ЛитМир - Электронная Библиотека

Бывалым путешественникам Котбусу предложить нечего, ну совсем нечего. Заштатный городок со стандартными торговыми рядами, гордо именуемыми 'Рынок графства', неширокими грязными улочками, двух-трехэтажными домами серых и белых оттенков с красными и синими крышами и тавернами, в которых рабочий и не очень рабочий люд праздновал разгар, а позже и завершение дня.

Здесь было свое очарование, особенно ярко ощущающееся после недель практически безвылазного сидения в развалившемся замке. Но хотелось большего. Все же я городской житель, что особенно остро ощущается в такой глуши.

И если в вдвоем с Киану мы могли бы найти приключения, то с возвышающимся за спиной каранелем с сотоварищами, это было нереально. В славном городе Котбусе дураков, захотевших потягаться с убийцами, просто не было.

Побродив по улочкам, осмотрев местные достопримечательности, заглянув мельком в пару трактиров, заглянув потому что пить хотелось, а вот мельком… Ведь леди крайне не желательно находиться в подобных заведениях. А то, что в похожем мы ночевали совсем недавно, никого не волнует, мы были с его сиятельством, что полностью покрывает все возможные грехи.

Скучно, скучно, скучно и грустно.

Вечерняя траурная церемония сожжения добавила негативных эмоций. Скорбные лица, наигранные переживания, напыщенные слова. Графине уже все равно, ее души здесь нет, только тело, бренная оболочка, мгновенно вспыхнувшая и исчезнувшая в колдовском огне. Все что осталось — маленькое ярко-алое каменное сердечко, занявшее пустующую нишу в семейном склепе. Ненавижу похороны. Меня тоже хоронили, я видела 'свое' тело, холодную землю, принимающую его и каменные физиономии родственников, пытающихся скорбеть. Скорбеть, ибо так положено. У них не очень то и получалось. Умерла, и слава Богу.

К черту их. Утром выезжаем домой, а пока… Новый глоток ярко-синего алкоголя. Мне просто необходимо расслабиться.

На четырех высоких и толстых столбах вокруг танцпола кружились под музыку элементали. Они лучшие танцоры из всех, кого я видела. Чувствуют мелодию как себя. Каждый нюанс, каждую ноту, каждое движение. Ярко, страстно, жизненно. Когда выйду на пенсию, обязательно открою свой клуб. Не на Земле, точно нет, может в мире Энрии? Там неплохо…

Девочка с голубыми волосами — вода. Поднималась и опадала, струилась вокруг высокого серебряного шеста. Никакой пошлости. Только эротизм и энергия. Великолепно. Жаль так не умею, жаль.

Новый глоток.

— Не возражаете? — высокая, сероглазая брюнетка. Люблю брюнетов. Мужчин. С великолепной фигурой. К сожалению, передо мной дама. Ну и ладно. Рубашка, брюки… интересный крой. И она не местная, не мое воображение. Сюрприз?

Пожав плечами, кивнула головой на соседнее кресло. Я же собралась отвлечься, а цедить алкоголь в одиночестве? Моветон. Устроим девичник?

— Что закажешь? — мысленно подталкиваю к ней меню. Пролистывая страницы, девушка удивленно приподнимает брови, поглядывая на меня с интересом.

— Шикарный выбор. Не в каждом баре найдется подобное…

Да уж, я старалась… Люблю вкусно покушать и вкусно выпить, из-за чего в базе данных действительно огромный выбор.

— Давай вот это. Кстати меня зовут Шери, можно Шер, особенно после этого бокала. Возражать не буду.

— Милана, Мила, — руки встречаются в крепком рукопожатии. Изящная, на удивление сильная ладонь с аккуратным маникюром.

— Неплохо. Забавный у тебя сон. — Шер развалилась в кресле, смакуя огненную жидкость.

— Почему? Обычный бар, только весь мой.

— Нет, не это, хотя и это тоже. Ты контролируешь все параметры сна. Да и… зачем все, — она обвела изящной рукой окрестности, — Пошла бы в обычный?

— Так захотела. Сейчас несколько занята, нет времени по барам шастать, к тому же, ты давно была в 'обычном' ночном заведении? Мальчики-мажоры не пристают, не?

Расхохотавшись, девушка парочкой глотков осушила бокал, тыкнув в меню, заказала следующий.

— Не любишь парней?

