ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

  Удивившись резкому переходу, медленно кивнула.

  - И что сидим тогда? Наливай, - кивнув в сторону чайничка, попросила: - И мне чашечку. И раз уж встала, там конфеты лежат, достань, будь добра.

  Хозяйничая в закутке, поглядывала на Анну. Та снова запрокинула голову на подголовник кресла и расслабилась, закрыв глаза.

  Стараясь не шуметь, аккуратно поставила чашечки на стол, положила коробку конфет и буквально сразу же поймала на себе внимательный взгляд умных глаз.

  - Рассказывай.

  - О чем?

  - О чем хочешь. Сама же не подходишь за информацией, а я тут замоталась совсем с этой конференцией, - преподавательница неуловимо поморщилась и сделала маленький глоток.

  О чем хочешь?

  Скептически посмотрев на женщину поверх чашки, задумалась. Рассказывать ни о чем не хотелось. Я совершенно запуталась в своих мыслях и желаниях, чтобы еще и вываливать их на совершенно постороннего человека. Я и так в последнее время только и делала, что думала. Обдумывала свои реплики, свои действия, реакции. И... не понимала...

  Закусив губу, поставила чашечку на стол, отвернулась и посмотрела в окно. Совершенно серый день. Скучный и безликий, как впрочем и моя жизнь в последние дни.

  - Как ты в больнице то снова оказалась, чудо?

  Вздрогнув, недоуменно посмотрела на женщину.

  - Вы не слышали?

  - Нет, - та пожала плечами и откусив конфету, блаженно прикрыла глаза. - В Кельн ездила, а как приехала, так сразу и озадачили.

  По лицу женщины прошла волна гнева:

  - Чтоб им пусто было, и не отнекаться же никак! - съев новую конфету, подтолкнула коробку ко мне. - Не стесняйся. Бери.

  - Спасибо, - взяв лакомство, покрутила его в пальцах и, засунув в рот, мрачно зажевала. Вкусно. А рассказать... а почему бы и нет?

  Прожевав, опустила глаза вниз, на стол и, заметив маленькую тонкую трещинку на ровной поверхности столешницы, погладила ее пальцем и начала разговор, изредка прерываемый возгласами заинтересованно слушающей не мертвой: "М-м-м"... "А ты?"... "И правильно!"... "А он?" "Да уж..." "Хм-м-м" .

  - И что решила? - подперев подбородок ладонью, блондинка снова потянулась за конфетой, а я поведала ей о своем решении пожить отдельно. - Логично.

  Согласилась в скором времени та.

  - А Марк что?

  - А ничего! Закончился Марк, - буркнув, присоединилась к поеданию конфет и с горя съела сразу две.

  - Что? Совсем? - не поверила та.

  - Совсем.

  Склонив голову набок, женщина смерила меня взглядом, усмехнулась, а потом звонко расхохоталась:

  - Ну и дураки!

Отсмеявшись, она аккуратно вытерла набежавшие слезы. Покосившись на мою непонимающую физиономию, покачала головой:

  - Нет, я конечно понимаю - ты. Молоденькая, без опыта... Но Марк!?

  Сцепив зубы, исподлобья посмотрела на веселящуюся женщину. И что смешного?

  - Мариш, - нагнувшись ко мне, Анна вытерла последнюю слезинку и доверительно начала: - Понимаешь, Марк провел слияние...

  - Не до конца ведь! - я откинулась на спинку кресла и отгородилась, сложив руки на груди.

  - Какая разница?! Сам факт!

  - И что? Глеб тоже пытался и...

  - Глеб?! - она фыркнула и пренебрежительно махнула рукой. - Давай забудем об этом недоразумении по ошибке влившемся в наши ряды. Мы говорим о полноценном объединении. У вас начался обмен воспоминаниями. И смертями! Это очень важно!

  Ткнув в потолок указательным пальцем с французским маникюром, Анна уверенно качнула головой.

  - Так что жди, скоро твой закончившийся появится на горизонте, - оценив мой насупленный вид и в то же время настаивающий на своем взгляд, она вздохнула и спросила: - Не веришь?

  Я скривилась.

  Чему? Тому, что слияние важно? Или что Марк вскоре покажет свой ясный лик? Что-то как-то не очень верится, а судя по последнему разговору, так вообще проблему веры можно закрыть как неактуальную. Нет и все! Без вариантов.

  Мягко улыбнувшись на мой скептицизм, не мертвая отвернулась к окну.

