ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

  Закусив губу, взглянула исподлобья, попав в плен темно-серых, похожих на грозовые тучи глаз. Рассматривая пульсирующие зрачки, пыталась подобрать слова, но их не было, они растворились, разбежались под напором требовательного взгляда. Сглотнув, облизнула сухие губы и снова зажмурилась. Сейчас, удерживаемая сильными руками, я постепенно успокаивалась, дыхание выравнивалось, исчезли Марина и Мария, осталась только я. Нечто среднее, неопределенное. Непонятное. Сформировавшаяся мысль ударила в сердце и я снова вздрогнула, пытаясь вцепиться в Марка.

  - Марина? - мужской голос прозвучал гулко и далеко. - Посмотри на меня?

  Очнувшись, попыталась разлепить глаза и сказать хоть что-то непослушным языком:

  - Я не знаю, кто я.

  - Что? Мариш?

  - Кто я? - моргнув, снова прошептала: - Скажи мне, кто я?

  - Ты это ты!

  - Нет, - я замотала головой и снова попыталась отстраниться. - Это не я. Я умерла. И она умерла. Черт!

  Вцепившись пальцами в волосы с надеждой всмотрелась в склонившееся ко мне лицо.

  - Говори со мной. Скажи, кто я сейчас? Я потерялась. Пожалуйста, говори.

  Глухо выругавшись, мужчина что-то прошептал, а потом подхватил меня на руки. Прижимая к себе, выдохнул в волосы:

  - У тебя шок. Млять, я был уверен, что Глеб с тобой поработал.

  Межкомнатная дверь с силой ударилась о стену, пропуская нас в коридор.

  - Братец твой еще. Предупреждал ведь!

  Я не хотела думать ни о Глебе, ни о брате. Я цеплялась за Марка и слушала бег крови в его венах.

  - Ложись, - меня аккуратно сгрузили в чужую кровать. Просторную, покрытую белыми простынями с еле заметными молочными вензелями и накрыли таким же белым одеялом, с бордовой окантовкой по краю. А через минуту прижались ко мне и снова обняли.

  - Не молчи.

  - Прости, - коротко поцеловав в макушку, Марк тяжко вздохнул и зашептал, обдавая шею горячим дыханием. - Глеб должен был с тобой поработать. Воскрешение - это шок для души, тем более для такой молодой как твоя. Сколько тебе лет было?

  - Двадцать четыре.

  Цепляясь сознанием за слова, вслушивалась в размеренное дыхание и в четкий ритм сердца, полностью отринув все остальные звуки - шум ночных улиц, проникающий через полуоткрытое окно, отдаленные звуки ритмичной музыки, скрип дома, шорох штор и стенание ветра.

  Глаза сами собой закрылись, разум медленно погружался в дрему, убаюканный размеренным рассказом Марка о новой жизни, о новых возможностях, о новой мне - новой Марине со слегка измененной внешностью и подправленной жизнью. Я уже почти полностью заснула, когда почувствовала теплое дыхание на губах и прохладный ветерок, на миг коснувшийся обнаженной спины, и услышала тихий и очень знакомый удаляющийся голос, зло отчитывающий неизвестного собеседника. Потом голос пропал, оставляя меня в уютной тишине.

 Не раздумывая ни секунды, с криком потянулась к его руке:

  - Дай сюда!

  Машина дернулась и я навалилась на мужчину. Ногтями царапая его руки и лицо, пыталась отобрать гаджет.

  - Успокойся! - меня с силой оттолкнули, а снова заигравший телефон бросили на заднее сидение. - Ах ты сволочь!

  Вадим посмотрел на зеркало заднего вида, а потом на меня, тяжело дышащую, пытающуюся удержаться во внезапно разворачивающейся машине, оставляющей после себя на асфальте черные полосы.

  - Все же та сука была права! Тебя нельзя оставлять одну, - машина снова развернулась, задев черный седан, буквально сразу же оповестивший всех и каждого об этом недовольным визгом клаксона.

  Нам что-то кричали сзади, но Вадим не обращал внимания, уверенно следуя только ему одному известному маршруту. Он то вырывался вперед, и меня вдавливало в спинку сидения, то резко поворачивал руль, и тогда я вжималась или в дверцу, или в самого мужчину.

  - Да остановись же ты! - вскрикнув, уперлась ладонями в светлую кожу передней панели машины.

