ЛитМир - Электронная Библиотека

И опять глазами хлоп. Не обижать же магистра, старается, заботится. А мы не ценим. Сбоку приглушенно кашлянул Киану. Ну да, поперхнулся бедняжка, или простуда замучила?

— Хлебное зерно и цветки финзира, если не ошибаюсь. И специи, само собой. Очень полезное и питательное блюдо.

Ага, цветки финзира, само собой, и как я не догадалась. Аккуратно подцепив ложечкой странную массу, незаметно выдохнув, запихнула ее в рот. Тщательно прожевав, сглотнула. Мягкое и хрустит. Есть можно. Особенно если особо не задумываться, что может быть мягким и хрустеть.

— Ну, — Киану заелозил на стуле и с любопытством естествоиспытателя уставился сначала в мою тарелку, потом на ложку, потом на лицо. Видимо выискивал признаки отравления. Не нашел.

— Интересный вкус. Попробуй. — новая ложка отправилась в рот. Надеюсь, не отравлюсь. Помню в аптечке точно был мизим, который для желудка незаменим, активированный уголь и на крайний случай рвотное. А там уж и регенерация поможет.

Вскоре завтрак благополучно подошел к концу, лорд с магистром отбыли в Колизей, для последнего осмотра арены, наведения щитов, и других нужностей, нам же до выхода из дома выделили час — навести лоск, марафет и боевую раскраску для меня, причем советовали особенно не увлекаться, дабы 'не шокировать своей неземной красотой местное население'. Услышав последнюю фразу, фыркнула, а то я сама не знаю, что сегодня и сейчас, как в прочем и завтра и послезавтра, я изображаю уважаемую леди, юную племянницу опять же уважаемого лорда Геардена, и далее по списку.

Значит юную и уважаемую. Окинув взглядом нехилую гардеробную, где весьма одиноко висело единственное праздничное платье, задумалась о вечном. О вечном женском вопросе — что одеть? Казалось бы вот оно, решение всех проблем — симпатичное, светло-голубое, достаточно модное по меркам Актаруны. К нему даже туфельки прилагаются. Да в конце то концов, ведь больше и смотреть то не на что- просто нет ничего. Удобные штаны и рубашки к выбранному образу не подходят. Ан нет. Хочется чего-то эдакого. Тьфу! Все же придется посетить местные магазины. Не ходить же в одном и том же несколько дней.

Тяжело вздохнув, натянула на себя шедевр местного портновского искусства, и пошла покорять бомонд. Только кто мне дал? Не успела выйти, как в руку вцепился решительно настроенный Киану с кучей вопросов в голове.

— Ты сказала?

— Что сказала?

— Дяде?

— Угу.

— И…..

— Что?

— А он что?

— А он решил не нервничать и отправился на судейство.

— И все?

— А что ты думал?

— Ну… не знаю…

— Вот и мы не знаем, посмотрим, что Амирен дальше предпримет, тогда и решим.

— А он не сможет меня сам убить? А то как-то боязно, суровый дядька. — мальчишка передернул плечами и обнял себя руками, как будто бы замерз.

— Не волнуйся, ты мне нужен живым и здоровым.

— А мертвым и расчлененным? Не нужен?

— Тьфу на тебя. — подхватив Киану под руку, потянула к выходу, — ты как вообще, готов к зрелищам?

— Ну как бы да.

— Значит вперед.

Внизу, возле дверей, нас ожидало сопровождение в лице уже знакомого Махула, благополучно позабывшего факт запускания огненного шара во вчерашнего неизвестного противника. Бравый страж был искренне уверен в нашем безвозмездном желании помочь страждущим…. Поэтому вчерашнего инцидента просто не было, и бабах объяснялся на удивление логично — сработала индивидуальная защита любимого дядюшки, распознавшая в дебоширах врагов. Что касается встречи с Амиреном, то на нас свалилась неожиданная радость в виде столкновения со старым добрым знакомым. И это правильно — мы с Киану чистые и прозрачные аки горная слеза, особо не способные противостоять суровой реальности. Пусть бдит. Да и магистру Кариму лишнего знать не обязательно. Ведь там, где что-то известно одному — известно многим, а это не есть гуд.

