ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

  Некие дополнительные возможности меня заинтересовали, хотелось бы знать, что включает в себя дополнительный пакет услуг, так сказать.

  Парень нервно взъерошил волосы.

  - Слушай, я сам толком не знаю. У меня это только второе перерождение, но я слышал от стариков, что некоторые владеют гипнозом, могут перемещать вещи... Да мало ли что. Эти пердуны лишь ухмыляются и молчат!

  - Мда, - я потерла лоб и насмешливо посмотрела на взволнованного Глеба. - А с чего ты решил, что они нам все расскажут? За два месяца-то? Мы с тобой кто друг другу? Жених и невеста и то липовые, да будь мы даже супругами, и то маловероятно. С чего такая щедрость?

  - А они и не расскажут. Мы сами узнаем!

  Уверенность в его словах заставила меня насторожиться и представить гангстерские разборки времен перестройки и начала прошлого века в Америке. Там очень любили сами все узнавать, предварительно подставив оппоненту нож под ребра или пистолет к виску. Что-то чем дальше, тем больше меня наш разговор не устраивал. Но я все решила спросить:

  - И как?

  - Объединим энергию.

  Его ответ меня крайне озадачил, а потому само собой вырвалось:

  - Это как?

  - А вот это, моя дорогая Мари, - меня ласково погладили по щеке и убрали за ухо прядку волос. - Нам просто обязаны рассказать старики.

  Нда. Чем дальше, тем больше вопросов, при чем я не понимала практически ничего. Почему это о возможностях рассказать не должны а о соединении просто обязаны? Это что, какие-то законы местные? Или как?

  Как оказалось, действительно закон, один из малого круга, что-то типа семейного кодекса, действующего на укрепление молодой ячейки общества. Вроде как если эта самая ячейка станет сильнее, то и пользы обществу принесет больше. В исполнении Глеба звучало вроде как все логично, конечно, если не учитывать одну маленькую, несущественную деталь - я не собиралась организовывать с "женихом" эту пресловутую ячейку! Ни под каким соусом! И уже хотела было указать Глебу на эту деталь, но почему-то только глубокомысленно "угукнула" . Неужели здравый смысл проснулся? Или наоборот, приключений снова захотелось на пятую точку?

  Покусав губу, пришла к выводу, что первое. Слишком уж у женишка взгляд был фанатичный, не предвещающий ничего хорошего при моем явном отказе. В конце концов Глеб вот он, а Макс далеко... Вряд ли конечно парень решится на что-нибудь плохое, но... В общем, все сказанное я решила обдумать на досуге сегодня или лучше завтра, ведь именно на завтра намечалась историческая встреча с другими не мертвыми...

  Вскоре разговор сам собой сошел на нет. Парень еще порассуждал об открывающихся перспективах, о желании выбраться из городка, посмотреть мир и показать себя, да и в конце концов, должность начальника местной строительной организации, как оказалось, не предмет его мечтаний, а лишь маленькая ступенька к вершине власти.

  Не знаю уж, с чего вдруг женишок решил пооткровенничать? Может я выбрала верную тактику, вовремя поддакивая и кивая головой? Не знаю. Но весь смысл нашего разговора сводился к силе и власти. Ничего нового и сложного.

  Довезя меня до подъезда своего дома и проконтролировав, чтобы я в него зашла, Глеб, сославшись на неотложные дела, попрощался и уехал. А я, повздыхав и посмотрев на небо, виднеющееся в подъездном окошке, побрела наверх, обдумывать план дальнейших действий на сегодня. По всему выходило, что к Вадиму смысла ехать не было, карты, спрятанные в тайничках, могли подождать и день, и два, и неделю, до ближайшего солнечного дня. Поэтому...

  Вздохнув, открыла ключами двери и зашла в гулкую тишину квартиры.

  Времени вагон, а потратить его не на что.

  Повалявшись на диване, пощелкала пульт телевизора и даже погипнотизировала телефон, но он мужественно молчал, отказываясь звонить и присылать смс. Нет, честно, я даже поразилась этому. У Мани что, не было ни одной подруги? А знакомые? За две недели ни одного звонка. Странно. Даже у меня, в бытность мою Мариной, при всей моей нелюбви к телефонным разговорам, было несколько знакомых, считающих своим долгом поддерживать какую-никакую но связь именно по телефону. А тут тишина!

