ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

  - При каком желании? Да я в больнице была! В общем все понятно с тобой, - махнув рукой, отвернулась. Вот черт! Но он же добился своего - я переехала. В принципе можно так же легко съехать, главное Максу позвонить, предупредить. А прогулки во сне? А нужны ли они? Кстати...

  - Слушай, дорогой мой врун!

  - Мари!

  - Не перебивай. Я же спала? После той прогулки? И у тебя дома. Я что, могла в любой момент уйти? В смысле покинуть тело? Так что ли? - мысль оказалась занятной и неприятной. А если и правда это возможно? Ужас... Как страшно жить...

  - Нет. При большом желании.

  - Успокоил, - уже поднимаясь, со стула, была остановлена рукой парня и усажена обратно.

  - Давай все же обговорим наши условия? Не торопись. В больнице времени не было, да посторонних много, так что...

  - Это Макс что ли посторонний?

  - Мари! Макс вообще не должен об этом знать! - рявкнул Глеб и ударил ладонью о стол.

  - Почему? - поджав губы посмотрела на сжавшуюся в кулак ладонь и осторожно подняла глаза. Все внутри замерло, ожидая нападения. Если в прошлый раз я была не готова, то сейчас ждала лишь намека.

  Пусть только попробует ударить... Только попробует! Я не буду жертвенной овцой, как в прошлый раз. Уговаривать, умолять... нет...

  Рука потянулась к ножу, глаза вновь опустились на руки парня, и сквозь шум в ушах я услышала далекий голос, обвиняющий, кричащий, угрожающий.

  Сжав ладонями уши, замотала головой, прогоняя видения.

  Нет!

  А перед глазами проносились руки. Они поднимались и опускались как в замедленной съемке, они сжимались в кулаки и били. Больно. До крови. Потом появился нож.

  Я не буду умолять! Я тоже ударю!

  - Мари! Смотри на меня!? - я не понимала, кто это говорил. Мужчина, сидевший напротив слился с моим кошмаром в единое страшное целое, пытающееся меня убить.

  Внезапно я почувствовала холодную воду на лице. Воду? Странно. Тогда были только слезы. Отвернувшись, попыталась уклониться, но вездесущая струя с силой хлестнула по лицу снова, попадая в рот, заливая глаза и нос.

  - Пришла в себя? Мари? Все нормально?

  - Что? - распахнув глаза, я часто моргала и дышала как выброшенная на берег рыба.

  - Мари? Посмотри на меня! - глаза столкнулись с другими, с взволнованными карими. Задержав дыхание, всматривалась в чужое лицо, совершенно не похожее на лицо бывшего мужа. Другой разрез глаз, другой цвет, нос, совершенно другой, чуть длинноватый, подбородок с маленькой, почти незаметной ямочкой. У Вадима ее точно не было.

  - Глеб?

  - Да-а-а, - он выдохнул и медленно опустился на стул, все еще продолжая держать в руках пустой графин из под воды. - Вот это, детка, я тоже имел в виду, когда предлагал тебе переехать ко мне. Не подскажешь, что спровоцировало транс?

  Глава 16

  Я снова лежала на сером диване в гостиной Глеба и снова рассматривала потолок, но только теперь на белом поле плясали тени, бросаемые растущими рядом деревьями, пятый этаж как никак, так что я все еще имела честь видеть их причудливое переплетение.

  Глеб не стал спрашивать, что именно я видела и чувствовала, он почему-то сразу понял, что это был момент моей смерти.

  - Такое часто случается у новичков. Почти всегда. У меня тоже было. Так что нормально, главное пережить первые приступы.

  Мне было почему то неловко, я все пыталась отвернуться или закрыть глаза, но парень на корню пресек мои действия, просто подойдя и аккуратно взяв за плечи:

  - Смотри на меня. Мари? Ты же требовала с меня выполнения обещаний? Давай, смотри! Я выполняю!

  - Мы про это не говорили.

  - Крошка? Это само собой подразумевалось. Ты что думала, я раскажу тебе сладкую сказочку, ты поживешь пару деньков и все? Нет, детка. Это неприятно, может быть больно. Так что давай, смотри на меня и вспоминай, что ят акое сделал, что тебя перекосило всю. Ну?

  Слегка тряхнув, добившись моего полного внимания, снова повторил:

  - Ну? Я жду.

