ЛитМир - Электронная Библиотека

Неприятный, режущий звук, скрябанье когтей по металлу, чередовался с животным подвыванием, а зачастую они звучали слитно, пробирая до мурашек, до зуда в кончиках пальцев. Хотелось встать и прекратить пытку, но я сидела, вслушивалась в эти звуки, всматривалась в лицо и ждала.

Он сломался быстро, хотя честно скажу, в какой-то момент я хотела все прекратить, но он все же сломался и заговорил, стеклянными глазами всматриваясь в неизвестное. Он говорил, перемежая нечеткие слова с подвыванием и всхлипами, а я снова слушала, как и мужчины. Он уже не мог связно мыслить, от боли, или от препарата, поэтому отвечал лишь на вопросы, короткие и ясные.

— Имя нанимателя?

— Имя организатора.

— Первая встреча.

— Кто на него вышел?

— Когда?

— Сколько заплатили?

— Кто организовал покушение?

И многое, многое другое, из которого сложилась четкая картина со мной в главной роли. Я оказалась права, лэу Кутон лишь исполнитель, более высокого ранга чем мой дальний родственник, предназначенный мне в мужья, но все же исполнитель. Всего несколько дней хватило организаторам проекта, чтобы разработать простой план по захвату власти в роду лэу Рьед, они даже нашли подходящую марионетку, которую при спорных вопросах наверняка поддержали бы мои старшие родственницы. Молодой, привлекательный для женщин, легко внушаемый, он был идеальной кандидатурой. Опять же представитель рода, высокого рода, нашего, да за него тетушка Касмина вцепилась бы обеими руками и ногами, дабы оставить состояние в семье, и держать под контролем непонятно откуда вылезшую племянницу. Казалось все шло идеально, даже мои взбрыкивания списали на игру гормонов, ведь подарки то я исправно принимала, а значит дело близилось к развязке. Но, в игру вступил случай и рэу Дастан. Это стало началом краха. Никто не предполагал, что представитель рода Дастан разыграет свою карту, никто даже не думал, что он вообще сможет заинтересоваться молоденькой девчонкой. Что в ней интересного? Кроме конечно рода и места занимаемого в этом самом роде? Да ничего! Обычная пигалица, ни кожи, ни рожи, как говорится. Может когда подрастет, там уже будет на что посмотреть, но сейчас… пфф…

При этих словах я почувствовала себя не просто оплеванной, и не только униженной. Ведь я знала, что сейчас говорит не злость уважаемого, не ехидство, а именно чувство его восприятия реальности. И не только его. Он выражал общую точку зрения себя и своего нанимателя, и возможно, даже моего несостоявшегося жениха, и возможно… Слушая свою характеристику, я перевела взгляд на лицо Дариуса, с болью замечая его сцепленные зубы, его напряженную спину и играющие желваки. Интересно, он думает так же? Мелкое, ничего не стоящее недоразумение? Совсем не привлекательное и совершенно никому не нужное?

Стало… больно. Но ничего уже не вернешь. День нельзя отыграть назад. Через оборот ритуал, а потом семейная жизнь.

Упрямо сжав зубы, подняла подбородок к отвернулась, чтобы свысока взглянуть на допрашиваемого. Ничего, и в этой ситуации я найду плюсы. Я всегда их находила, при любом раскладе.

— Почему ты атаковал авто?

Вопросы продолжались, один за другим, и я прислушивалась к допросу скорее по инерции, чем из необходимости. Кутон сказал главное — имя своего нанимателя, все остальное в руках разведки Дариуса и Рауша, а эти своего не упустят. Убедилась на собственном опыте.

Глотнув уже остывший чай, критично посмотрела на мужчину, обвисшего на стуле. Он уже давно не был гордым, он не был разъяренным и доказывающим свою точку зрения. Передо мной сидело сломленное существо, бессмысленно рассматривающее воздух перед своими глазами и изредка царапающее когтями подлокотники. По его подбородку стекала тонкая струйка крови, смешанной со слюной, падая на грудь, она расползалась неопрятным пятном. Но и мне, и ему уже было все равно.

Было ли мне его жаль? Нет. Я никогда не отличалась человеколюбием, в данном же случае тем более.

— Он уже бесполезен, — Рауш нагнулся к мужчине и оттянул его веко, что-то там рассматривая.