  - Смерть - это личное. В нашем кругу не принято делиться личными воспоминаниями. О них знают лишь пары, супруги. И все. Разговоры о смерти - табу для остальных.

  - Почему? - проследив за ее взглядом, кроме обнаруженной ранее серости за окном, ничего нового не заметила.

  - А тут все просто, - она развернулась и вперила в меня острый взгляд, пытающийся залезть прямо в душу. - Вот ты сама. Как насчет твоей смерти?

  Поджав губы, отвернулась. Хоть и казалось в последнее время, что я "забыла", выкинула из головы воспоминания о своем последнем дне Мариной, но на самом деле... Нет... Этот день я не забуду никогда. И делиться с кем-то? Нет!

  - Вот видишь. И такое у каждого из нас. Единственно, что я знаю, каждый умер страшно. Каждый!

  Анна замолчала и устало потерла лицо руками, а потом посмотрела на меня и, нахмурившись, грозно рыкнула:

  - А ну возьми себя в руки! И не порти мне мебель! - подпрыгнув на стуле, отдернула пальцы. Оказывается, я сама того не замечая, самозабвенно раскорябывала трещинку на столешнице.

  Виновато улыбнувшись, вцепилась в сумку.

  Неловко вышло.

  Внимательно проследив за моими суетливыми действиями, не мертвая хмыкнула и подбадривающе улыбнулась.

  - Мариш, не знаю, что там в голове Марка, но он тебя не оставит. Можешь конечно подождать и посмотреть на что он там решится, но мой тебе совет, сделай первый шаг сама.

   Кивнув, снова посмотрела в окно. Мне никогда не нравились конец октября - начало ноября. Слякоть, дожди, туманы. Вроде уже не осень, но и до зимы далеко. Редкостная гадость, прям как у меня на душе.

  - Эй? Ты тут? - звонко щелкнув пальцами и дождавшись моего внимания, Анна выразительно посмотрела на часики. - Не рассиживаемся. Я конечно рада бы с тобой поболтать еще, но работа сама работаться не будет... К сожалению. Так что давай, поднимайся и вперед. И не забудь о нашем разговоре.

  Выдав последние наставления, мне вежливо указали на выход и со стоном открыли папки, лежавшие на краю стола. Уже закрывая за собой дверь кабинета, услышала тихое бухтение не мертвой:

  - И зачем я приехала из Кельна? Радовалась бы солнцу, колбаскам и пиву. Так нет...

  Аккуратно прикрыв створку, оглянулась.

  В коридорах было еще тихо, но скоро они наполнятся движением и шумом, спешащих по своим делам студентов и преподов, мне тоже по идее стоило поспешить на следующую пару, но откровенно не хотелось. Потерев лоб, снова рассеянно оглянулась и не спеша пошла на выход. К черту все! История никуда не убежит, а вот моя личная жизнь вполне.

  Что там Анна говорила? Явится? Причем стопроцентно? Фантастика.

  Выйдя на крыльцо, вдохнула прохладный важный воздух и поежилась. Группка парней курила невдалеке и совершенно не обращала внимания на мою персону. И это у лучшему. Не нужно оно мне, внимание это. Ну почти.

  Перед глазами возникла дымная фигура, постоянно меняющая свои очертания.

  Возможно Анна и права, надо все же попробовать поговорить с ним. Задушить в себе страх отказа и поговорить, а даже если и не получится... Пусть! Я сама буду знать, что пробовала, что хоть что-то предприняла, и тогда, клянусь, никаких мыслей о нем. Выкину из головы к чертовой матери и буду жить дальше!

  До дома я добралась спустя час. Медленно бредя вдоль улиц дороги и парка, я всеми силами оттягивала предполагаемую встречу. Я даже телефон отключила. Исключительно ради подумать! Чтоб никто не отвлекал, хотя и знала, что никто мне звонить не будет. Не в том я положении, и не тот я человек. Манечка, Мария, Мари и всего лишь для одного я Мариша- сестреныш. А этот один с головой ушел в свою новую любовь.

  Без приключений добравшись до дома, положила телефон на стол и, быстро налив чашечку чая, уселась на единственный стул, гипнотизируя молчавший гаджет. В принципе способов напомнить о себе Марку у меня было несколько: или позвонить, или приехать, или "привет" передать через кого-нибудь. Но это было все не то!

79
{"b":"558735","o":1}