  - Глеб...

  Хотелось вывернуться и уйти, хотелось на все плюнуть, закрыться в комнате, залезть под одеяло и спрятаться там, представляя, что ничего этого нет.

  Почему я думала, что все прекрасно пережила? Почему думала, что потреплю нервы Вадиму, поиздеваюсь над Пахой и все забуду. Не буду вспоминать, и оно рассосется? Я ведь так думала...

  - Глеб, Глеб... Давай, детка, вспоминай. Мы говорили с тобой о больнице, о Максе.... Потом? Что я сказал и сделал не так? Ну же?

  Зажмурившись, качнула головой, но все же против воли начала вспоминать слова, жесты, интонацию. Жест... Удар... Кулак... О боже...

  - Мари? Открой глазки и посмотри на меня. Это я, Мари. Глеб. И что я сделал? Ну же?

  - Ударил, - выдохнув, попыталась обхватить себя руками, но парень не дал. Он взял ладони и потянул на себя, вынуждая ногами упереться о пол, удержаться на стуле и открыть глаза.

  - Та-а-ак, - довольно протянув, похвалил: - Молодец. Потом? Что-то же было потом?

  - Ты сжал кулак.

  - Ага. Понятно. Вот так? - удерживая меня одной рукой, он с силой ударил свободной ладонью о стол.

  Вздрогнув от неожиданности, попыталась отстраниться.

  - Сиди. Смотри на мою руку.

  И снова удар ладонью по столу. И снова. Он бил еще раз пять, и каждый раз с силой, до покраснения, потом хмыкнув и отпустив меня, погладил ушибленную ладонь пальцами второй руки.

  - Ну что? Легче, нет?

  - Не знаю...

  - Млять, думал проще будет, если честно, - почесав подбородок, скептически на меня посмотрел. - Ну хоть цвет нормальный приобрела, а то была бледная, как смерть. Может еще кулак сжать, а?

  Во все глаза рассматривая расстроенного парня, сидящего на корточках напротив меня и баюкающего ушибленную руку с растопыренными как у граблей пальцами, внезапно усмехнулась, а потом и вовсе расхохоталась. По-дурацки, истерично, с всхлипами и подвываниями.

  - Иди сюда, чудо ты мое, - недовольно прошептав, меня подняли и усадили к себе на колени, обняв и начав укачивать, не забывая приговаривать: - После такого ты мне точно должна. Надеюсь понимаешь? Я же на такие жертвы иду, девок не води, секс, я так думаю тоже не обломится, истерики твои успокаивай. Успокаивай же?

  - М-м-можешь не ... ик.., - попытавшись ответить, икнула и снова всхлипнула.

  - Ну уж нет! А чем же мне тебя потом шантажировать? Если даже успокаивать не буду? А так можешь хоть все футболки залить. Всего то и надо, что поиграть в любящих жениха и невесту пару месяцев. А? Как тебе?

  - З-за-ачем?

  - Да там, в общем... А взамен предоставлю свою грудь. И баб водить не буду.

  - А сегодня?

  Слова, сказанные Глебом, странно успокаивали, его предложения смешили, так что даже в чем-то я была ему благодарна. В конце концов, он в принципе и не обязан успокаивать мои истерики.

  - А сегодня я забыл, - теплая ладонь пригладила взъерошенные волосы, задев щеку. - Веришь, нет? Вот честно, замотался, совершенно из головы вылетело.

  - Ага...

  - Ага, - передразнив, фыркнули нехотя добавил: - Ну раз у нас договор, можешь требовать компенсацию.

  - Да-а-а? - снова шмыгнув носом, надеюсь в последний раз, хотя бы на сегодня, вывернулась и посмотрела в его глаза.

  - О, ожила. Все вы, женщины, такие, при слове "компенсация" расцветаете. Не находишь это неправильным?

  - Шут, - пробормотав, снова отвернулась.

  - Да ладно тебе. Главное, помогло,- задумавшись, переспросил: - Помогло ведь?

  Я чуть кивнула головой.

  - Вот. Главное результат.

  Так мы сидели и молчали еще минут пять, пока он широко не зевнул и не поинтересовался:

  - Умыться кстати не хочешь, а то похожа на мокрую курицу. И это, Мари, давай все же разговоры оставим на завтра, а? А то спать хочу , не могу!

40
{"b":"558735","o":1}