ЛитМир - Электронная Библиотека

Решив его окончательно добить, пустила слезу и воскликнула:

— Киану, милый мы же пропустили сегодняшние бои. Ты так хотел их посмотреть… так хотел! Не переживай, дорогой.

Капитан не стал дожидаться окончания патетичной речи и хлопнул дверью. Хлюпнув носом, посмотрела на оставшегося стража порядка. Молоденький солдатик опасливо взглянул на меня в ответ и попятился к спасительным дверям.

— Уважаемый, куда же вы? У меня закончился чай… И вы должны обязательно выяснить, когда закончатся соревнования. Мне кажется уже…

— Ддда, да, — слегка заикаясь, служивый скрылся следом за начальством, оставляя нас в пустом помещении любоваться открывающимся видом из окна.

Дверь хлопнула, за ней послышались быстро удаляющиеся шаги. Усмехнувшись, посмотрела на Киану, развалившегося в кресле и с любопытством изучающего метаморфозы на моем лице.

— Ты не переигрываешь?

— Думаешь?

— Ага. А может и нет. — Киану весело улыбнулся, закидывая руки за голову, — Но капитан наверняка проклинает всех богов за свое сегодняшнее дежурство и нас с тобой в частности за шикарное времяпровождение.

— Сам виноват. Отпустил бы и не нервничал.

— Милан, там же три трупа. Он не может. По протоколу не положено.

— Пусть положит!

— Милан?!

— Что Милан? Я предлагала уйти с места преступления. Да кто ж меня послушал?! — Киану попытался открыть рот, и что-то вякнуть.

— Можешь не отвечать! Это был риторический вопрос. Ты лучше скажи, когда у тебя совесть проснулась? Давай мы ее упокоим? Чтоб в дальнейшем не мешала?!

— А это риторический вопрос? Можно тоже не отвечать?

Фыркнув, отвернулась, пытаясь сосредоточиться на деревце за окном. Симпатичное такое деревце, чем-то на пальму похожее, только широкие листья, свисающие с сердцевины до земли не обычного зеленого цвета, а с красной окантовкой и бархатной бахромой. И цветочек вон из серединки симпатичный растет — шевелится. Хищник? Или так, погулять вышел? А вообще сил моих нет. Если просидим еще полчаса, то взвою! Благодаря совестливым Кеа и телохранителю, в этом здании мы прохлаждаемся уже часов пять. Между прочим, я предлагала по быстрому сбежать. Никто бы даже не узнал, что трупы и кровь остались на мостовой благодаря острым лезвиям Махула и точным попаданиям Киану. Затереть все следы нашего там пребывания и все дела. Неееееет! Нам же нужно обязательно рассказать о нападении местным стражам порядка, нам же жизненно необходимо их обрадовать тремя трупами на ночь глядя! Ничего что это был полдень, где это видано, чтобы полиция/милиция/что-то еще работало оперативно? Вот и получается, что я наблюдаю за окном картину наступающей ночи, Киану сидит рядышком и зевает, а Махул вообще, где-то в соседнем помещении, под специальной охраной как особо опасный экземпляр. Безобразие!

— Ты куда собрался? — отвернувшись от окна, смотрела за мальчишкой, осторожно пробирающемуся к двери.

— Милан? Я скоро! — поймав мой насупленный взгляд, он тяжело вздохнул и выпрямился. — Я на минутку.

— Ты уже ходил на минутку! До обеда! Которого не было! Поэтому сядь и не двигайся!

— Милаааан, — мальчишка заканючил и слегка присел, — Мне очень надо! Я правда быстро!

Просканировав Кеа вдоль и поперек, хмуро кивнула и пробурчала:

— Минута! Если не успеешь….

— Ага! — ага раздалось чуть приглушенно уже за захлопнувшейся дверью, Киану ускакал, оставив меня наедине с довольно таки неприятными мыслями. Что 'хорошего' может сегодня еще случиться? Вот что? Мы в так называемом полицейском участке. Что может здесь произойти? Ничего. Наверное. Тут же куча стражей порядка. Опасных заключенных нет, насколько я поняла, их сразу в местную тюрьму определяют. Ну что здесь может быть опасного? Мальчишка ведь не дурак, на улицу один не сунется. Особенно после последних нападений. Что может произойти в туалете? Не засосет же его в унитаз?

