ЛитМир - Электронная Библиотека

Мужчина хмыкнул и недоверчиво покачал головой.

Космос! Какая чушь! А что сказать?! Что?

— Ты спал прошлой ночью? — правильно Ли, давай, переводи стрелки. Если уж сказать то нечего!

Капитан пожал плечами.

— А позапрошлой? — это я спросила уже недовольно. Человеку для нормального существования необходимо спать. Таурианцу думаю тоже!

— Пару часов.

— Рауш! С ума сошел! Оставь ИК здесь, и вперед, а завтра я проверю! Хорошо хоть поел.

— Мы не разобрали другие варианты и контрпредложения по договору.

— Разберем завтра. Назначай встречу с эфенди часа на четыре. Все остальное потом. И не хмурься. Ты мне нужен живой и здоровый.

Поднявшись, проследила, как за недовольным телохранителем закроется дверь. Прислушалась к возникшей тишине.

Надо бы проверить, как он выполняет мои распоряжения. Через часик и проверю, а пока, где там мое кремовое и, надеюсь, шоколадное. Будем снимать стресс.

Глава 9

Потом, а точнее утро нового дня, наступило на удивление быстро и встречало меня хмурыми низкими тучами, готовыми вот-вот разродиться тяжелыми каплями дождя.

— Выспался? — придирчиво оглядев своего единственного и неповторимого няня, удовлетворенно кивнула. Выспался. Кожа посвежела, взгляд недовольных глаз прояснился, упрямо сжатые губы дергались в подобии улыбки. Даже не улыбки, оскала!

Вчера вечером я все же проверила телохранителя и, отчитав мужчину за превышение полномочий, отправила того на боковую. Нет, я не скандалила, даже голос не повышала, зачем? Я просто поканючила чуток, особо указывая на его будущую возможную неспособность вовремя спасти мое драгоценное тело от возможных неприятностей в связи с замедленностью реакции уставшего организма. Фраза получилась емкой и значительной. Рауш проникся, но вновь посмотрел на меня косо. Ничего, привыкнет, надеюсь, куда денется?

И вот с утра, разбудив меня пораньше и притащив выкладки юристов и безопасников, он расположился за столом для завтрака и попивая местный оранжевый чай нудно зачитывал выдержки.

— Значит выспался? — прервав мужчину на особенно заумной и нудной фразе, широко зевнула, прикрыв рот ладошкой, — А я нет!

— Семь утра, — телохранитель скосил глаза на браслет, а я завернулась потуже в халат, пытаясь спрятать и ладони. Теплая ткань хорошо согревала в промозглое утро, но вот если бы ее было чуток больше, то можно было бы неплохо устроиться в кресле, используя халатик заместо одеяльца.

— Встреча назначена, как Вы и просили на четыре. Но выехать нужно часа в три.

— Куча времени, — я вновь зевнула.

Рауш недовольно качнул головой:

— Светлейшая, мы не решили вчерашние вопросы, да и в связи с прощанием и процедурой, — он многозначительно сверкнул глазами, — Вы абсолютно запустили дела. Я пока контролирую некоторых исполнителей, но уже завтра Вам желательно появиться на паре предприятий. Иначе мы можем упустить процесс. А ваши родственники…

— Я поняла Рауш, — оправив халат, я попыталась сесть прямо. Он был прав. Космос, как же он был прав! И как же это меня раздражало, кто бы знал!?

— Давай начнем с возможной информативности эфенди нашим проектом. Что там может быть кроме слива информации?

С трудом настроившись на рабочий лад, вдумчиво выслушивала каждую строчку доклада капитана, останавливалась на выводах, что-то спрашивала и анализировала. Было тяжело. Еще на Земле я интересовалась этим поскольку — постольку, все же нужно было знать где и в чем хранятся мои деньги и приносят ли они доход. Здесь же ситуация была кардинально иной, здесь приходилось вдумываться в каждую строчку, ибо от этого полностью зависела моя дальнейшая безбедная жизнь. Сожранной местными пираньями мне быть не хотелось.

Четыре часа прошли быстро и незаметно, и по окончанию этого времени я уже могла чувствовать себя с эфенди более уверено. Мы разобрали основные моменты будущего договора, посмотрели и сравнили выкладки юристов с нашими ожиданиями, мы были готовы так, как это возможно быть готовым всего за несколько часов, но так и не нашли причину его полнейшей осведомленности этим проектом.