— Люблю. Как же без них. Только желательно трезвых, умных, с хорошей фигурой, симпатичных…

— Э, подруга, да у тебя целый список!

— Как будто у тебя такого нет? Не думаю, что сама позаришься, например, вон на того экземпляра, — нагнувшись через перила, указала предположительно на мужской субъект, пытающийся удержаться на ногах.

— Вон тот? Рыженький? — Шери встала рядом и указала на кого-то в толпе. Проследив за рукой, передернула плечами. Такие тощенькие мужички с козлиными бородками и блуждающими взглядами меня так же не прельщали.

— Да хотя бы этот. Как он тебе?

— Беее. У тебя и воображение, однако!

— Не совсем! Я наверняка его где-то видела! А все же? Ты на такого даже бы и не посмотрела!

— А если у него душа золотая? — попыталась пойти на попятную девушка. — И сам он нежный и ласковый?

— Ну да, с такими уделанными глазами?

— А может у него горе? — не сдавалась гостья.

— У него? Думаешь?

— Да! Тяжелая жизнь рабочего с маленькой зарплатой. Дома жена-стерва и четверо детей, а теща-ведьма так и пилит, так и пилит!

— Что-то он молод для четверых детей!

— А они близнецы. Раз и сразу четверо!

— Ты издеваешься! Если бы у него была душа золотая, то он как примерный семьянин помогал любимой жене в воспитании четверых детей. По крайней мере, вместо ночи в дорогом баре твой рабочий с тяжелой судьбой пахал бы на второй работе или делал бы карьеру! Так что не вариант. Не убедила.

— Хорошо. Ты права. Ладно, посмотри вон на того красавца.

— Вон тот блондин в белой рубашке? — я кивнула в сторону мускулистого мачо, оседлавшего барный стул и с призрением в глазах разглядывающего вихляющие верхние и нижние девяносто окружающих девушек.

— Да, например он. Высокий, мускулистый, голубоглазый… Голубоглазый?

— Ага, глазки голубые.

— Ну вот. Мечта, а не мужик. — вынесла вердикт о данном экземпляре моя новая знакомая.

— Кобель, а не мечта. — поправила ее я.

— Почему? — Шер кинула на меня удивленный взгляд и принялась более тщательно исследовать обсуждаемый объект. — Он славный.

— Сейчас увидишь, какой он славный.

— Э, нет. Не корректируй сон.

— Не буду, — подняла ладони верх, — просто этого гада я встречала раньше. Смотри, смотри.

Дружно перегнувшись через перила, внимательно наблюдали за действиями парня. Тому видимо надоело сидеть и быть обычным наблюдателем. Грациозно поднявшись, он направился на 'охоту'. Пара танцев в окружении возбужденных девушек. Ничего особенного. Обтиранья, обжимания с согласия обеих сторон. Выцепив одну из девочек, провел к барной стойке. Разговоры, нежные касания, заказанный коктейль.

— Ничего особенного, — разочаровано протянула Шер. — десять минут и ничего. Стандартное поведение.

— Смотри дальше.

Заговаривая и обнимая девицу, на несколько секунд отвлек ее внимание от бокала. Ловкое движение руки и в напитке растворяются прозрачные капли какой-то химии.

— Видела?

— Что он подсыпал?

— Эта дрянь ослабляет внимание, волю, ну и еще кое-что. Смотри дальше.

Действие на площадке развивалось. У девчонки закружилась голова и подогнулись ноги. Парень же, как галантный кавалер, 'обеспокоенный' состоянием спутницы, поддерживая за талию, повел в коридор, в одну из гостевых комнат.

— Куда они?

— Смотри, — махнув рукой, создала экран, транслирующий ситуацию с места событий.

Длинный коридор, одна из многих дверей, за ней светлая комната с огромной кроватью, украшенной коваными спинками.

Бросив ничего не понимающую девушку на кровать, блондин сложил руки на груди и прищурился, цинично оглядывая добычу. Начав раздеваться, оглянулся. В незакрытую дверь зашли два парня, явно готовые к открывшейся картине. Весело переговариваясь, они, закрыв дверь, разделись, скидывая одежду на мягкий ковер. Три симпатичных, высоких, с хорошей фигурой кобеля. Вот зачем им это все нужно?

Раздев девчонку, двое стали оглаживать ее, третий подошел к стоящей рядом тумбе со множеством ящичков. Смазки, резинки, множество игрушек…

31
{"b":"558739","o":1}