ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

  Кажется, мне разрешили уйти?

  - Знаешь, Мариш, а я все же выпью, как выберемся. Что-то мне не по себе.

  Глава 4

  - Да! Да, пап, я в порядке, - Макс покосился в сторону пассажирского сидения, где находилась я, - Как мама? Держится? Хорошо. Нет, сегодня вряд ли. Прости. Да, хочу побыть один...

  - Следи за дорогой!

  Брат вовремя успел вывернуть, избежав столкновения с идущим на обгон шевроле, и, смачно выругавшись , прижался к бордюру. Заглушив двигатель, провел ладонью по лицу.

  - Нет, пап. Все нормально. Да в машине. Да, до завтра.

  Дождавшись, пока он отключит трубку, взъярилась:

  - Макс? Какое нормально? Да мы чуть не врезались!

  - Спокойно, мелкая, спокойно, - выдохнув, он нервно ударил головой о руль. Пару раз.

  - Максик?

  - М-м-м?

  - И ты это, не ругайся, а?

  - М-м-м...

  - Все плохо? Да? - закусив губу, с беспокойством вглядывалась в лицо брата, скрытое светлыми, блондинистыми волосами.

  - М-м-м... Все нормально, - он кивнул, взмахнув длинноватой челкой, и вновь завел двигатель, - Все просто зашибись.

  Все зашибись?

  Скривившись, согласилась, действительно, зашибись так, что хуже некуда.

  А что делать?

  Отвернувшись к окошку, начала наблюдать за мелькающими там домами, покрытыми цветной листвой деревьями и людьми. Все они куда-то спешили, шли, общались и главное, они жили. Они дышали, они ели и они любили.

  На последней мысли вспомнился муженек. Любимый. И как меня угораздило связаться с таким психом? И ведь ничего не предвещало. Красивые долгие ухаживания, такие, что девчонки на курсе завидовали, тяжко вздыхая следом и закатывая глаза. При любом случае напоминая, как же мне повезло получить внимание такого мужчины как Аксаковский. Старше меня на девять лет, он владел и управлял своим бизнесом, правда оставшимся от отца. Аксаковский старший вместе с молодой женой уехал в медовый месяц, пару лет назад, оставив единственному и любимому сыну на прощание городской молокозавод, парочку супермаркетов и существенный счет в банке. Может, конечно, там было что-то еще, типа квартир, машин, дач, не знаю, сильно не интересовалась, мне вполне хватило сладких речей и ярких голубых глаз.

  Наше знакомство оказалось банальным для какой-нибудь американской сказки о красивой жизни, где бедная золушка, а точнее представительница устойчиво среднего класса случайно падает в объятия представителя класса богатого. Естественным для заграницы, но совсем не банальным для нашего городка. На приеме, на празднике, при всем великолепии и блеске тканей наравне с бриллиантами, еще куда ни шло, но на остановке под дождем. Кто же в это поверит?

  Я вот, например, сразу и не поняла, что от меня нужно было молодому мужчине, притормозившему у остановки. Ночной бабочкой я не была, справочным бюро тоже, к тому же всегда слушала наставления старшего брата, который плохого не посоветует. Поэтому, когда парень предложил меня подвести, гордо отказалась, ибо прекрасно помнила слова Макса: "Мариша, никогда не садись в машину к незнакомцам!" И естественно, я как хорошая девочка не села.

  Парень оказался настырным, и спустя семь часов встречал меня на пороге педа под слаженные вздохи приятельниц. И так несколько дней подряд.

  Крепость пала, я сдалась. Через пару месяцев познакомила уже моего парня с братом, еще через месяц, с родителями, а через полтора года мы поженились.

  Сказка.

  - Приехали, что вздыхаешь? - машина вырулила на стоянку возле дома и послушно замерла.

  - Да так, Вадима тут вспомнила, - небрежно бросив, выскользнула за дверь, но успела услышать ответный вопрос Максика.

  - Скучаешь по нему?