  Откинув андроид в сторону, поплелась в комнату Глеба, если мне не изменяла память, то у него там был ноут, а если мне очень повезет, то этот ноут окажется подключенным к интернету.

  Мне повезло. Ноутбук лежал на столике, закрытый и выключенный, и мне не повезло - на нем стоял пароль. Набрав для проформы несколько разных комбинаций клавиш, решительно поднялась и, найдя телефон, позвонила Глебу.

  - Але! - голос парня звучал громко и раздраженно. - Я занят, позже перезвоню.

  Не дав мне сказать и слова, скинул вызов.

  Зло посмотрев на пикающий телефон, перевела взгляд на ноут и со всей силы саданула ногой по ножке столика.

  - Ой-й-й! - схватившись за ушибленные пальцы, поскакала на одной ноге, мысленно ругаясь и на себя, и на занятого Глеба, и на жизнь. Вот где справедливость?! А? Почему у меня все происходит не так как у людей!

  Позже я еще пару раз пыталась дозвониться до "жениха", но каждый раз натыкалась на короткие гудки, сообщающие всем и каждому, что абонент занят и совершенно не хочет со мной общаться. Плюнув, перекусила на кухне найденными и подогретыми полуфабрикатами, еще посмотрела телевизор, дублируя игру актеров и разговор дикторов - хоть какое-то развлечение. Посидела на подоконнике, всматриваясь в льющий стеной дождь, еще раз перекусила, и, так и не дождавшись звонка парня, отправилась спать.

  Ну что ж, завтра новый день. Завтра познакомлюсь с другими не умершими, и завтра то я и решу, а так ли нужен мне Глеб со своими желаниями и проблемами, что-то подсказывает мне, что совершенно не нужен.

  Завтра наступило как-то неожиданно быстро. Вот я спала, уткнувшись в подушку, а вот тоненький теплый солнечный луч щекочет щеку. Приоткрыв один глаз, посмотрела им на поднесенный с трудом нащупанный телефон.

  Девять утра.

  Второй глаз открылся сам, в искреннем удивлении. Десять часов спать не каждому дано!

  Безрезультатно прислушавшись к тишине в попытках обнаружить признаки жизнедеятельности Глеба, откинула одеяло и в несколько шагов преодолев расстояние до глебовской комнаты, приоткрыла закрытую дверь. Парень спал посреди кровати, раскинув руки и ноги в стороны, он успешно изображал кривенькую морскую звезду.

  Покусав губу в раздумьях, будить или нет, решила остановиться на компромиссе - широко распахнула дверь и , громко топая, пошла на кухню. Если не проснулся сейчас, то грохот чайника, чашек, ложек и тарелок, он точно не переживет.

  И действительно. Несколько минут спустя я имела честь любоваться на помятую физиономию с припухшими красноватыми глазами.

  - У тебя совесть есть? - остановившись в дверном проеме, парень уцепился руками за косяки и постарался "припугнуть" меня грозным взглядом.

  - У меня? - широко распахнув глаза, ткнула в себя пальцем.

  Неа. Впрочем, как и у тебя.

  Пока мы мерили друг друга взглядами, я насмешливым, он злым, закипел чайник, огласив пространство квартиры пронзительным свистом.

  - Выключи! - Глеб прижал ладони к ушам и страдальчески поморщился. Просто мне подпрыгивать сразу не хотелось, пригрелась возле батареи, вот он и свистел почти минуту, совершенно не мешая играть в гляделки с женишком.

  - Мари..., - просительно заныв, видимо решил сменить тактику, посмотрел на меня жалостливо и сделал два шага, чтобы свалиться на ближайший стул.

  - Да, да? - не спеша поднявшись, все же выключила чайник и быстро смешала кофе. Растворимый и совсем жидкий. Кофе хотелось до жути, а вот варить его, да страдать потом от повышения давления не хотелось. Бухнув в кружку пару ложек сахара и плеснув молока, удовлетворенно уселась обратно.

  - Так что?

  - Ты о чем? - пока я доставала сыр и молоко, Глеб умудрился заснуть, положив голову на скрещенные на столе руки. Чуть приподняв голову, он непонимающе меня разглядывал.

52
{"b":"558735","o":1}