.

  - Твою мать! - начальник СБ в отличии от директора завода выразился достаточно культурно, - Время шестнадцать ноль пять. Десять, нет одиннадцать минут назад.

  - Я был уже в коридоре, - глухо прокомментировал муж и растерянно оглянулся. И уже оба мужчины с опаской посмотрели на кресло.

  - Здесь ничего нет, - дядя Петя оказался мужчиной не робкого десятка и, хекнув, решительно осмотрел кресло и прилегающую к нему территорию - стол, шкаф, окна, шторы.

  Конечно там ничего нет.

  Хмыкнув на его действия, сложила руки на груди. Мелькнула мысль поиграть в полтергейстов прилюдно, но я ее отмела практически сразу. К дяде Пете я испытывала уважение, все же человек в годах, всегда вежливый, приятный, работающий на нервной должности. Нет, не стоит ему портить нервы, да и Вадиму жизнь упрощать не стоит. Одно дело когда нечто необъяснимое происходит с ним одним, другое, когда в этом карнавале будет участвовать толпа. Совсем другие ощущения.

  Потыкав в монитор и клавиши еще несколько минут, видимо для успокоения души, и еще несколько раз просмотрел кадры летающей фотографии, Вадим уже относительно спокойно спросил:

  - Это может быть розыгрыш?

  - Ну-у-у, вполне, у народа фантазия богатая, - мужчина подошел к ноуту и еще раз взглянул на летающую рамку с фото, - А вот рамку пожалуй на экспертизу заберу, попрошу пацанов на пальчики проверить.

  С этими словами он вытащил из одного из множества кармашек свернутый целлофановый пакетик и аккуратно подхватил им сломанную рамку.

  - Думаете, что-то даст? - засомневался Вадим и покосился на экран, там как раз застыл кадр левитации предмета.

  Мне же тоже стало интересно, неужели это действительно, что-то даст? И там проявятся мои отпечатки?

  Опустив взгляд на руки, потерла подушечки пальцев, и скептически посмотрела на уже запечатанную рамку.

  Забавно будет.

  - Посмотрим, на всякий случай проверю камеры внешнего наблюдения и коридоров. Это я заберу? - дядя Паша кивнул на ноут.

  - Да, забирай, уборщицу пригласи, пусть это уберет, - Вадим подошел к окну и выглянул наружу, и пока женщина средних лет убирала стеклянные осколки, о чем-то думая стоял, периодически бросая взгляд на наше фото, зажатое им в ладони.

  Наверное на улице похолодало, но окно перед лицом мужа немного запотело, не долго думая, подошла и, стараясь не касаться его ни телом, ни руками, кривенько вывела на запотевшем участке слово "Привет".

  Первую букву он не заметил, но уже на второй внимательно следил за появлением каждой черточки. С последней же он отшатнулся назад и приоткрыв рот часто-часто заморгал.

  - Кто здесь?

  Довольно улыбнувшись, написала на маленьком клочке затуманенного окна единственную букву "М".

  - М-м-мариша?

  Словно ожидая этого выдоха, буквы на стекле поплыли, большими каплями конденсата устремляясь вниз.

  - Ерунда, какая-то, - муж зажал виски руками и, закрыв глаза, несколько раз встряхнул головой, когда же открыл, то на стекле почти ничего уже не было, лишь непонятные разводы, да маленькие капельки воды. Взмахнув ладонью, он ожесточенно стер оставшееся и раздраженно повернулся к столу.

  Какое то время он пытался работать, перелистывал бумаги, вчитывался, напряженно постукивая ручкой, и постоянно смотрел на мое фото, уже немного смятое и потерявшее былой глянец. В который раз стукнув ручкой сильнее обычного, проделал дыру в бумаге.

  - Да что ж такое!- в раздражении ударив ладонью по испорченному документу, отбросил ручку в сторону и, откинувшись на спинку кресла, потер ладонями глаза.

  Я тоже опустилась на кресло рядом, стоять да и бродить по кабинету уже надоело, но пока ничего интересного в голову не приходило.

  - Серый?