  Округлив глаза, уже было возмущенно открыла рот, чтобы ответить КАК я скучаю, но мимо меня пронесся ураган под названием Юленька и чуть не снес моего братца с ног. Оставив за собой шлейф из сладковатого запаха духов, она процокала на высоченных шпильках на крейсерской скорости и, вцепившись в него ладонью, затянутой в черную перчатку, жарко заныла в ухо. Я даже передернулась, с удивлением рассматривая эту картину. При мне Юленька только морщила аристократический носик и, складывая губки уточкой и, растягивая гласные, пространно рассуждала о высоком. Например о связях. Чем выше тем лучше.

  Не понимала я Макса. Зачем ему такое счастье? Правда красивое, не спорю. Яркая шатенка, она выгодно отличалась в череде томных блондинок.

  - Максим? Ты долго, я уже замучилась тебя ждать. Поехали скорее.

  - Юль? Куда?

  - Как куда? Аксаковский устраивает поминки, он специально снял зал "Ночной Фурии". Не хватает только тебя. Поехали.

  Аксаковский устраивает поминки? Вот сволочь беспардонная! И даже в "Ночной фурии"? Интересно, у него совесть проснулась или решил пыль в глаза пустить?

  - Юль, - брат попытался отцепить тонкие пальчики, - Я не поеду.

  - Как не поедешь? Там соберутся все..., - застопорившись, она быстро исправилась, поглаживая напряженную руку брата свободной ладошкой, - Надо помянуть твою сестру, за упокой. Надо ехать.

  Еще и соберутся "все"? Все это кто? За прошедшее время я всего пару раз посещала городские мероприятия вместе с мужем, да и то они скорее были общегородскими, на которых мог присутствовать любой желающий, способный внести определенную сумму денег за вход. Поэтому муж ни с кем и не знакомил. Парочка значимых работников предприятия и магазинов с женами, мэр с женой да пара-тройка старых приятелей Аксаковского старшего. Все. Ни с друзьями, ни со знакомыми бывшего, я не была знакома. Конечно, знала их со слов мужа, видела как то издалека, но не знакома. Вот и получается, кто такие эти "все", присутствующие на моих личных поминках?

  - Юль, езжай сама, я хочу побыть один.

  - Как один? - накрашенные глаза подозрительно прищурились и быстро стрельнули в нутро пустой машины.

  - Хочу побыть один, что в этом непонятного? - Макс явно начал раздражаться.

  Помочь?

  Осторожно подкравшись сзади, приподнялась на цыпочки и прошептала в ухо девушки:

  - Бу-у-у!

  Отскочила на шаг и засмеялась глупой детской шутке, а потом и перестала, когда поняла, что меня элементарно не услышали.

  Как так?

  - Макс? Ты меня слышал?

  - Да, - он посмотрел в мою сторону, а потом и на довольную Юльку.

  - Здорово, значит поехали, - та улыбнулась в ответ и уже начала поворачиваться, чтобы забраться в машину.

  - Эм-м-м, Максик? - я растерянно хлопнула глазами, - Как это, поехали?

  Мужчина вздохнул и решительно отрезал:

  - Юля! Мы не едем! Все, разговор окончен!

  - Но Максим? Я специально покупала платье. И вообще, так не делается! Мы договаривались, что поедем вместе, - девушка взвизгнула и всплеснула руками.

  - Ничего страшного, съездишь одна. Все до завтра, - отрицательно качнув головой, он развернулся и направился к подъезду.

  - Но она твоя сестра! - Юлия не сдавалась и засеменила следом.

  Мужчина остановился и, качнувшись с пятки на носок, медленно развернулся, - Да, Юля. Она МОЯ сестра. Поэтому хотя бы сегодня давай без скандалов.

  В полнейшей тишине мы дошли до лифта и доехали до квартиры, уютной однушки, купленной Максом и родителями пару лет назад.

  - Знаешь, Макс, иногда я тебя совсем не понимаю. Зачем ты встречаешься с Юлькой, если она тебе не нравится?

  - Почему ты так решила? - брат закрыл входную дверь и пошел на кухню.

  - Если бы нравилась, не общался бы с ней так, - я взмахнула руками и потопала следом.

  - Как так?

  Мужчина поставил чайник на плиту, полез в холодильник и задумчиво застыл, выбирая из пельменей и пельменей. Это я заглянула через плечо туда же и узрела на просторных полках лишь эти два продукта. Зато правда разные. Одни вроде как из говядины, другие из свинины. По мне так и то, и то, из картона.

9
{"b":"558735","o":1}