ЛитМир - Электронная Библиотека

— Рауш? — нажав кнопки браслета, вызвала голограмму няньки и сдерживая себя вежливо попросила его подойти.

— Эли, успокойся, на спутнике действительно было опасно. У меня несколько раненых, десяток убитых с той стороны, Рауш чудом не пострадал.

— А сказать? Почему не сказали? Я прекрасно понимаю куда лезть не стоит! Мне моя жизнь тоже знаешь ли дорога.

— Мы сказали, сейчас.

— Ага, когда все закончилось. Постфактум, да?

— Ну почему же, еще ничего не закончилось, все только начинается.

Все только начинается? Глубокий Космос! Да когда же все закончится? Как же мне все надоело! Надоело постоянно бежать и не успевать, надоело ждать удара в спину, надоело быть все время начеку и бояться допустить ошибку, казалось бы вот, почти все успокоилось, осталось разобраться лишь с тетушкой и Авиро, и все будет в шоколаде. Но нет же! О Дариусе и этом несуразном жениховстве я и вовсе молчу, смерилась, нашла плюсы. В конце концов, что такое любовь? Химия. Химера. Вот, вроде она и есть, а вроде ее и нет, а потому лучше и вовсе без нее. Прожила же как-то до этого двадцать семь лет, ничего, и дальше проживу. Главное человек надежный, приятный, все остальное ерунда. Да и чего греха таить, Дариус видный жених, не урод, не дурак, да и мне нравится. С какой стороны ни посмотри, одни положительные качества, ну почти, вон даже свои ошибки признал. Чудо, а не жених. А то, что все пытается решить за меня, так кто без недостатков? И у чуда должны быть маленькие изъяны.

Все только начинается!

Болезненно усмехнувшись, посмотрела на мужчину, с закрытыми глазами сидевшего рядом. А ведь он тоже устал, как и все мы, как я, как Рауш. Упрямо сжатый рот, складка между бровей, темные тени под глазами, их почти не видно, но они есть.

Иногда я жалею, что не умею читать мысли. Тогда я бы смогла узнать многое. Зачем он женится на мне? Зачем взвалил на себя мои проблемы? Зачем он искал меня в море? Так много "зачем". Все это не может объяснить кодекс воинов. Бред. Какой к космосу мифический кодекс, когда жизнь рушится? Когда все идет не так. Когда навязывают чужую волю, а на шею сажают малолетку. Я много думала об этом, иногда мне казалось, что Дариус сознательно подталкивал меня к тому судьбоносному решению, а потом просто разыграл удивление, когда я все же подтолкнулась. Частенько мне казалось, что я ярмо у него на шее, и сбросить нельзя и нести тяжело. А иногда, в редкие минуты, я чувствовала себя нужной, ощущала себя сокровищем, которое боятся потерять. Наверное я никогда не пойму, зачем и почему он себя так ведет.

Спросить?

Под моим пристальным взглядом мужчина приоткрыл глаза. Усталость и злость. Не от меня. Не на меня.

Спрошу, потом. Возможно сегодня, а может и завтра. Когда-нибудь спрошу, если не пойму.

Поднявшись, подошла к огромному окну, за которым бушевала непогода. Серая хмарь затянула все до горизонта, не пропуская ни единого солнечного лучика, только листья, порванные, похожие на тряпки, изредка прижимались к стеклу.

Все только начинается…

Присутствие Рауша я почувствовала, точнее даже не его самого, а появление еле заметного сквозняка от быстро открывшейся, а потом и закрывшейся двери. Перестроив зрение, заметила и отражение мужчину, уверенно подошедшего к столу и усевшегося в одно из свободных кресел напротив Дариуса.

Не поворачиваясь, продолжая наблюдать за отражением, попросила:

— Рассказывай. О спутнике.

— Я уже составил примерный отчет и скинул предварительные данные на информер.

— Потом просмотрю, расскажи сам. Основное. Что думаешь?

— Около оборота назад мы заметили появление чужой разведки.

— Да, помню. Это Авиро?

— Нет, скорее всего нет.

Нет?

Я обхватила себя руками.

А кто? Почему то мне показалось логичным именно его вмешательство. Если не он, то кто? Тетка? Бред. Слишком далеко и слишком трудно, для нее. Судя по воспоминаниям Катраэлы, Касмина никогда не утруждалась многоходовыми комбинациями. Ее жизненное кредо — здесь и сейчас, и желательно побольше, причем оказаться как можно дальше от поля действий и от наказания. Нет, это не тетка.

