ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

  Приподняв в веселом недоумении брови, "жених" хмыкнул:

  - Я и не навязываюсь в этом плане. Просто кровать в этом доме одна. Могу конечно постелить на диване, но это минут пятнадцать. Сама то выдержишь?

  После его слов о не навязывании щеки обдало неприятным жаром. Стало неловко и неприятно, словно я сама ему навязывалась, в этом самом плане, а он, бедняга, отбивался всеми руками и ногами, но дабы меня не обидеть делал это на удивление культурно.

  - Выдержу, -смотреть на него не хотелось, и я просто закрыла глаза, а потом сама и не заметила как опустилась на пол, положив голову на скрещенные руки.

  - Мари? Эй? Спишь что ли? - через какое-то время меня аккуратно потрясли за плечо. Ничего не понимая, подняла голову.

  - Что?

  - Пойдем, - потянув меня наверх, Глеб придержал, стоило мне пошатнуться, а потом, вздохнув и пробурчав что-то про упрямых девиц, подхватил на руки, с силой прижимая к груди. Почувствовав полет, охнула и сжалась.

  - Успокойся. Зря тебя сегодня выписали, еще пару дней как минимум будешь неадекватна. Может в больницу вернемся?

  - Нет, - качнув головой, закрыла глаза. Голова кружилась, но в больницу не хотелось.

  - Нет, так нет.

  Буквально через пару минут меня положили на твердую поверхность, а сверху прикрыли одеялом.

  - Спи уже, болезная. Потом поговорим.

  Угукнув, не открывая глаз, зарылась в одеяло и , вытянувшись в полный рост, выдохнула.

  Хорошо.

  А потом провалилась в сон, без сновидений, чтобы проснуться ближе к вечеру со свежей головой и кучей мыслей в этой самой голове.

  Лениво разглядывая ровный, кипельно белый потолок, прислушалась к звенящей тишине в квартире. Похоже я одна. А кто-то обещал глаз с меня не спускать, особенно во сне.

  Хмыкнув, повернулась на бок, удобнее подложив под голову ладонь.

  Вставать не хотелось, так почему бы не поваляться, тем более я никуда не спешу, никого не жду и ничего не планирую.

  Заметив на полу телефон, подняла и посмотрела возможные пропущенные вызовы.

  Тишина. Значит точно, никого не жду.

  Макс, прежде чем вручить меня в распахнутые объятья несостоявшегося жениха, пообещал позвонить вечером, сам же умчался решать какие-то свои проблемы. А Глеб... А что Глеб? А с ним вообще ничего не понятно. От слова совсем.

  Взгляд, скользнув по светло-оливковым, гладким стенам, задержался на огромной картине в белой раме. За стеклом огромная серо-черная волна с силой накатывала на берег. Красиво. И очень реалистично, если бы не разглядела мелкие штрихи и мазки, то подумала бы что передо мной черно-белая фотография.

  По сторонам от картины расположились два одинаковых светильника с широкими белыми абажурами. Под ней стоял диван, точно такой же, на котором лежала и я, буквально брат близнец бархатисто-серого цвета с горой маленьких подушечек.

  Повернувшись к окну, рассмотрела опущенные бежевые жалюзи, прикрытые волнами невесомой органзы.

  Надо же! Как мило с его стороны. А парень не совсем потерян для общества.

  Снова хмыкнув, качнула головой.

  При первом знакомстве я бы ни за что не сказала, что эгоистичный Глеб может проявить хоть капельку заботы. Однако, может.

  Снова оглядев комнату, пришла к неутешительному выводу: мне тут не нравится. Элегантно, стильно... безлико. Нет желания здесь оставаться, а тем более жить, хотя, может это все мое предвзятое к Глебу отношение сказывается? Все может быть.

  Лежать надоело, да и организм громко потребовал к себе внимания. Потерев живот, опустила босые ступни в мягкий ворс ковра и с удовольствием зарылась в него пальцами.

  Зато пол тут выше всяких похвал: тепло и мягко, что еще желать? А желать хотелось многого, ну хотя бы бутерброд какой, не говоря уж о горячем чае и желательно с шоколадом, а то благодаря сбалансированному больничному питанию и без того худенькое тело похудело еще больше. Да на мне даже джинсы болтаются! Куда это годится?!

