ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

      Ехидная улыбка медленно сползла с симпатичной мордашки, прислушивающиеся к нашему разговору девчонки замерли и , казалось, я даже видела, как их ушки, словно локаторы, шевелились, настраиваясь на необходимую частоту и звук.

      - Мань? А ты не оборзела? За языком следи, - одногруппница нахмурилась и подалась вперед, зло сверкая глазами.

      - Горинец, - ну да, имени то ее я не знаю, значит будет Просто и кратко "Горинец". - Фу как не культурно. У нас приличное заведение, может ты ошиблась в выборе профессии, ну и месте обучения заодно? М?

      На первых партах засмеялись и кто-то прокомментировал:

      - Один ноль в пользу Александровой. Насть? Действуй, мы жаждем крови.

      Теперь смеялись уже многие.

      - Детский сад, - пробурчав под нос, двинулась по проходу на выход из аудитории. Если мне не изменяла память, следующая пара должна быть в 316 кабинете на этом же этаже.

      - Мы еще не договорили, - в руку вцепились тонкие пальцы с острыми ноготками.

      - Мы, Николай второй? - я хмыкнула и покосилась на удерживающую меня руку. Кошмар... Еще я с девчонками не дралась для полного счастья... Ужас. - Горинец, убери грабельки.

      - А то что?

      - Да ничего, в детстве ведерком по голове не достучали? Так ты обращайся, ради такого дела я даже прикуплю инвентарь.

      - Надо же, больничка кое-кому пошла на пользу, чем тебя там прокололи? Озверином?

      - Не интересовалась, - улыбнувшись, все же дождалась, пока чужая рука наконец отцепится. - Но ради тебя могу узнать рецепт. Обращайся если что, не стесняйся.

      Отвернувшись, сделала пару шагов и полезла в карман, на ходу вынимая телефон. На табло высвечивалось короткое и емкое "Марк".

      - Привет...

      Интересно, зачем звонит? Вроде виделись всего полтора часа назад. Случилось что?

      - Мариш, у тебя сегодня сколько пар?

      - Три.

      - И во сколько закончатся?

      - Сейчас, - задумчиво потерев лоб, вспоминала расписание звонков. Вроде видела уже сегодня на стенде, и вроде как... С трудом вспомнив время, уточнила: - Если конечно не путаю...

      - Ничего, подождет если что.

      - Манюнь, а с кем ты говоришь?

      - Горинец, - чуть опустив телефон , посмотрела на Анастасию. - Тебе все неймется?

      - Мариш? - низкий голос звучал глухо, но в то же время достаточно громко, чтобы различить и сам голос, и интонацию, и слова. И да, я согласна, голос у Марка завораживающий, даже по телефону. Иначе отчего светло-карие глаза Настеньки заинтересованно заблестели?

      - Конечно, нам же нужно знать, с кем воркует наша любимая Манечка. Правда девочки?

      Непонятным образом выхватив у меня телефон, блондинка защебетала: - Привет! Я подруга Манюни, она так много о вас рассказывала, что мне даже стало интересно... Нет, что Вы... Да-а-а...

      С каждым словом довольное выражение лица блондинки менялось, сначала становясь недоуменным, потом ошарашенным, а потом и вовсе испуганным.

      - Поняла, - выдохнув, она сглотнула и сунула телефон мне в руку, а потом, не задерживаясь, выбежала в распахнутые двери аудитории.

      - Ма-а-арк? - проводив блондинку взглядом, направилась следом, стараясь не замечать заинтересованные взоры остальных. - Что ты ей сказал?

      - Ничего интересного. У тебя что там происходит?

      - Да так... очередное наследство.

      - Понятно... Значит так, если совсем все грустно будет, переводишься в другой универ, я договорюсь, ну или берешь академ.

      - Нет! - нда, кажется надо кричать потише, мой вопль кажется был услышан даже на противоположном конце коридора, и это в так называемый час-пик, привлекая ко мне нездоровое внимание студентов. Оглянувшись, нервно улыбнулась, и громко зашептала в трубку. - Я справлюсь. Подумаешь... И вообще, тебе не кажется, что ты слишком наседаешь и решаешь за меня?

      - Нет, - отрезал мужчина и уже намного мягче пояснил: - Малыш, пойми, ты моя девушка, и я...