— Можно попробовать…

— Нет, сам посмотри. Что знал, он уже все рассказал, разве что совсем мелкие детали не упомянул.

Жених заинтересовано подошел к таурианцу и положил широкую ладонь ему на шею, потом так же как и Рауш до этого, заглянул в стеклянные глаза.

— Ты прав. Что думаешь?

— Убрать Авиро будет проблематично.

— Согласен.

Оба внимательно посмотрели на меня.

— Может проинспектировать лаборатории на спутнике?

— С одной стороны в этом смысл есть, с другой…

— Как вариант отправиться на один из курортов. У меня есть великолепный остров.

— Хм-м-м, это который ты ухватил у лэу Гоум?

— Он самый. Его тоже нужно проинспектировать.

— Да ты я смотрю вступаешь в союз не с пустыми руками.

— Конечно, а ты думал.

Я отхлебнула последний маленький глоток и поставила бокал на стол. Черные глаза мужчин проследили за моей рукой, потом вернулись ко мне.

— Ну что вы, не обращайте внимания, очень любопытно послушать, куда это вы собрались, — я поднялась и оправила платье, — Кстати Рауш, когда будешь составлять планы, не забудь, у нас тоже намечается проверка фабрики. Хорошего вечера.

Покинув мужчин, я под молчаливое сопровождение охраны поднялась к себе, и вот теперь стояла, медленно расчесывая волосы, прядь за прядью, и думая, а что же дальше? Просто жить? Выкинуть этот день, как многие до него, и многие после, и жить. А что еще остается делать? Убиваться и страдать, обвиняя всех и вся в жестокости и не человечности? Так они и не люди, они даже никогда не были людьми, у них даже в предках не обезьяны, относительно добродушные и милые, нет, там хищники, с огромными клыками и когтями. Я ради любопытства поинтересовалась древнейшей историей и посмотрела на официального предка таурианцев, и он не оставил меня равнодушной. Большой, покрытый сине-голубой короткой шерстью, зверь. Осторожный, умный хищник, часами выслеживающий добычу, чем-то похожий на наших земных ягуаров и тигров, но более массивный и с другим строением и объемом черепа, а соответственно и большим мозгом. Поэтому ожидать от современных таурианцев мягкости, особенно в вопросе безопасности, по крайней мере глупо. Да даже я сама порой теряю человечность, особенно когда дело касается меня и моей безопасности, поэтому, пусть, пусть все остается как есть.

Приняв решение, медленно положила щетку на полочку и окинула себя критичным взглядом. В зеркале отражалась хрупкая таурианка с волной длинных, черных волос, бледными щеками и огромными черными глазами, нервно покусывающая тонковатые губы. Мелкое ничтожество? Пусть. Зато живое и "на коне", а не как некоторые — пускающие слюни идиоты, на стуле и с последними минутами жизни. А формы, да и возраст дело поправимое, всего-то несколько циклов, и все изменится.

Подняв голову повыше, встала боком, оценивая минимальное наличие отсутствующих форм. В который раз убедившись, что "наличие" отсутствует, тихонько вздохнула и затянула пояс потуже. Странно видеть себя такой худой, особенно вспоминая прошлую себя. Ну и пусть, пусть. Это не главное. А жених? А что жених? С криками и воплями убегать не собирается, значит все устраивает, но устраивает ли это меня? Разберемся!

Выкинув из головы лишние мысли, вышла в полутемную комнату. За всеми волнениями и переживаниями, я совершенно не заметила, как наступил вечер, как фиолетовые сумерки опустились на комнату, и как кто-то пробрался в помещение, минуя охрану, и удобно устроился в одном из кресел. Черный громоздкий силуэт отчетливо выделялся на фоне светлых стен и если бы не легкое нетерпеливое покачивание ногой, можно было бы принять его за некий фантом, ну или статую, а так как ни того, ни другого в доме не было, то…

— Все дела завтра, Рауш. Спокойно ночи!

Пройдя мимо замершей фигуры, сделала буквально пару шагов, как рука мужчины умудрилась схватить меня за талию и притянуть к себе.

— И как часто твой телохранитель посещает твою спальню? — голос оказался низким, недовольным и принадлежащим явно не няньке.

43
{"b":"558737","o":1}