ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но вначале! Ему даже пришлось за ней побегать! Немыслимое дело! Чтобы он, граф крови, скакал как зурп на привязи за какой-то бесприданницей?!

Покачав головой, и пропуская мимо ушей щебетание родственниц, Марк вспомнил о неприятном чувстве, посетившем его в день выписки девчонки. Когда он зашел к ней в комнату, с заготовленной речью и щедрым предложением, а ее там не оказалось! Эта ненормальная сбежала, оставив благородного графа ни с чем, захлебывающегося злостью и судорожно сжимающего кулаки! О чем она думала? О чем могут вообще думать женщины?

Конечно, она нашлась. Возле своего бывшего дома, похожая на выброшенного котенка. Несчастного, никому не нужного. Он уж хотел было преподать ей урок, оставить до утра на лавочке. Пусть посидит, подумает о поведении, но вспомнились четкие указания Его Высочества. Пришлось все же останавливаться и забрать неугомонную домой. Вопреки здравому смыслу и логике - он не благотворительная организация!

И вот уже две недели как его квартира, его холостяцкая берлога превратилась в ночлежку. Бесит. Надо бы поговорить с работодателем. До каких пор чужая протеже будет жить на его территории?

Сегодня же и поговорим.

Вновь скосив глаза на принца, граф еле слышно вздохнул. Может и не сегодня. Может стоит еще потерпеть пару недель? Его Высочество непредсказуем, и лишний раз предоставлять повод для недовольства Марк не хотел.

- Дорогой? О чем ты задумался? - к мужчине склонилась красивая женская головка. Графиня Де-Этери с любопытством посмотрела на сына.

Как вырос мальчик, как возмужал. Вот уже и живет с кем-то. Говорят, неизвестная девица работает моделью, и сын присутствует здесь именно ради нее. Ох, чует материнское сердце, неспроста это все, неспроста. Надо бы познакомить мальчика с достойными кандидатками, нечего тащить к себе неизвестно кого.

- Все хорошо, мама. Ты сегодня великолепно выглядишь. - увильнул от ответа отпрыск, наклоняясь к родительнице и одаривая ее ласковой улыбкой, - Жаль отец не смог сопровождать нас.

- Да... - согласилась графиня, поворачивая лицо к распахнувшимся створкам.

Представление началось.

Вскоре свободное пространство заполнилось каруселью. Плывущие словно на волнах лауги, игра света, и замершие нимфы. Девушки-модели, грациозно восседающие на величественных белых птицах, оттеняющих игру света и красок.

- Великолепно, - с довольной улыбкой кивнула графиня на легкие приветствующие аплодисменты, сопровождающие появление всадниц и их птиц.

Действо менялось, и теперь перед зрителями открылись джунгли, хищные звери и их укротительницы.

Марк внезапно напрягся, всматриваясь в одну из девушек.

- Дорогой? - узкая ладонь матери коснулась сюртука.

- Амире? - выдохнул Марк, неверяще разглядывая одну из девушек, облаченную в кожу и меха.

- Что? - к мужчине наклонилась вторая светловолосая головка. Кузина Ринель с интересом проследила взгляд брата, остановившийся на черноволосой модели со странными, фиолетовыми глазами.

Девушка блистала под светом софитов. Завораживающая хищная красота лица, умело подчеркнутая визажистом и костюмером, приковывала к себе пристальное внимание. На нее пялился не только брат, но и многие мужчины.

Ринель повернула головку. Принц тоже! Задумчивый взгляд Его Высочества так же оставил след на фигуре модельки, и явно не хотел ее покидать.

Скрипнув зубами, Ринель всадила острый локоть в бок брата.

- Дорогой! - сдобренный патокой голосок и точный удар вывели мужчину из задумчивости. - Это она?

- Кто? - приподняв бровь и натянув на лицо обычную маску, Марк взглянул на кузину.

- Та девчонка с которой ты живешь? - не отставала Ринель.

- Не совсем.

- Как не совсем? Говорят..

- Не верь всему, что говорят! - недовольно прошептал граф, вновь всматриваясь в тонкую фигурку, скрывающуюся за резными створками.

Похоже Ее Величество была права. Девушка действительно красавица, великолепно чувствующая себя на подиуме. Как он мог этого не заметить раньше?