      Он что-то говорил и говорил, а я смогла вычленить лишь словосочетание "моя девушка" и крутила его и так, и эдак, примеряя на себя, пробуя на вкус, запах и цвет. "Моя" "девушка" - вместе эти слова были очень значимы и объемны, особенно для меня, бывшей в отношениях целый один раз. И все же... когда я стала его девушкой? Вроде как у меня никто не спрашивал. Так когда? Когда он взял на себя ответственность за меня? Или чуть позже, вчера или сегодня утром.

      Вспомнив утренний поцелуй, почувствовала жар, опаливший щеки и шею. Приятно не спорю, но... а не быстро? Нет?

      - Здорово... А почему ты мне раньше не сказал?

      - Что? - недоуменно спросил мужчина.

      - Про твою девушку...

      На том конце усмехнулись и поинтересовались:

      - Из всего моего монолога ты услышала только это?

      - Эм... ну да.. но согласись неожиданно?

      - Не соглашусь! - кажется кому-то что-то не понравилось. А ну и что!?

      - Быстро все...

      - Я считаю, даже медленно.

      - Но...

      Где-то над ухом неприятно зазвенело, и я замотала головой, выискивая нужную аудиторию, а найдя, ринулась к кучке народа, оккупирующей подоконники и подпирающей двери.

      - Слушай, Марк, у меня пара, потом поговорим? Ага?

      Не дождавшись ответа, отключила телефон и засунула его в сумку, а потом со всей толпой ринулась в аудиторию, занимая точно такое же место как и на прошлой паре.

      Рассеянно слушая преподавателя - моложавого мужчину лет сорока, нудным голосом повествующего об Америке пятидесятых, обдумывала наш с Марком разговор.

      Значит девушка, его девушка.

      Приятно вроде. А кому будет не приятно иметь такого замечательного во всех отношениях парня. Симпатичный, мужественный, самостоятельный, обо мне вон как заботится. Мечта, а не парень! Да его с руками оторвут, наверное. Хотя странно, что у такого совершенства никого не было. Такой парень пропадал... Да и парнем его, конечно, можно назвать с натяжкой, мужчина в полном рассвете сил, а если уж подумать о его общем стаже существования на Земле, то...

      О-о-о! А сколько ему лет?

      Блин!

      Голова упала на скрещенные руки. Мысли разбегались, не желая соединяться воедино. А тихий и монотонный голос преподавателя вгонял в сон, окончательно и бесповоротно прогоняя остатки здравого смысла и связные мысли на элементарный вопрос "что делать?"

      - Да уж, Анатольич превзошел сам себя.

      Приподняв голову, оглянулась. Народ шумно переговаривался и собирался, покидая аудиторию. Какая радость... Какое счастье. Сколько эта мутотень будет длиться? До зимней сессии? Кошмар...

      - Может все же попроситься в группу к Анне Васильевне?

      Услышав знакомое имя, прислушалась, не забывая складывать конспекты.

      - Ну попросись.. , - полненькая брюнетка поправила очки в тонкой оправе и ехидно заметила, явно кого-то пародирую: - Слущева? Неужели вы не можете в таком случае работать самостоятельно? А еще будущие историки. Стыдно, Слущева, стыдно...

      - А попробовать то стоит? - взвыла по всей видимости Слущева. - Я не выдержу еще два месяца, это пытка! А между прочим пытки запрещены ООН!

      - Может и запрещены, - пожала плечами еще одна девушка, высокая шатенка. - Но кто им об этом сообщит?

      Мысленно соглашаясь с девчонками, побрела в следующую аудиторию. Основная масса студентво поскакала в столовую, я же решила сегодня там не появляться, к тому же кто-то заботливый положил бутылку с йогуртом, а если учитывать еще и плотный завтрак... Может действительно рассмотреть его экстравагантное предложение?

      Последняя пара пролетела без происшествий. Английский я худо-бедно помнила и на пару вопросов, заданных молоденькой англичанкой ответить смогла. Уже натягивая курку в вестибюле и поправляя выбившиеся пряди волос, напряженно прислушивалась к телефону. Но тот молчал. Выходить же на улицу я не торопилась, за последний час погода сильно испортилась и вместо обычного хмурого утра настроение портил хмурый день с мокрым снегом и порывистым ветром. И только еще минут через десять до меня дошло, что он выключен.

66
{"b":"558735","o":1}