ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

  Глава 8

  Закинув руки за спину, разглядывала белый потолок с изящной, будто бы кружевной лепниной. Мода на старину задела и Вадима, поэтому часть потолков квартиры была выполнена в неком историческом стиле. Я не спорила, мне нравилось, ажурная лепка смотрелась куда благороднее новомодных натяжных разноуровневых потолков и бросающихся в глаза галогенных светильников.

  Пошевелил пальцами на ногах, грустно вздохнула, лежать и предаваться мечтам оказалось на удивление скучно. Максимум на что меня хватило, это минут тридцать, потом я начала рассматривать завитушки лепнины, полосы на обоях, сравнивать толщину этих самых полос и их количество на каждой стене.

  Надоело.

  Вскочив на ноги, подошла к рабочему столу Вадима. Связи между моим валянием на диване и кабинетом Вадима конечно же не было. Особенно в том, что мой любимый диван находился как раз в его кабинете. И даже то, что мои глаза периодически косились на стол и завал из бумаг на нем, тоже к делу не относилось.

  Хотя, кому ты врешь, Мариш? Относилось, и еще как!

  На краю сознания постоянно мелькала мысль о возможной скорой смерти Вадима. Судя по его воплям, мужу оставалось месяцев одиннадцать жизни, потом он присоединится ко мне. Или не присоединится.

  Вздохнув, начала перебирать папки.

  С одной стороны я хотела знать из-за чего умерла, с другой же, совершенно алогично не хотелось об этом вспоминать. Потому что, если...

  Я закрыла глаза чтобы не видеть подрагивающие пальцы, теребящие листы бумаг, и глубоко вздохнула.

  Ну, же, договаривай, Марин! Потому что при таком раскладе, возможно больны родители и Макс. Ты же об этом думала?

  боже, да, об этом.

  Закрыв рот ладонью, часто заморгала. О такой возможности думать совершенно не хотелось, но она была.

  Смяв случайно попавшиеся листы, откинула их в сторону и с обреченной настырностью начала перебирать документы за документом. Открывать шкафчики, дверцы, пока не нашла необходимую папку. Затаив дыхание, открыла маленький пластиковый замочек и вчиталась в первую страницу. "Клиника доктора Покровского".

  - Что? -удивленно выдохнув, пролистнула листы дальше, удостоверяясь, что это именно то, что нужно, и вновь вернулась к первому.

  Полтора месяца назад Вадим предложил пройти обследование, на будущее. Вдруг мы захотим завести ребенка не через пять- шесть лет, а пораньше, а чтобы потом проблем никаких не возникло, надо пройти обследование и пролечиться уже сейчас. На все мои заверения, что кроме проблем с желудком у меня ничего нет, муж ответил категоричным "надо".

  Надо, так надо. Почему бы и нет? Я и сдала все анализы. Все. Абсолютно. Мне даже дали рекомендацию насчет легкой диеты и таблеток. И выписку о том, что я относительно здорова.

  Как раз эту выписку я и держала в руках. Слегка повышен сахар, ограничение в употреблении сладкого и не увлекаться острым и копченым.

  Пролистнув мультифору, заполненную моими анализами и выводами по ним, наткнулась на такую же, но принадлежащую Вадиму. А вот тут начиналось странное. Вроде бы обычные, практически такие же как и у меня данные, но что-то в них было не то, особенно вывод и рекомендации. Судя по ним, муж должен был страдать от холецистита, но это я итак знала, еще года полтора назад у нас как-то заходил разговор о перенесенных в детстве болезнях и их последствиях. Плюс к этому у него обнаружена острая печеночная недостаточность и новый малоизученный штамм вируса гепатита G. Судя по документам, ему действительно оставалось жить максимум год.

  - О Боже!

  Широко распахнув глаза, вчитывалась в строчки и никак не могла понять, откуда это взялось. Перелистнув страницу, наткнулась на прошлогодние анализы, и позапрошлогодние. Оказывается, муж беспокоился о своем здоровье и каждый год обследовался, а тут.

  - Господи..., - закусив палец, осмотрела всю папку, но никаких данных о моих родителях или Максе не обнаружила.

