ЛитМир - Электронная Библиотека

Скрипнув чуть отросшими клыками, прикусила губу и автоматически слизала сладковатую капельку крови. Пальцы непроизвольно сжались, и уже мои отросшие когти прорвали папку и тонкую бумагу в ней.

— Милана! — тихий шепот, и ухоженная сильная ладонь Афины легла на мои побледневшие руки, глянув вниз, попыталась их разжать, и отпустить комок смятой бумаги — все что осталось от когда-то аккуратненькой папочки.

— Простите, — пискнув, прокашлялась, и вновь всмотрелась в экран.

Киану стоял, чуть покачиваясь, и обеими руками держась за что-то железное и мятое. Напротив, ухмыляясь уже в человеческом виде, но так же продолжая скалить зубы, возвышался обнаженный окровавленный мужчина. Подняв руку, он что-то крикнул, запуская в Киану черную молнию.

Время замедлилось.

Вот я вижу, как глаза мальчишки широко распахнулись. Губы раскрылись в немом крике, руки приподнялись в защищающем жесте.

Черная энергия вошла в кусок железа, все еще удерживаемого пальцами паренька, пробежала по судорожно сжавшимся пальцам и коснулась рук.

Глаза сузились, губы искривились в злобной усмешки и, прежде чем стать серым пеплом, четко прошептали:

— Умри!

В следующую секунду, железное почерневшее нечто упало на землю, сухой пепел, осыпался сверху, припорашивая черную траву, а мужчина, с удивлением взглянул на огромную выжженную дыру у себя в груди и не поднимая глаз, шагнул в сторону пепла и мягко осел сверху, уходя следом за мальчишкой за Грань.

— Нет! — шепнув, окончательно дорвала папку и, поднявшись с кресла, подошла к монитору, — НЕТ! Киану!

Громко заорав, ударила кулаком в монитор, круша технику, ломая стол.

— НЕТ!

Не может быть, я же старалась, он должен быть жив, должен! Он обязан был выжить… Как же так? Почему?

Упав на колени, я размазывала по лицу слезы, пытаясь понять, что я упустила.

— Милана? Дорогая, успокойся… Отдохнешь, развеешься, — сзади подошла Афина и положила ладони мне на плечи, чуть сжимая, впиваясь пальцами. — Пойдешь в отпуск, помнишь, я тебе обещала?

— Дорогая, — протяжный, насмешливый голос Ареса ворвался в сознание, — слабенькие у тебя агенты, слабенькие. Это же надо из-за какого — то пустяка… Ну проиграла… бывает!

Склонив голову, спрятавшись за волосами и сжав зубы чтобы не закричать, я наблюдала, как он, хохотнув, поднялся и подошел к Гефесту.

— Где мой заслуженный приз?

— Минуточку, — со своего места поднялась невозмутимая Фемида и подошла к уцелевшему экрану.

Запустив повторный просмотр, она остановила на кадре, где мужчина-оборотень генерировал черную молнию. Всмотревшись в картинку, резко обернулась к Амирену, с прищуром наблюдающему за представлением.

— Ничего не хотите сказать? — в мягком голосе богини слышалась сталь.

— В этом мире почти не бывает магов-оборотней, да еще такой силы! — выдохнув, я перевела взгляд на довольного Ареса, разглядывающего закрытую шкатулку.

— Милочка! Ключевое слово 'почти'. Этот оборотень действительно маг. И довольно сильный…

Да, но… Это заклинание…

— Верно, Милана. Он маг. — подтвердила Фемида и в упор посмотрела на эльфа, — Вы думаете я не узнаю? Глупо. Хотя вам почти удалось.

— Что? — пальцы Афины на моих плечах разжались, и начальница выступила вперед, уперев руки в бока.

— Спорная победа, — продолжила Фемида как ни в чем не бывало, — Спорная… Таких заклинаний в этом мире нет. Не правда ли Арес? Отдай шкатулку Гефесту, она не твоя.

— Фемида, дорогая… Мальчишка мертв. Он умер раньше моего избранного. Победа за мной.

Пустыми глазами наблюдая за спорящими, я ушла в себя, прощаясь с маленьким мальчиком, волей судьбы ставшим мне родным. Конечно же, для нашего мира он был бы стариком, глубоким стариком, прожившим насыщенную жизнь, но к сожалению, или к счастью, он из другого мира, где всего лишь ребенок. Ребенок, которого из-за идиотских прихотей богов лишили жизни.