Марк посмотрел на королевскую семью. И мать и сын, до этого без стеснения разглядывающие Амире, синхронно отвернулись и склонили темноволосые головы друг к другу.

Да, это меняет все!

По лицу Марка скользнула предвкушающая улыбка и тут же пропала. Это меняет все.

Амире.

Славная квартирка.

Я бросила взгляд на невозмутимое лицо графа.

Симпатичная. Эдакая берлога одинокого волка. И как он бедный не кривится то, подселяя меня в одну из свободных гостевых комнат? Слышно же, что зубы скрипят, но сдерживается.

- Как тебе? - открыв дверь, он чуть отступил в сторону, пропуская меня в комнату, декорированную голубым.

Издевается! Опять голубое? Уж лучше было бы розовое. Качнув головой, попыталась упорядочить мысли. Бред! Какой же бред лезет в голову.

- Здорово...

- Устраивайся, ужин через тридцать минут, - вглядевшись в мое лицо, мужчина кивнул в сторону комнаты и мягко прикрыл за собой дверь.

Прислонившись к стене, обхватила себя руками и тихонько рассмеялась, оглядывая временное жилище. 'Как тебе?' передразнив графа, посмотрела на кровать. 'Здорово'.... Да! Шикарно! Особенно если сравнивать с моей старой комнатой. Да и с больничной палатой эта комната ни в какое сравнение не идет, единственное общее - голубой цвет, и только. Здесь же, нежные голубые тона разбавлены серебром и четкими росчерками черного. Красиво. Стильно. Холодно. Но не в моем случае выбирать. Не в моем.

Сделав пару шагов, упала на кровать, и тут же зарылась в мягкую перину, обхватила рукам подушку и задумчиво уставилась в окно. Надо что-то делать. Я буду жить здесь... сколько? Неделю? Две? Три? На сколько хватит доброго графа? Как женщина, я его не прельщаю, он явно тяготится моим присутствием, выполняя чью то просьбу или оказывая одолжение... Кому? Зачем? В конце концов, сколько я сама смогу выдержать под пронизывающими до костей светло-серыми глазами? Сколько?

Тяжело вздохнув, отбросила подушку в сторону и поднялась.

Ужин это хорошо. Ужин это замечательно.

Устало потерев лицо ладонями, пробежалась пальцами по волосам. Я справлюсь.

Две недели спустя.

Жизнь вновь закрутилась. Учеба, работа. Граф. Его ехидная усмешка, неприятные комментарии, его домохозяйка... Или правильнее сказать нянюшка, чутко следящая за каждым моим действием, выискивающая ошибки и огрехи, охраняющая свое чадушко от беспринципной охотницы за чужым состоянием.

Шерт! Какая охотница? Какое состояние? У милого , доброго Марка я смогла занять несколько сотен на ближайшую пару месяцев, с надеждой на первую зарплату. Не буду же я ходить в одном и том же платье до этой самой зарплаты? Прекрасно зная мое бедственное положение, нянюшка каждый раз окидывала меня грозным взглядом и шептала себе под нос: 'Голодранка!', 'Побирушка!', 'Нищенка!'. И это самое лестное из высказываний уважаемой мадам! Узнав суть моей профессии она презрительно скривила губы, осмотрела меня с ног до головы и громко высказалась - 'Шлюха'! При этом глаза доброй тетеньки метали гром и молнии, и очень странно, что при всем негативе я осталось стоять на своих двоих, а не свалилась на пол замертво.

В университете было не столь печально. Благополучно списав мои прогулы на болезнь, ректор пожурил, похлопал по коленке и благословил на учебу, отправив с отеческим напутствием на покорение вершин экономических гор. Я отправилась. А что делать? Забрасывать учебу я не собиралась, план оставался планом, и пусть отодвинулся на несколько лет, но все же... есть к чему стремиться. И я со всем пылом устремилась на очередную лекцию, не замечая знакомых и незнакомых. Как оказалось зря. Прямо перед аудиторией, закрывая вход, возник местный красавец и сердцеед, гордость рода - Кэртис вэн Дэрдиш. Сложив руки на груди, он чуть напряг мускулы, мышцы четче обрисовались сквозь тонкую ткань рубашки, приковав к себе внимание. Симпатичный , конечно, но не для меня... Не для меня.

Кивнув парню, попыталась обойти, тщетно.

63
{"b":"558736","o":1}