ЛитМир - Электронная Библиотека

Новый удар в волнующуюся, копошащуюся массу. Длинные стебли загорелись, моментально вспыхивая и опадая вниз жирным пеплом, смертельные объятия разжались, отпуская жертву. Эльф упал, лицом пропахал грязь и, собрав оставшиеся силы, отполз вперед, всего на пару метров. Застыл и остался лежать лицом вниз.

Игривый солнечный зайчик прошелся по некогда светлым волосам и исчез в темнеющей рядом чаще.

Ветер раскачивал ветви деревьев и создавал рябь на больших листьях лопухов. Под одним из таких листов скукожившись сидел менестрель, нервными длинными пальцами трепля тонкие струны гитары.

— Вот уж… взял на свою голову, попутничка… — пожаловался сам себе гном, в нескольких шагах от человека разводя костер и устраивая небольшой котелок, — Тьфу!

Вода от резкого движения гнома, последовавшего за тонко взвизгнувшей и лопнувшей струной, попала на костерок и чуть не потушила и без того влажные от утреней росы поленья.

— Слышь, ты! Займись делом! Иначе кто-то останется без завтрака! — рявкнул не выдержавший нового бренчания бородач и с остервенением помешал угли палкой.

— Ты не умеешь готовить? — проблеял музыкант, вцепившись в гриф гитары.

— Умею! Иди… — гном мотнул курчавой головой в сторону леса, — Иди! Ягоды пособирай! Ну!

Вьюноша, подгоняемый бодрыми понуканиями разъяренного гнома, резво подпрыгнул с насиженного места, поежился и, получив новую порцию напутствий, поплелся в лес. Видимо за ягодами.

— Тишина, — выдохнул бородач, и уже с любовью помешал варево.

В этот момент изображение на экранах разделилось. Часть из них так и продолжала показывать опушку леса, вторая же — бледного молодого человека с грустными глазами идущего в гущу леса.

Интересно, а в джунглях растут ягоды? Никогда не задавалась таким вопросом. Поэтому мой интерес усилился, и я пристальнее начала следить за менестрелем и окружающей его действительностью. А вдруг найдет? Ягоды то?

Несколько минут блуждания по лесу не принесли никаких положительных результатов. Ягоды находиться не желали.

Молодой человек, тяжело вздохнув, попинал одно из стоящих рядом деревьев и слегка подался вперед, пристально во что-то вглядываясь.

Неужели нашел?

В густой темноте раздался шорох и неожиданное:

— Бу!

Парень отпрыгнул на пару метров назад, схватился за грудь в районе сердца и побледнел, став похожим на привидение.

— Ууууу….. БУУУ! — вновь раздалось из зарослей, но уже чуть громче и грознее.

— ИИИИИИИИИИИИИИИИИииииииии…..- затянул вьюноша одну высокую ноту, закатил глаза и кулем свалился на землю.

Пару минут ничего не происходило, но вот, из зарослей показалась худенькая знакомая фигурка. Киану.

— Эй? — подойдя ближе к распростертому телу, мальчишка слегка пошевелил ногу парня своей стопой.

— Эээй? — чуть нагнувшись, он всмотрелся в обескровленное лицо и синюшные губы, — Ого…

Вдруг Киану развернулся к лесу и, склонив голову на бок, прислушался. Секунда, и на маленьком пятачке, освещаемым розоватым светом солнца остался лишь человек, распростертый в прелой листве.

Ветви зашелестели, послышался звук удара чего-то железного о деревянное, смачный местный мат и на полянку вывалился гном. Одной рукой крепко сжимая рукоять топора, второй откидывая челку со лба. Уставившись на лежащего парня, гном преувеличенно громко вздохнул и сквозь зубы выдохнул:

— Чего орем аки девица? Вставай уже, болезный, завтрак готов!

Не дождавшись реакции на кодовое слово 'завтрак', гном прищурился и напрягся. Обведя тяжелым взглядом опушку леса, он осторожно подкрался к телу парня и бегло осмотрев, положил палец на шею, туда, где должна была биться голубая жилка. Она не билась.

— Вот ведь! Тьфу ты! — убрав ладонь, бородач тщательно ее вытер о штанину и вновь оглядел мирную картинку: тело парня, раскинувшееся в кроваво-бордовой траве, освещенное зловещим солнцем. И на капли крови.