  - Мариша, Мариша, ну зачем же ты так? Я же к тебе со всей душой.

  - Ты сумасшедший! Меня зовут Маша! И я совершенно не знаю никакой Марины... - с тоской вглядываясь в проносящиеся мимо дома, я все еще пыталась стоять на своем. Ведь сейчас и для него я именно Маша! Мария! И только так...

  Мужчина цокнул языком:

  - Может сейчас ты и Маша, какая в сущности разница?

  - Что? - с опаской и надеждой взглянув на водителя, скрипнула зубами.

  Снисходительно мне улыбнувшись, он снова вывернул руль и тихо сматерился.

  - А он упорный... Кто он тебе?

  - Кто? - снова взглянув на Вадима, обернулась назад, только сейчас замечая темно-синий джип, преследующий нас буквально по пятам. - Марк?

  Муж скривился, словно съев так не любимый им лимон:

  - Марк...Так кто он?

  Слово "жених" я произнесла в надежде, в глупой надежде, что Вадим образумится, что до него наконец доедет весь этот бред происходящего, но как же я ошибалась!

  - Жених, значит? - побелевшие от злости губы мужчины сжались в тонкую острую линию, а светлую радужку глаз снова заполонил зрачок. - У тебя может быть только один жених, девочка моя, и это я!

  С этими словами он ударил по газам и, проехав пару сотен метров, резко развернулся, задевая и ломая капотом ровный ряд кустарников. Утопив педаль газа по максимуму, он с бешеной улыбкой помчался вперед, прямо на приближающийся джип.

  Следующие секунды слились в одно долгое страшное мгновение, превратившееся в один бесконечный стоп-кадр.

  Побелевшее от напряжения лицо Марка, пытающегося вывернуть руль.

  Удар, смявший половину Вадима.

  Брызнувшая кровь, попавшая и на меня, и на сработавшую подушку безопасности.

  Новый удар, заставивший машину развернуться.

  Ошарашенные вторжением утки, забившие крыльями по темной заводи.

  Треск, ледяная вода, и новый удар.

  Я потеряла сознание.

  Глава 29

Распахнув глаза, безумно оглянулась и истерично рассмеялась.

  Он снова меня убил! Подумать только!? Опять... Неужели я в прошлых жизнях так нагрешила, что меня нужно убивать раз за разом, при этом не забирая память о смертях? Сначала зарезал как бешеную собаку, потом утопил...

  Надеюсь ты издох, любимый!

  Сжав кулаки, запрокинула голову в черноту и заорала:

  - Здохни! Здохни, наконец! Пожалуйста, Боже, если ты существуешь, прости за грешные мысли, но я тебя очень прошу... Я умоляю... Пожалуйста!

  Стирая бежавшие по щекам слезы, обессилено упала на колени, уткнувшись в непроглядное нечто сжатыми кулаками и лбом.

  Я просто хотела жить... Как могла, никому не мешая, не убивая и не воруя. Я никого не предавала, я просто хотела жить, быть любимой и любить. Всего лишь. Или это так много? Непозволительно много для меня? Так почему!? Скажите, почему он меня снова убил?

  Я до сих пор чувствовала страх и беспомощность последних мгновений новой жизни, жесткие ремни, впивающиеся в кожу, скрежет металла, серо-белые перышки взметнувшихся ввысь уток и холод черных вод реки, прожорливым зверем ринувшихся в раскуроченный автомобиль. Как и первую смерть, эту я не забуду никогда, ведь я все равно хочу жить. Я не собираюсь растворяться в небытие, не хочу и не буду! Пусть начну с начала, пусть снова буду блуждать призраком, но я вернусь. И если ты не умер... ты умрешь, обязательно!

  Сглотнув тяжелый ком в горле, приподнялась.

  Знакомое пятнышко света, сопровождающее меня в прошлый раз, мигнуло и словно бы приблизилось став больше, но мне было откровенно не до него. Я хотела вернуться. Прямо сейчас оказавшись в любом известном мне месте, где-нибудь подальше отсюда и желательно в близи нового тела. Мечты... Которые и не думали сбываться. Сколько бы я не представляла ни квартиру брата, знакомую до мелочей, ни его самого, ни даже Марка с его апартаментами, не получалось ничего. Я все так же сидела, опираясь на колени и рассматривая черное ничто.

73
{"b":"558735","o":1}