ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

  - Машунь? Ты не против? - баб Зина взяла пульт и кивнула головой в сторону телевизора.

  - Включайте,- вздохнув, прикрыла глаза. Еще немного и я скоро начну смотреть сериалы, вместе с сиделкой, а потом и обсуждать их. Кошмар...

  Но этому не суждено было сбыться. Первый же канал показывал новости, причем наши, местные. Но как только баб Зина с недовольным возгласом собралась переключить канал, я , завороженная мелькнувшей картинкой на плазме, сипло прошептала:

  - Оставьте...

  - Машенька?

  - Нет, оставьте.

  - Не дело это...

  Но я ее не слушала, я во все глаза вбирала в себя увиденное, стараясь понять и ...

  - Кошмар, - выдохнув, непроизвольно приоткрыла рот и подалась вперед.

  Голос за кадром вещал о новом страшном убийстве, случившемся на кануне. Журналистка взахлеб рассказывала о панике, начавшейся среди местных жителей, ведь эта смерть не первая. Буквально неделю назад, в этом же лесопарке, случилось другое убийство. Жертвой маньяка, а скорее всего это был именно маньяк, так как его нападениям подверглись молодые, светловолосые, хорошо одетые девушки, так вот.

  - Первой жертвой стала Марина Аксаковская, супруга известного бизнесмена, - на экране крупным планом показали мое лицо. Летнее фото годичной давности, его делал Вадим на сотовый. Милое, домашнее фото - улыбающееся лицо с минимум косметики в окружении одуванчиков и берез.

  - Ужасная смерть, - баб Зина опустилась на стул. - Такая молодая...

  - К сожалению полиция не может сообщить нам подробности трагедии, - вещала дальше ведущая - молоденькая девушка в строгом офисном костюме. Как интересно она решилась на каблуках залезть в эту грязь. Труп неизвестной девчонки, так же как и мой, лежал далеко не на чистеньком месте, а в луже, засыпанный прелой листвой... А поди ж ты, влезла, даже туфель не пожалела ради красивого кадра.

  Боже... Какие дурацкие мысли в голову лезут!

  - Конечно не могут! - сиделка всплеснула руками. - Потому как не нашли ничего, поэтому и не могут. И не найдут! Еще бы, так работать. Маш? Я тебе еще не рассказывала? У меня несколько месяцев назад сумочку вырвали из рук, с паспортом. И что?

  - И что? - спросила машинально, ради поддержания разговора. Мыслями же я была по ту сторону экрана.

  - А ничего! Заявление взяли и все! Работаем, - кого -то передразнив, горько закончила: - И не найдут ведь. Да нехай паспорт! Девок жалко, молодые ведь..

  - Полиция вводит план "Перехват" и просит всех быть более осторожными, - бодро отрапортовала шатенка и строго взглянула в камеру. Еще бы не строго, с такой новостью не поулыбаешься, не поймут. - А я в очередной раз напоминаю. Девушки! Будьте осторожнее, не доверяйте незнакомцам, не садитесь в чужие машины, как бы вы не опаздывали! Не гуляйтек в одиночестве в малолюдных местах. Любите и цените себя. С вами была Лана Михалева. Хорошего дня.

  Ведущая попрощалась, а камера в последний раз показала место убийства: тихий уголок парка, далекий от пешеходных тропинок и дорог. Сюда и собачник то не каждый забредет, лишь тот, кто искренне любит прогулки на свежем воздухе, да отсутствие минимальных намеков на цивилизацию. В точно таком же месте умерла и я. Я тоже лежала в грязи, и упавших листьях.

  По телу пробежала дрожь.

  Не вспоминать!

  Хотя как такое забудешь? Как? Особенно когда в новостях вновь и вновь напоминают о твоей смерти, когда по экрану показывают твое растерзанное тело и почти точно такое же, но чужое. Тоже светлые волосы, стройная фигура, вот только платье у меня было светлое, а тут темное, почти черное от воды, но кое-где я вполне смогла рассмотреть красивый темно-красный цвет, гранатовый, как у хорошего выдержанного вина - Вадим все пытался приучить меня к эксклюзиву, безуспешно конечно, вина я не очень любила, но вот смотреть на них, рассматривать на свету оттенки цвета мне нравилось.

  - Что делается! Жить страшно! Вот, Машунь, вот, что делает девичья безалаберность и доверчивость. А какая то козлина этим пользуется.

  Я машинально кивнула и посмотрела в окно, за которым накрапывал мелкий, противный дождь.