  Оттянув штаны, прикинула объем работ. Сантиметра четыре, как минимум наесть можно!

  С этими мыслями я пошла искать кухню и самого главного ее обитателя - холодильник. Искомое нашла без проблем. Квартира оказалась двухкомнатной стандартной планировки: квадрат коридора, выходящие на него двери комнат и небольшой коридорчик, ведущий на кухню и в совмещенный санузел.

  А вот и моя прелесть.

  Нежно погладив ручку холодильника, поморщилась на вновь заявивший о себе продолжительными трелями живот и распахнула красавца. И застыла, пытаясь осознать всю глубину кошмара, в котором оказалась. Холодильник оказался практически пуст, пара упаковок йогурта и творожка не в счет. Этого добра мне хватило и в больничке.

  Поджав губы, принялась вытаскивать ящички для овощей, в надежде обнаружить хоть там кусочек колбасы к обнаруженной на самой высокой полке упаковке печенья. Результатом стали пяток луковиц, морковка и десяток картофелин.

  Открыв вторую дверцу холодильника, предположительно морозилки, удовлетворенно выдохнула. На полочке красовалась начатая пачка пельменей. Ну хоть что-то.

  Пятнадцать минут спустя я вдыхала умопомрачительный аромат, витавший над тарелкой аккуратно слепленных пельмешков. Пища богов! Стараясь не задумываться, из чего собственно изготовлена эта пища, проглотила первый пяток. Второй жевала более вдумчиво. Третий шел уже лениво, но поборов себя, засунула таки в рот четырнадцатый пельмень и сыто отвалилась , прижавшись спиной к высокой спинке стула.

  Жить можно.

  Следующий час я посвятила осмотру квартиры и, чего уж греха таить, лазанию по ящикам шкафов и перебиранию доставшихся в наследство от Маши вещей, коих оказалось в принципе не так уж и много, причем в основном вещи были летними, а потому и негодными для холодных дней осени.

  Задумчиво разглядывая очередной домашний комплект с зайками на груди и раздумывая , куда бы его выкинуть, услышала гулкий удар входной двери о стену, приглушенную ругань и тихий женский смешок. Насторожившись, вцепилась в вешалку и, неосознанно прижимая к себе майку с зайцами, медленно вышла в коридор, готовая любой момент применить вешалку не по назначению

  Увиденное заставило сначала открыть рот от удивления, потом захлопнуть его в возмущении, и только потом прошипеть:

  - Глеб!

  Поразительно! Я конечно понимаю, что я ему никто, но хоть какие-то правила приличия должны быть! Да у меня даже брат, когда знал, что я у него в гостях, так себя не вел.

  - Мари? - парень оторвался от высокой симпатичной блондинки и сфокусировал на мне рассредоточенный взгляд.

  - Глеб? - как только карие глаза девчонки обнаружили мою персону, ее тонкие брови спрятались в густой челке, а рот удивленно выдохнул: -О-о-о?

  - Мари, Мари! - руки уперлись в бока, и им совершенно не мешали ни вешалка, ни футболка. - Ты что, обо мне совсем забыл?

  Судя по его недоумевающему взгляду, медленно меняющемуся на извиняющийся - забыл. Зараза! Что я там говорила о заботе? Показалось! Как есть показалось! Наверняка ведь жалюзи опущены были с прошлого раза, и даже пустой холодильник это подтверждал.

  - Это кто? - девушка пришла в себя и чуть отодвинулась от парня, впрочем он ее особо и не удерживал. Закусив губу, "экс жених" усиленно тер лоб, изображая работу мысли.

  - Невеста! - ситуация забавляла. Подумать только, другая квартира, другой мужчина, а ситуация... Нда уж. И чего их всех налево тянет? А потому я особо не задумываясь ляпнула о "невесте". Ведь в глазах общественности, особенно моих новоприобретенных родителей, я до сих пор носила этот статус. Вот как разбежимся в разные стороны, вот тогда пожалуйста, хоть новая Маша, хоть Глаша, хоть Эльвира. Рогатой мне ходить очень не хотелось. К тому же... - Глеб?

  Прищурившись, внимательно осмотрела "жениха" и территорию вокруг, а не обнаружив искомое, недовольно протянула:

38
{"b":"558735","o":1}