  Я встрепенулась и прислушалась, муж опять звонил Сереге.

  К чему бы это? Неужели будет консультироваться по поводу розыгрышей? На сколько я знала, Сережик еще не додумался до левитации без видимых в итоге веревочек или ниточек.

  - Аксаковский, давай быстрее, я занят.

  - Отвлекись! - нервно рявкнул муж.

  - Вадим, я действительно занят, что у тебя?

  - Ты вроде бы спец по проявителям?

  - Ну-у-у, как -бы, да, относительно конечно, - осторожно протянул мужчина, - А что? Опять что ли?

  - Да. Как можно организовать на стекле появляющуюся надпись?

  - Да легко, есть много способов, помнишь, мы на втором курсе...

  - Нет, не то. Я стоял у стекла, надышал, ну ты знаешь, дети часто так делают, потом вазюкают пальцами слова или еще что-нибудь?

  - Да, кажется понял, и? - поторопил его Серега, а потом добавил, - Сам так раньше развлекался.

  - Так вот, я надышал, и начали проявляться буквы. Не равномерно.

  - Проявляться, говоришь? Может мылом нарисовали заранее, раствором каким. Подумать надо.

  - Понял, - муж уверенно кивнул и развернулся к окну, задумчиво поглядывая на стекло.

  Неужели собрался экспериментировать? Так я тебе помогу. Почему бы не помочь хор... хм-м-м, человеку?

  - У тебя все?

  - Почти...

  - Вадим, не тяни, - голос в трубке стал глуше, как будто мужчина на том конце прикрыл ее ладонью и произнес в сторону, - Прости , милая, еще две минуты.

  - Ты там с кем? - муж недовольно покосился на экран телефона.

  - Возможно с будущей женой, давай скорее уже, что там еще?

  - Лан, потом, вечером созвонимся, - отключив телефон, бывший посмотрел на наше фото, потом опять на стекло и, решительно поднявшись, подошел к окну.

  Я тоже встала, без меня то точно эксперимент не получится, если он конечно решит потренироваться в поисках надписей. И муж меня не разочаровал. Он усиленно дышал на стекло и ждал. Я сначала тоже ждала, было забавно наблюдать, как здоровый взрослый, состоявшийся человек, словно ребенок перебегал с одного конца окна на другое и дышал, а потом всматривался и ждал результат.

  А результата не было. В начале. А потом на предпоследнем "надышанном" участке я решила нарисовать знак вопроса, а на следующем поинтересоваться "что написать?", опять же с вопросом.

  Муж замер и расширенными глазами уставился на надпись. Сглотнув, моргнул и спросил:

  - Это кто?

  Заглавная буковка "Я" почти вписалась в свободное место, но то ли я поторопилась, то ли конденсат уже начал стекать, но фраза поплыла, и я решила вовсе ее стереть.

  Со стороны наверно смотрелось жутко, иначе почему бы муж спиной отошел к шкафу и на ощупь открыл бар. Бутылку коньяка он так же доставал на ощупь, а потом, не задумываясь, попытался отпить из горла. Не спуская глаз с окна, Вадим откашлялся и приложил холодное стекло ко лбу, на котором отчетливо блестели маленькие капельки пота.

  Прислонившись спиной к стене, сложила руки на груди и задумчиво осмотрела мужа. Растерянный, испуганный, жалкий, уже не тот уверенный предприниматель и сильный мужчина, совсем не тот.

  Наверное, можно было бы пугать и дальше. Помахать фото перед носом, покататься на кресле, выбить бутылку из рук, но меня останавливали две вещи: камера, я не хотела, чтобы за моими розыгрышами наблюдал кто-нибудь еще, это слишком личное, и усталость. Я вдруг поняла, что устала эмоционально. Мне надоело ловить каждую эмоцию Вадима, следить за движением, угадывать действие. Надоело жить им. Хорошего помаленьку, значит, на сегодня достаточно.

  Последний раз взглянув в потерянные глаза мужа, переместилась домой, чтобы лечь на любимый диван и, закинув ноги на его спинку, предаться мечтам о следующем дне.

18
{"b":"558735","o":1}