  Платье красивое было, и цвет тоже мне очень понравился. Красивое, но слишком открытое.

  Интересно, почему?

  - Какая-то ты бледная? - сиделка прекратила выплескивать негодование и всмотрелась в мое лицо, а я видела перед глазами тело. Чужое. Избитое и порезанное. Прямо как мое. И платье такое, знаковое.

  Интересно, на что она рассчитывала?

  - Машунь? Может врача позвать? Зря я тебя послушалась, такие страсти смотреть.

  Решила поиграть в охотницу?

  Я горько хохотнула.

  - Маша, ты меня пугаешь...

  - Все хорошо, баб Зин, все... Просто неожиданно и...

  - Да уж, действительно, неожиданно. Давай как я вообще выключу телевизор, одно расстройство от него. И не уговаривай меня. Ничего больше смотреть не будем!

  А я и не уговаривала, мне это даже в голову не пришло. Единственное, что занимало мысли - это смерть Арины, ведь это она была там, я ее узнала! Даже в искалеченном виде, грязную, с синими губами и белесыми глазами, узнала, это была она.

  Интересно, за что он ее?

  - И вообще, девочка моя, давай-ка отдыхать. Волноваться тебе нельзя, давай поправлю одеяло а ты закрывай глаза, а я пойду, пройдусь, чтоб тебе не мешать.

  Закрывай глаза? Зачем? Я даже так вижу ее тело, и оно подозрительно похоже на мое. Для других подозрительно

  Интересно...

  Спросить у Вадима? Да уж, глупее мысль в голову не приходила. Чтобы он убил меня во второй раз. Нет уж. А он похоже вошел во вкус, не замечала за ним подобных наклонностей. Не боится, что его поймают? Да и Макс... Боже, Макс знает! А если он?

  Распахнув глаза от внезапно пришедшей мысли, потянулась к телефону.

  Надо срочно поговорить с Максом. Не дай Бог ему придет в голову какая-нибудь дурная мысль!

  Пальцы от напряжения не попадали по клавиатуре, а если попадали, то нажимали совершенно не то. Наконец я все же смогла войти в записную книжку и с остервенением нажала вызов знакомого номера.

  Ну же, Макс! Бери трубку!

  И словно в ответ на мои мольбы, возле уха раздался знакомый, чуть искаженный связью голос:

  - Ма... хм-м-м..

  - Макс! Ты занят? - не обратив внимания на заминку, решительно протараторила в трубку.

  - Ну как бы да, - на той стороне послышалось шуршание. - Родители заглянули. Может чуть попозже перезвоню?

  - Мама? - выдохнув, закусила губу.

  - Угу.

  - Да...- расстроено протянув, качнула головой. - Нет. Это срочно.

  - Сейчас, - прошептав в трубку, отодвинул ее и уже громко в сторону произнес: - Ма? Я на пять минут? Ок?

  - Что-то случилось?

  - Надеюсь ничего серьезного. Пять минут, мам, - звук шагов и через несколько секунд вопрос:- Что случилось?

  - Ты видел новости?

  - Ма..., - снова застопорился, но быстро поправился: - Мелкая, ты же знаешь, я не смотрю телевизор.

  Ну да, я это знала, в этом Максик был очень похож на меня. Но новости же передают не только по телевизору, в конце то концов!

  - Об этом все говорят, я думала ты уже знаешь. Он убил ее! Ты представляешь? - меня буквально переполняли эмоции, хотелось поделиться, спросить, предостеречь. Хотелось... да меня колотило от увиденного, от осознания, с кем оказывается я жила эти годы.

  И все таки, зачем Вадим это сделал? Это ведь он ее убил, я практически уверена!

  - Кого?

  - Как кого? Арину конечно же!

  - Так, стоп, я ни хрена не понимаю! Кто убил? Кого убил? И как это все касается тебя?

  - Ма-а-акс! - простонав в трубку, затараторила. - Ну я же тебе рассказывала, я видела... О черт!

  Черт!

  Внезапно до меня дошло, что ничего подобного я Максу то и не рассказывала! Об этой конкретной встрече ему я точно не говорила.

   - Макс... Я дура... - прошептав слова самобичевания, облизнула пересохшие губы и скосила глаза на темный экран телевизора. События прошлого отчетливо встали перед глазами: вот я порчу карьеру Пашке, вот гуляю, а вот встречаю Арину, врача с именем пушкинской няни, а потом... А потом я очутилась в этом теле.

33
{"b":"558735","o":1}