Всхлипнув, зажмурилась. Надо, надо бросать эту работу, ни к чему хорошему она не приведет.

Перед глазами предстало улыбающееся юное лицо, глаза, полные смеха или грусти, веселые и страшные моменты моего столь недолго знакомства с Киану. Я не могла поверить что он мертв. Не могла.

Распахнув глаза, сдерживая готовые пролиться слезы, я смотрела на последнюю картинку из жизни мальчишки. Непонятного назначения железяка и серый пепел. Странное, почерневшее серебро, похожее на… подсвечник?

Поднявшись, коснулась экрана рукой, выводя увеличенную картинку бесформенного куска железа. Подсвечник!

Воспоминания пазлами сложились в голове, одно к другому. Вот мы находим старинный подсвечник. Вот Киану машет им, а вот исчезает, перемещаясь в другое место. Моя комната и ошарашенные глаза улыбающегося мальчишки. Вот он опять исчезает.

Но пепел?

Покачав головой, с надеждой прислушалась к своим ощущениям. Моя связь с Киану, тонкая серебристая ниточка, по которой я ощущала мальчишку.

Связь была. Нить серебрилась, нить жила и дышала. А это значит…

— Он жив. — прошептав, обернулась к недовольному Аресу и надменной Афине. — Афина Викторовна, он жив!

* * *

Тридцать минут спустя.

Устало прижимая к себе паренька, бездумно гладила его волосы. В глазах стояли непролитые слезы, на губах сияла радостная улыбка.

Он все же оказался жив.

Эпилог

Придерживая одной рукой длинный подол платья, второй вцепилась в шляпку, не смотря на ленты, туго стянутые под подбородком, так и норовящую отправиться в свободный полет над океаном.

Пристально следя за слаженной работой грузчиков, затаскивающих наш багаж на великолепного парусного красавца, оглянулась и нашла Киану. Мальчишка уже давно пришел в себя и с любопытством первооткрывателя исследовал принадлежащий нам на ближайшие пару недель фрегат. Сейчас его темноволосая голова мелькнула на одной из мачт, и вскоре маленькая фигурка застыла, вцепившись в канаты на головокружительной высоте. Приглядевшись, я хорошо разглядела счастливую мордашку с широко распахнутыми глазами, ожидающими чудо.

Три дня назад, сняв дрожащего Киану с крыши его замка, я не стала слушать разглагольствования Ареса о возможной перетасовке результата, я с каменным лицом приняла сухое поздравление Амирена, и я все же выбила себе отпуск. Не на два года, Афина оказалась прижимиста. Всего на три месяца. Но какие это будут три месяца! Завершив необходимые дела в управлении, сдав отчеты и проверив квартиру, я подхватила Киану и потащила его познавать мир.

Дядюшке еще предстоит разгребать бардак, в котором очутилось Братство, но это их проблемы, я же…

Глубоко вдохнув портовый воздух, скривилась. Рановато вдохнула, надо было бы дождаться все же открытого моря. Вонючее амбре, заполнившее легкие, не прибавляло оптимизма, но я знала, что там, за горизонтом я могу дышать и не думать ни о чем целых три месяца!

Почувствовав легкий толчок, оглянулась. Местный воришка попытался украсть кошелек, свисающий у меня с пояса. Наивный…

Усмехнувшись, наблюдала, как вор отбежал на несколько метров и остановился, что-то отбрасывая от себя и визжа.

А нечего у меня красть. Нечего!

Шумная толпа схлынула, образовывая круг и оставляя в центре его бледного, дрожащего паренька, прижимающего руки к груди и с надрывом причитающего:

— Я не виноват… Заберите это… заберите…

— Миледи, что-то произошло? Вам помочь? — сзади кто-то аккуратно коснулся плеча. С губ уже срывались слова благодарности и отказа, когда взгляд уткнулся в широкую грудь и поднявшись, встретил серые, насмешливые, похожие на штормовое море глаза.

Сделав шаг назад, удивленно приподняла бровь и внимательно всмотрелась в лицо:

— Шери?

Губы мужчины чуть дрогнули, в уголках серых глаз появились смешливые лучики:

— Привет…

78
{"b":"558739","o":1}