— Госпожа, молодой господин, — поприветствовав нас легким наклоном головы, телохранитель сообщил радостную новость. Оказывается, Колизей находится достаточно далеко от резиденции многоуважаемого магистра, поэтому данный магистр обеспокоился нашим передвижением и приказал приготовить повозку. Очень мило. Но вот почему-то при слове 'повозка' перед глазами возникло изображение некой телеги с расхлябанной осью и кривыми колесами, запряженной флегматичным осликом. Ан нет, у ворот стояла элегантная карета из светлого лакированного дерева, покрытая замысловатой резьбой. Да и в упряже, вместо воображаемого осла, недовольно вертели мордами два лигарда. Внутри так же ощущалась нотка актарунского шика — мягкие кожаные сиденья, обитые светлой плотной тканью стены и множество маленьких ярких подушечек, разбросанных в живописном беспорядке. Красота.

Удобно устроившись, заметила за легкой светлой занавеской полоску нежно-сиреневого неба и краешек местного светила, важно плывущего по небесному морю.

— О чем думаешь? — неугомонный Киану успел обнюхать и потрогать все до чего дотянулся его любопытный нос. Отодвинув шторку с моей стороны, он так же оценил окрестности, фыркнул и уселся обратно, развалившись на сиденьях и вытянув ноги.

— Да так. Ты внимательно слушал магистра? Сегодня групповые соревнования или все же одиночные?

— По-моему групповые, — выдал Киану, задумчиво посмотрев в аккуратное окошко, полуприкрытое занавесочкой. — Магистр так много всего рассказывал…

— Угу, очень общительный мужчина. Значит завтра одиночные, а послезавтра? Смесь?

— Нее, послезавтра итоговые бои на титул победителя. Но я хочу посмотреть все. Никогда не видел, как пятерка взаимодействует, да и одиночки, говорят, очень интересно дерутся.

— Пятерка? Сегодня? А почему пятерка. Почему не семерка или шестерка. Как-то я это пропустила.

— Не знаю, это азы. А ты вроде всю библиотеку пересмотрела? — мальчишка с удивлением взглянул на меня.

— Перечитала, вроде бы. Но про пятерку не помню. Рассказывай.

— Да там все просто. Принято считать, что пять самое стабильное число. В магическом плане. Некоторые народы ее называют звездой, с пятью лучами, некоторые кулаком.

— Кулаком?

Киану вытянул руку вперед и растопырил пальцы, потом резко сжал раскрытую ладонь в кулак.

— Вроде бы так.

— А почему тогда у Гтронту наемники семерками бегают? Если пять такое замечательное число.

— Так они не маги, а воины. У воинов семерки.

Мда, логика где-то есть. Но вот только где?

Карета резко дернулась и остановилась. В открывшемся проеме двери показалась раскрытая ладонь охранника. Вот и приехали. Замечательно.

Прямо перед нами возвышалось внушительное белоснежное здание прямоугольной формы, украшенное стрельчатыми окнами на уровне второго и третьего этажей и четырьмя высокими башенками, увенчанными острыми шпилями. Внушительные кованые ворота приглашали внутрь всех желающих, многие из которых специально приехали в славный морской город, бросив все свои дела. Интересно, может и Амирен посетил порт с этой целью? Он всегда интересовался необычными заклинаниями, и насколько я помню, довольно успешно применял их на практике.

С нашей стороны Колизея, я насчитала три входа. В два боковых народ шел стройными колоннами, в средний же тек тоненький ручеек. Как объяснил Махул, нам необходимо к среднему, именно эти ворота вели к привилегированной ложе и ложе для судий. Участники соревнований заходили на арену с другой стороны, для них так же был отдельный вход, который вел во внутренние помещения, с комнатами отдыха и целительскими, и специальным входом на арену.

Махул шел впереди нас, возглавляя процессию, беспардонно тараня людскую массу. Следом поспевали мы, замыкающим же был неизвестный клон охранника, почему-то никак не представленный. Со слов телохранителя, данный индивид назначен в нагрузку к Махулу для мелких поручений, а так же для прикрытия тылов, во избежание, так сказать… Ну во избежание, так во избежание.

Кованые ворота, любезная охрана, тщательно проверившая пригласительные, светлый разветвленный коридор, лестница навернх и вот, наконец, достаточно просторная ложа на двадцать персон, откуда открывался шикарный вид на овальную арену, покрытую белым песком. Ложа отделялась от других вип и не очень вип высокими бортами, закрывающими обзор и козырьком над головой, защищающим от солнца.

44
{"b":"558739","o":1}