ЛитМир - Электронная Библиотека

Черная фигура, медленно приближающаяся к моей кровати. На фоне теней и редких всполохов света луны, проникающего сквозь стекло, фигура казалась огромным чернильно-черным пятном. Страха не было, я точно знала кто это — неуловимый жених собственной персоной.

Повернувшись на бок, я подложила ладони под щеку и удовлетворенно вздохнула. Явился. Зачем?

А какая разница, главное пришел, и ничего, что во сне. Хоть здесь смогу высказать свое недовольство и опасения.

Мужчина приблизился и опустился на колени, подавшись вперед, аккуратно провел пальцами по лицу, обвел контур губ.

Наблюдая за ним сквозь опущенные ресницы, пыталась поймать выражение лица, но мне никак это не удавалось, мешала тень.

Может быть нужно просто пожелать, и я увижу, то что хочу. Ведь так обычно происходит во сне.

— Что же мне с тобой делать? — тихо прошептав, он убрал ладонь только для того, чтобы поправить одеяло.

— Холить и лелеять? — пробормотав, поелозила, устраиваясь удобнее и удовлетворенно вздохнула, а потому не заметила, как он дернулся назад и замер.

— И все?

Не знаю, услышала я вопрос, или он померещился, но натягивая одеяло на плечи, тихонько добавила:

— Любить.

Что было дальше, не помню, да и не нужно это. Сон. Всего лишь сон, и даже во все мне хочется быть любимой. Может все же отменить торжество? А что? Главное было бы желание, а повод всегда найдется: заболела, похитили инопланетяне, на крайний случай ушла в монастырь.

— Готова?

Вынырнув из мыслей, моргнула. Рядом стоял довольный Рауш и удовлетворенно поблескивал глазами. Толпы визажистов и парикмахеров рядом не наблюдалось, как впрочем и портнихи, до этого непрестанно причитающей и разглаживающей несуществующие складки на платье.

— Да.

Неуверенно кивнув, взглянула в зеркало, огромное, ростовое, купленное совсем недавно именно для сегодняшнего дня.

Невысокая худенькая девушка, затянутая в тяжелое алое платье.

Опять красный. Как объяснил мне Рауш, это цвет жизни и смерти. В этот цвет одевают новорожденных, в нем соединяют жизни и в нем провожают в последний путь, чтобы возродиться вновь. Очень удобный цвет, и такой богатый, со всеми своими оттенками и тонами. Сегодня на мне был ярко-алый. Воротник-стойка, облегающий верх, обтягивающие рукава, закрывающие руки до запястий и разлетающаяся клиньями юбка, скрывающая носки туфель. Очень строго и пафосно, если бы не рисунок ткани, делающий из обычного наряда произведение искусства.

Прическа, макияж. Я выглядела именно главой рода. Еще совсем молодой, со множеством путей впереди и нерешенных задач, но уверенной и твердой. Главой рода, точно знающей, что она делает. Неплохо.

Отринув в сторону мысли, до этого непрестанно атакующие мою голову, кивнула уверенней и поддерживаемая братом направилась к авто. Сегодня мне обещали праздник, меня поманили сюрпризом, но как я не пыталась разгадать загадку, ни Рауш, ни тем более Дариус так и не сказали, в чем она заключается. Сегодня я узнаю это. Хочу ли? В голову вновь полезли сомнения: нужно ли? Нужно! Хочу!

В конце концов, нужно отвечать за свои поступки, и как бы Рауш и Дариус не говорили, что приложили руку к тому, чтобы этот день состоялся, я им не верю. Все

это чушь, я все сделала сама. Не доглядела, не проверила, придумала. А значит…Прочь сомнения, прочь.

Наше авто в сопровождении еще двух медленно подлетало к странному сооружению, чем-то напоминающему римский Колизей, но несколько меньшего размера.

— Это арена Выбора.

— Нам сюда? — недоуменно приподняв брови, всмотрелась в каменное сооружение, оплетенное лианами и плющем. Как то я не так представляла свою свадьбу, но если вспомнить ритуал прощания с Катраэлой на станции, то почему бы и не провести ритуал соединения на старой арене. А она действительно была стара, видимо не так уж и часто она использовалась по назначению, что и подтвердили дальнейшие слова Рауша.