— … не удалось.

— Что? — я отвернулась от окна, — Рауш, я прослушала, будь добр.

Мужчина вздохнул:

— Выявить организатора не удалось. Лабораторию мы захватили, восемь ушедших, двое живых, но те сказать ничего толком не могут. Простые исполнители, лаборанты, причем уверены, что действовали именно от Вашего имени.

— От моего?

Это как?

— Да, и были недовольны условиями работы. Судя по их словам, добыча и обработка руды проводилась в ускоренном режиме, в нарушении инструкций.

— И на сколько меня обворовали в этот раз?

— Не намного, — жених отпил из полупустого бокала, — Они продавали грязную руду, для лучшей очистки мы не завезли оставшееся оборудование и реагенты.

— Хоть что-то.

Да уж, только этим и остается себя успокаивать.

Усевшись в кресло, потянулась за информером. Выйдя в сеть, нашла последний присланный документ и углубилась в чтение. Что-то пролистывая вперед, я возвращалась назад, снова и снова прочитывая и принимая поражающие факты нашей безалаберности и чужой ловкости и осмотрительности. Мне действительно было совсем не до разработок на спутнике. Как впрочем и Раушу. Есть и ладно. Решение проблем с наследством, мое "внедрение" в этот мир, принятие меня как одной из Совета, стычки с родственниками, все это было и есть намного актуальнее. Но и терять большую статью дохода под названием "редкоземельные металлы" я не хотела и не собиралась. Это мое. А значит моим и останется.

Судя по документам, на спутнике должно быть двенадцать таурианцев. Исходя из простейшей арифметики, путем сложения и вычитания, задаем вопрос, а где еще двое?

Просмотрев глазами список убитых и оставшихся в живых, сравнила с общим списком наемных работников. Десять из двенадцати. Главный технолог и основной механик. Где они? Ведущие должности. Таурианец, заведующий добычей и очищением руды и таурианец, занимающийся всей техникой. Остается еще безопасник, но тот мертв, если конечно это напротив его имени стоит одна из восьми галочек.

Задумавшись о бредовой идее, машинально посмотрела на мужчин. Те о чем-то тихо переговаривались, попивая горячий чай.

Интересно, откуда он взялся? Неужели я так задумалась и ушла в свои мысли?

— Эли?

— М-м-м? — озадаченно осмотрев композицию из высокого графина с чашечками и бутылочками с сиропом, медленно повернула голову к жениху.

— Все нормально?

— Да-а-а. Как вы проверяли соответствие трупа с занимаемой должностью?

— Тебя что-то смущает?

— Вообще, да. Службой безопасности на спутнике занимался Рауш, а он очень скрупулезен. Это вообще какой-то бред.

Я махнула рукой на призрачную страницу и, откинувшись в кресло, потерла лицо руками.

А ведь правда, пропустить к таким деньгам заведомо неблагонадежных Рауш бы не смог. Ладно, туда смог бы затесаться один, на какую-нибудь лаборантскую должность, но восемь существ! И это в лучшем случае. В худшем вообще десять! Так не бывает.

— Ты полагаешь, имена ушедших не соответствуют действительности?

— Не знаю. Рауш? Ты подбирал их лично?

— Да. Стандартную охрану помню смутно, а вот таурианца на должность начальника СБ разработок проверял от и до. Чисто.

— И это он? — я ткнула пальцем в отчетность, хотя там и был текст, но думаю, нянька меня понял правильно.

— Да.

— Не понимаю, — я качнула головой и вновь начала листать виртуальные страницы. Снова и снова возвращаясь к началу. Картина не складывалась. База потребовала от звездолета Рауша коды доступа для свободной посадки, получив запрашиваемое, разрешила посадку и замолчала. Потом… Вот это самое интересное! Ударила первой, как только представился случай.

Зачем? На что они надеялись? Разнести звездолет проверяющих? Не понимаю. Наверняка бы потом прилетел следующий, да не один. К тому же нападающие просчитались. Рауш заботился не только о моей безопасности, но и о своей. О том, что каждая наша летающая единица не только вооружена дополнительно, но и защищена, знают не многие. Захватчики видимо не знали, за что и поплатились. Еще пара выстрелов, и разъяренный Рауш не стал искать правых и виноватых. Базу взяли штурмом, убив почти всех.

65
{"b":"558737","o":1}