Успокоившись, взглянула на пальму. Тридцать секунд. Еще тридцать и пойду кое-кого спасать. Пусть этому кое-кому будет стыдно. Двадцать пять. На двадцать четвертой секунде здание затрясло. Кресла заходили ходуном, я подпрыгнула на месте вместе с креслом, очаровательная картинка на стене, изображающая какого-то неизвестного грозного дядьку с пышными усами с тихим 'трень' осыпалась на пол. Последними упали усы. Стол покосился и решил, что 4 ножки для жизни многовато, сойдет и три, а пальма за окном. А что пальма? Мерзавка гордо стояла не шелохнувшись. Лишь яркий цветок задумчиво вытянулся в сторону окна, похлопал лепестками и принял прежнее положение. И самое интересное! По моим ощущениям, эпицентр землетрясения располагался приблизительно в районе туалета. А там Киану… был…

Вскрикнув, рванула на выход. Как чувствовала, нельзя его одного выпускать. Никуда. В следующий раз даже в туалет пойдем за ручку, и пусть только попробует вякнуть! Потерпит как-нибудь две недели.

Распахнув дверь в коридор, узрела суетящихся стражей, клубы пыли и дверь туалета, одиноко висящую на одной петле. Остатки стен, отделяющие комнату от коридора, частично осыпались, открывая полностью разрушенную заднюю стену, выходящую в какую-то подворотню.

— Где? — дико озираясь, пыталась понять, где мальчишка.

— Леди, пройдите пожалуйста в комнату, здесь может быть опасно, — ко мне подлетел капитан в пыльном сюртуке и блеклых серебряных пуговицах. На щеке красовалась широкая царапина, припорошенная известкой. Схватив меня за талию и не слушая возражений, он открыл дверь ногой и попытался запихать извивающееся тело в комнату, приговаривая сквозь зубы:

— Леди, будьте благоразумны! Я вас очень прошу! Леди…

Благоразумной? Я? Я никогда не была благоразумной по чьей-либо указке! Извернувшись, пнула бравого служаку по коленке и громко взвизгнула.

— Леди?! — охнул мужик, вцепившись в меня крепче.

— Где??? Где мой брат?

— Мы выясняем подробности, сейчас мои подчиненные обследуют место происшествия.

— Вы издеваетесь? — рявкнув, укусила капитана, наступила шпилькой на ботинок и добавила по уже поврежденному колену, выбив его из чашечки. Мужик побагровев, провыл нечто непроизносимое и осел на пол, сверля меня бешеными глазами. Хватит! Поиграли в пушистых и беспомощных! Хватит! Это надо же, ребенка средь бела дня, почти дня прямо из под носа увели! И кто?

Оторвав дверь, забралась в разрушенную комнату и огляделась. Белесая пыль осела на развороченные камни, железная арматура клыками диковинного животного устремлялась в звездное небо, в открывшийся проем заглядывали любопытные прохожие и ни следа мальчишки. Ни единого! Как будто бы его здесь и не было.

Кто? Злость кипела в крови, грозясь выплеснуться наружу и угробить шаткую конструкцию, оставшуюся от этой части здания. Кто посмел?! Мои планы! Мои тщательно лилеемые планы на эти несчастные две недели!

Закрыв глаза, стиснула зубы. Кто бы это ни был, я его найду. И он очень пожалеет, что разрушил мой план. А сейчас… вдохнув и выдохнув, успокоилась, попыталась нащупать энергетический след одного маленького демоненка. Такой яркий и живой, как сам мальчишка. Ну конечно же, вот он. Тоненькая серебристая ниточка уходила из здания и тянулась куда-то вдаль. Сильно в даль. Далеко. В этом городе мальчишки уже не было. Но он был на этой планете. Еще на этом континенте. Так близко и так далеко.

— Милана? Дорогая? С тобой все в порядке? — открыв глаза, увидела взволнованное лицо лорда. Неужели отсудился? Почему он пришел так поздно? Где он был пять минут назад… Афина! Какие-то пять минут!

— Милана? Все хорошо девочка, все хорошо, — Геарден резко прижал меня к себе, прислоняя голову к груди. Нагнувшись, он прошептал в самое ухо, — Возьмите себя в руки! У вас глаза уже трансформировались. Ну же!

— Леди Милана? — рядом раздался новый голос, явно принадлежащий магистру Кариму. — Юная леди с вами все в порядке?

Теплая рука легла на голову, по телу побежали мурашки. Магистр явно сканировал меня на возможные повреждения.

— Да, спасибо, магистр, — лицо упиралось в грудь лорда, отчего голос звучал жалко и приглушенно.

50
{"b":"558739","o":1}