— Да, у вас же все ни как у нормальных таурианцев, поэтому и союз будете скреплять именно тут, после обряда и последнего дара. Но ты не волнуйся, арена полностью отремонтирована и проверена на безопасность, ничего не обрушится.

— Обнадеживает, — закусив губу, окинула окрестности более пристальным взглядом. Темно-бурый камень с серебристыми вкраплениями, ряды высоким и широких ступеней, уходящих вверх, и ровный круг посередине, словно отчерченный огромным циркулем. Все мило и замечательно. Эксклюзивно. Главное, будет что вспомнить на старости лет.

Авто опустились на площадку, уже частично заполненную чужими машинами, и я, под предводительством Рауша и под конвоем охраны, была сопровождена внутрь.

Сама арена состояла из нескольких секторов, как пояснил брат, центральный принадлежал будущей супруге и ее ближайшему окружению, в нашем случае это нянь с охраной. Левый отводился родственникам невесты, правый родственникам жениха, сектор же напротив меня представлял собой монолитную стену с высокими и широкими воротами, над которыми находились места механика и жреца.

— Механик? Зачем он здесь?

— Не перебивай, скоро сама поймешь, — Рауш шикнул в ответ и продолжил, — Через десять минут когда солнце окажется ровно над левым шпилем, на арену опустят клетку. У Дариуса будет ровно полчаса, чтобы доказать свою состоятельность в качестве супруга.

— Это как?

— Не торопись, объясню чуть позже. Посмотри назад.

Я оглянулась.

— Подними голову выше. Да. Видишь?

Сзади меня, над каймой ограды возвышались два широких штыря с продольной дырой посередине.

— Вот по ним и определяют время. Не успеет, не достоин. Успеет — честь и хвала и молодая супруга в руки.

— М-м-м… А что он должен успеть?

— Я разве не сказал? Нет? Странно. Он должен сразиться и убить офра. Без оружия.

— Офра?

— Да. Смотри, уже доставили его клетку.

Я развернулась к арене и в шоке уставилась на большую клеть, где нетерпеливо ходило огромное животное, напоминающее смесь земной пантеры и саблезубого тигра. Чернильно-черная шкура и огромные клыки.

— Космос…

— Он справится, не волнуйся.

Представив рядом с орфом фигуру жениха, испуганно сглотнула. Я конечно верю в Дариуса, но без оружия!? Как? Скажите как это можно убить без оружия?

— Рауш? Скажи-ка будь добр, а как интересно планировал сражаться с этой тварью бывший женишок? Да он ничего тяжелее информера в руках не держал.

— Коинт? Выставил бы за себя бойца. Насколько я читал, так раньше делали. Обошлось бы конечно дорого, но что не сделаешь за твои миллиарды. М-м-м, пара минут. Готова к представлению?

— Нет.

— Я так и подумал, что готова. Смотри-ка, светлейшая Касмина почтила нас своим присутствием, да не одна.

Повернув голову налево сразу же заметила тетку, укутанную в теплый плед глубокого красного цвета. Рядом с ней сидели обе сестры, чуть ниже находились дочери Каллиоты с приятелями, выше вспоминаемый недавно Коинт с недовольной матерью. Разглядеть остальных не дал Рауш, тихо прошептавший:

— Смотри на арену.

И я посмотрела, краем глаза успев зацепить ненавидящий взгляд старшей тетки, устремленный на меня. Теперь нас от арены отделяла высокая прозрачная стена, отливающая на солнце перламутром. Ворота беззвучно распахнулись выпуская в круг полуобнаженного мужчину, в котором я с трудом узнала Дариуса. Без привычной формы он смотрелся странно, и как-то завораживающе. Высокий, широкоплечий, с обнаженной грудью слегка мерцающей на свету. Окинув арену взглядом, он остановился на мне и чуть улыбнулся, приветствуя, и сразу же отпрыгнул в сторону — прутья клетки с шумом ушли в землю, выпуская клыкастого пленника.

Сминая пальцами праздничную ткань платья, я с напряжением следила за противоборством двух хищников. Они кружили, нападали, наносили друг другу удары когтями лап и рук. Два огромных самца, черный, мощный, с четырьмя лапам и острыми когтями, вспарывающими камень арены. И синий, уже покрытый маленькими капельками пота, рассчитывающий только на свои силу, ловкость и когти.

78
{"b":"558737","o":1}