— Рауш? А кто купил вторую половину спутника? — задумчиво размазывая по тарелке мясной паштет, я непроизвольно рисовала круги и спирали. Вот этот круг, большой и жирный — это эфенди, а вот два маленьких — причем одни больше похож на овал, закрывающий кружок, это Рауш и я. А вот это неудобоваримое нечто — наш золотой Клондайк. И где спрашивается связь между этими кружочками?

— Один таурианец. Сто двадцать шесть циклов, из научников, в деловых кругах замечен не был.

— М-м-м, а где он взял денег?

— Собственные разработки, накопления. Я проверил его счета. По ним он исправно получал достаточно большие суммы в течении двенадцати последних циклов.

— И что за разработки?

— Что-то связанное с синтезом элементов. Мы эту область не охватывали.

Я вздохнула и откинулась на спинку кресла. Рисовать белиберду надоело.

— А зачем ему спутник? Тем более так далеко от остальных научников? И почему бы рэу Дастану не выкупить его часть? Зачем ему нужна именно наша?

— По моим данным лэу Прийд собрался строить там лабораторию, якобы идеальное место для его исследований.

— Ты с ним встречался?

— Нет. У лэу Прийд не было такого желания, — мужчина жестко усмехнулся, — На все мои предложения и вопросы он отвечал одно " мне не интересно".

— Забавно.

Действительно, забавно. Насколько я смогла понять, научники — это довольно неоднозначная каста, со своими тараканами гигантских размеров. Если аристократы и воины понятны и прозрачны, есть некий кодекс при принятии решений у тех и у других, причем у воинов он довольно жесткий. То научники действуют каждый сугубо индивидуально, опираясь только на им известную выгоду. Она может быть денежной, может быть исследовательской, а может быть совершенно иной. Поэтому и просчитывать действия научников нужно индивидуально, так сказать по каждому экземпляру отдельно.

— Что говорят аналитики?

— Есть небольшая вероятность того, что эта часть спутника уже принадлежит эфенди.

Я многозначительно хмыкнула. Логично.

— Так же есть вероятность того, что именно благодаря этому рэу Дастан знает о наших результатах. Но шпиона со счетов сбрасывать все же не стоит.

Последующие часы до встречи прошли так же плодотворно: Рауш замучил меня графиками и вероятностями до звездочек в глазах, до легкой дрожи в руках и мутной дымке в голове, что я дождалась трех часов с радостью уже не думая ни о чем.

— Вы готовы?

— Конечно, — рука машинально оправила подол плотного, нежно-лилового платья, купленного буквально час назад. Обожаю местный шопинг. Полчаса делов и великолепный результат.

Черные глаза сканером прошлись по фигуре, тщательный осмотр завершился удовлетворенным блеском, какой бывает у довольного своей дочерью строгого папаши. И видимо полностью вжившись в образ, капитан таким же тоном добавил:

— Пора, иначе опоздаем.

Полет прошел без происшествий и в молчании, чему я сначала удивилась, не услышав от Рауша ни одной фразы касательно бизнеса, а потом и обрадовалась, наблюдая за меняющимся за окном пейзажем. Под нами пролетали парки, частные дома, юркие разноцветные машины. Потом пейзаж сменился, и относительно невысокие строения сменились высоченными матовыми башнями серого цвета, венчающимися приплюснутыми, похожими на грибные шляпки, навершиями. К одному такому мы вскоре и начали снижаться.

Машина плавно затормозила перед огромной, темно-серебристой окружностью, через мгновение пошедшей рябью и разошедшейся от центра к краям гармошкой. Влетев в гостеприимно распахнутые "двери", мы мягко приземлились рядом с мощным, черным авто с агрессивными линиями.

Первым, как обычно, из машины выскочил Рауш. Проверив обстановку, и перекинувшись парой фраз с встречающими, он протянул мне руку.

— Светлейшая?

Нацепив на лицо подобающее случаю выражение легкой заинтересованности и высокомерия, я легко, аки козочка, выбралась из такого теплого и удобного нутра автомобиля. Тяжелые капли дождя, догнавшего нас примерно с полчаса назад, радостно стучали где-то наверху, а встречающие меня головорезы так же радостно оскалились при моем появлении. Слава Космосу, эфенди, решивший оказать мне честь своим присутствием, повальное увлечение своих телохранителей улыбаться во все сорок (оказалось, именно столько зубов имеет половозрелый таурианец мужского пола, у женщин их тридцать шесть) не поддержал. Он был собран, строг, и на удивление корректен. Интересно, почему?

22
{"b":"558737","o":1}