  Странно, я точно помнила, что месяцев пять назад брату зачем-то понадобилось провести медосмотр, и он ходил именно в больницу Покровского, а не бесплатную районную поликлинику. Он еще шутил тогда, что время на очереди терять не намерен, особенно когда вокруг столько интересных вещей и девушек.

  Аккуратно сложив вытащенные бумаги на место, закрыла папку и убрала ее в шкаф, а потом попыталась представить большие светлые двери клиники и переместиться туда. Но, ничего не выходило. Картинка не складывалась. Я нервничала, сжимала кулаки, жмурила глаза, но изображение плыло, замещалось то одной деталью, то другой, пока наконец не вспомнила о лавочке недалеко от входа. Там я сидела и ждала, пока Вадим улаживал денежные дела с клиникой. Скосив глаза на закрытую дверцу шкафа, за которой пряталась папка с анализами, криво улыбнулась, как оказалось он улаживал не только денежные дела.

  Лавочка. Свежая белая краска, кованая спинка. Маленькие, практически невидимые трещинки в асфальте под ногами.

  Закрыв глаза, я не видела, как вокруг замелькали тени, как белое и черное переплелось, чтобы переместить меня в необходимое место.

  Сделав по инерции шаг вперед, вскинула глаза и оглянулась. Я на месте. Двухэтажное светло-сиреневое здание слева и небольшой скверик, заканчивающийся высокими ажурными решетками и закрытыми воротами справа. Рабочий день давно подошел к концу и обычно людный двор, клиника Покровского пользовалась огромным успехом у горожан, сейчас был пуст и тих.

  Это даже хорошо, смогу спокойно найти и посмотреть нужное.

  Не раздумывая, торопливо направилась к дверям, пытаясь в полутьме, освещенной лишь рассеянным светом круглых светильников, рассмотреть детали и отличия, чтобы в следующий раз уже без проблем переместиться в нужное место. Гладкая полированная древесина входных дверей была украшена тонкой резьбой по краю и двумя массивными металлическими ручками. Проведя пальцами по одной из них, запомнив ощущения шероховатости и прохлады, шагнула вперед, внутрь здания.

  Больница встретила меня тишиной и пустыми коридорами, приветствуя подмигиванием красной аварийной лампочки. Быстро пройдя тамбур и гардеробную, направилась к стойке регистратуры. Широкая длинная столешница отделяла меня от ровных рядов шкафчиков, в которых я точно знала находилось именно то, что мне нужно. Вот только где именно?

  Взгляд растерянно перебегал с одного ряда на другой, пока не остановился на непонятных буквенных и численных обозначениях. На сколько я помнила, в обычной городской поликлинике пациентов делили и по начальной букве фамилий и по участку, на котором они были прописаны. А здесь как? Но начальной букве фамилий понятно, ищу буковку "М", но что насчет места жительства? Квартира мужа и квартира брата располагались в разных кварталах. И что делать? Искать по букве или по вначале по кварталу, а потом по букве.

  Почесав нос, чуть отклонилась назад и присмотрелась к обозначению ближайшего ряда - "Квартала 10 - 25. Улица Социалистическая", и римская "4" строчкой ниже. Может это кабинет врача? Или все же номер участка.

  Передернув плечами, начала искать дальше. В любом случае в этом ряду данных Макса быть не должно, он жил на Коминтерна. Пробежавшись по рядам, нашла необходимую улицу с дополнением в виде римской "8" и принялась искать на полках необходимую букву. Пальцы быстро перебирали тоненькие и пухлые тетрадочки в половину формата А4, а глаза выискивали нужную фамилию, пока пять минут спустя я наконец не издала победный вопль и не вытянула из длинного ряда необходимую папку.

  Камнин Максим Дмитриевич, тысяча девятьсот восемьдесят восьмого года.

  Открыв последнюю страницу, неосознанно поморщилась, почерк местных эскулапов оказался практически нечитабелен, но единственное слово я разобрать все же смогла "здоров". Немного расслабившись и успокоившись, пролистала последние страницы, пытаясь понять, какие именно анализы сдавал братишка и у каких специалистов был.

19
{"b":"558735","o":1}