— Это как же так? А? Тьфу! — вздохнув, гном почесал затылок, погладил бороду и придя к какому то решению, качая головой и что-то бормоча себе под нос стал собирать срубленные ранее ветки и скидывать их на труп. Спустя какое-то время, тело человека скрылось под плотной массой ветвей, лиан и травы. Полюбовавшись на свою работу, гном закинул топор на плечо и, сгорбившись, ушел.

— Минус второй, — прокомментировал в полнейшей тишине Арес и преувеличенно внимательно взглянул на часы, — прошел час, значит у них двенадцать. Три к одному, интересно, интересно…

'Интересно, интересно', внутренне передразнив Ареса, затаила дыхание. Камера показала еще живого эльфа. Ушастый вновь попал в ловушку лиан. Толстые зеленые канаты плотно оплели тело эльфа и крепко его сжимая, поднимали наверх. Там, среди густой листвы пряталось что-то большое и кровожадное, выглянувшее буквально на несколько секунд.

Огромный цветок с пурпурными мясистыми лепестками дрожал в предвкушении. Темная сердцевина растительного монстра слегка пульсировала, напоминая биение живого сердца. Лианы-щупальца, подтянули все еще брыкающегося эльфа к пошедшим рябью лепесткам, секунда, и цветок сомкнулся вокруг жертвы, став похожим на большой коричневый кокон. Вторая секунда, и монстр скрылся в темной листве, лианы спустились вниз, и только легкая, почти незаметная дрожь, проходившая по ним, напоминала о трагедии.

— Минус три… — хмуро заметил Арес, склонив голову на грудь и сложив руки на груди.

Минус три. Я даже не знаю, что лучше, чтобы этих несчастных сожрал лес или чтобы они погибли в более-менее честном поединке? Наверно все же лучше лес. Хотя… остались самые живучие, эти могут и выдюжить.

Далее события развивались с головокружительной быстротой. Гном напоролся на мальчишку, или точнее будет сказать, Киану надоело прятаться, и он решил выйти на охоту? А то, что мальчишка прятался, применяя на практике хорошо изученные им щиты, мне было понятно после очередного показа камерой якобы пустого леса и его обитателей. Он прятался, он чертовски хорошо шифровался. Надеюсь, он так же хорошо будет и сражаться… Иначе найду ведь… уши надеру…

Перед усердно пыхтящим и периодически размахивающим топором гномом появился Кеа в частичной трансформации. Не давая тяжеловесу прийти в себя и оценить ситуацию, мальчишка бросился на противника, одной лапой пытаясь забрать оружие, второй схватить гнома за короткую шею. С удивительным проворством, гном увернулся, обеими руками вцепившись в оружие и наклонив голову, став похожим на быка, он выдохнул и с боевым кличем бросился на Киану. Мгновенно вытащив пару внушительных кинжалов, мальчика скрестив лезвия, удержал стремительно падающий на него топор и ловко крутанувшись, выдернул оружие из рук избранного.

Гном, отскочив и плюнув в сторону, вынул из-за широкого пояса на штанах внушительного размера тесак и вновь двинулся в атаку.

Сжав руки в кулаки, я с напряжением в глазах наблюдала за первой действительно серьезной схваткой моего подопечного. Все что было раньше, все это игра, прелюдия… и неудачное покушение и нападение. Там была я, я могла помочь, я могла разрулить ситуацию, придумать что-нибудь. Там был дядюшка, в конце-то концов, и его бравые бойцы. А тут…

Киану наконец-то вспомнил, что он маг. Напряженное лицо чуть просветлело, с губ сорвались несколько слов, а со свободной руки горящий шар, охвативший гнома с ног до головы.

Прикрыв глаза выдохнула, но тут же насторожилась, услышав позади судорожный вздох. Что опять? Боясь посмотреть на экран, вновь пересчитала избранных. Минус четыре. Остался один. Оборотень!

Глаза распахнулись.

Огромный волк придавливал к земле брыкающегося мальчишку, мощные челюсти щелками в опасной близости от лица и горла. Киану уворачивался и, наконец, скинул оборотня с себя. Новое кружение. Алые полосы на телах. Рык, болезненный стон — Киану задел когтями уже разодранный в прежней схватке бок оборотня. Судорожный выдох и слезы на глазах — волк распорол бедро мальчишки, еще чуть выше… еще чуть…

Выше находилась артерия, и при таком темпе схватки Киану хватило бы всего пятнадцать минут, чтобы проиграть и уйти за Грань.

77
{"b":"558739","o":1}