ЛитМир - Электронная Библиотека

– Округлые, – повторила Астрид, будто услышала нечто нелепое, но в ее глазах Бо заметил скрытую радость.

– Как у профессиональной танцовщицы. Но что такая красавица могла увидеть в таком, как я?

– В самом смелом и красивом бутлегере в городе?

– Ну, в таком случае…

– Но меня покорила твоя язвительность. Ты смешил меня, и тебе плевать, кто что думает.

– Правда?

– Наверное, дело в крови викингов. Мама рассказывала, как влюбилась в папу потому, что он решительно брал то, что хотел, и если бы на его пути встала гора, он не просто бы ее обошел, а сдвинул.

Бо провел довольно много времени с Магнуссоном-старшим до его смерти. Он знал, что у старика-шведа стальные яйца, ведь тот на бутлегерстве построил целую империю и передал ее Уинтеру, но последние пару лет страдал от психического недуга, сильно повлиявшего на его настроение и решения. Бо не говорил об этом Астрид. С нее и так достаточно. Пусть об отце останутся лишь хорошие воспоминания.

– Значит, ты поэтому разрешила мне тебе позвонить, – продолжил Бо, прислонившись к деревянному ограждению оранжерейной дорожки, где Астрид остановилась прочитать железную табличку у старого дерева.

Она кивнула.

– Потому что в мире полно зануд, к которым ты не принадлежишь. Я сразу поняла, что ты способен сдвигать горы, – ответила она с уверенной улыбкой и резко кивнула головой.

И тут до Бо дошло: они оба не лгали, не играли. Под видом придуманной истории показали искренность. Его в самом деле привлекла ее улыбка. Астрид правда считала его способным двигать горы.

Способен ли он?

– В общем, мы увиделись в «Гри-гри». Ты – настоящий рыцарь – зашел туда и избавил меня от надоедающего поклонника. Вот так мы познакомились. Разве могла я отказать, когда ты попросил мой номер телефона?

– У тебя не было и шанса. Я смелее Дугласа Фэрбенкса.

– И выглядишь лучше, чем он без рубашки в фильме «Багдадский вор».

– Неужели?

Бо медленно повернул голову и увидел, что Астрид пристально изучает тропическую флору.

– А какие руки! – Она присвистнула. – Мне трудно притворяться, будто я их не видела, но я постараюсь.

Бо ощутил, как его эго удвоилось, а кое-что пониже вскоре также увеличится в размерах, если он не сдержит наплыв чувств.

– Я тоже увидел кое-что незабываемое. Например, в прошлом году в примерочной универмага.

Те пять секунд Бо про себя называл «происшествием в примерочной», случившимся, когда отвез Астрид в магазин. Он ждал ее вместе с портнихой Бенитой, и тут Астрид вышла из примерочной в чем мать родила.

– Это была случайность! – прошептала она, порозовев.

Астрид уверяла его в этом тысячу раз, но в глубине души Бо не верил. В любом случае, этот подарок он никогда не забудет.

Астрид быстро оглянулась, прежде чем пройти по дорожке.

– Глянь, там растения тропического высокогорья, давай зайдем.

Бо последовал за покачивающей бедрами плутовкой в помещение попрохладнее. В этой туманной галерее выращивали растения с высокогорья. Он снял шляпу, приветствуя пожилую даму, сидящую на скамье. Ее песик натянул поводок и залаял. Больше они не одни. Какое разочарование! Но надежда Бо снова воспрянула, когда он услышал, как Астрид тихонько пожаловалась на прохладу. Они прошли по длинной каменной дорожке, ведущей в последнюю боковую галерею – зал водных растений.

Там были высокая температура и влажность. И полное отсутствие посетителей.

Дверь закрылась, прерывая визгливый лай.

Капли дождя выстукивали легкий ритм по стеклу оранжереи, отражаясь в изгибающемся водоеме, поверхность которого покрывали огромные листья водяной амазонской лилии.

– Такие листья вырастают в ширину до метра восьмидесяти и могут выдерживать вес маленького ребенка. Интересно, кто-то это проверял? – рассуждала Астрид, усаживаясь у низкой стены, окружавшей внутренний водоем, и пристраивая сложенную шубу.

Бо сел рядом и заглянул через бортик.

– Желаешь попробовать?

– Ты очень хочешь, чтобы я утонула?

– А я тебя увижу опять обнаженной?

– Увидишь кое-то новое. Некоторые части моего тела теперь красивее, чем год назад.

– Поверь, я заметил.

Сверкая глазами, она стянула перчатки, чтобы коснуться поднятого неровного края гигантского листа лилии, и предложила Бо сделать то же самое. Растение оказалось крепким, но они оба решили, что Астрид уйдет на дно.

– Ладно, мистер Йонг, раз уж мы на таком прекрасном свидании, расскажите больше о себе, прежде чем предлагать мне нырнуть в пруд для вашего развлечения. Я этого делать не буду, даже не надейся.

– Черт. Что ты хочешь узнать?

– Я так полагаю, что ты свободен, иначе не сидел бы тут.

– Совершенно свободен.

– У тебя были серьезные отношения?

– У меня несколько лет были весьма сложные отношений с девушкой, которая бросила меня, чтобы получить высшее образование на голливудских холмах.

Астрид цокнула языком.

– Бедняга. Тебе бы стоило дать ей повод остаться, вместо того, чтобы вознести ее на недосягаемый пьедестал.

– Все очень сложно, во всяком случае, я так думал. Знаешь, у нее есть двое братьев. Один из них взял меня под свое крыло, когда я был юнцом, и если бы понял, что я к ней прикоснулся вот так… – Бо провел пальцем по ее руке раз, другой. Он ласкал ее тонкое запястье, поглаживая внутреннюю сторону, наблюдая, как по коже бегут мурашки. – Он мог бы набить мне морду или сделать кое-что еще. Например, отослать меня из дома, в котором я сейчас живу. Я потеряю работу и семью.

– Он так не сделает, – прошептала Астрид. – А если все-таки сделает… то есть, я уверена, что девушка, о которой ты говоришь, тут же соберет вещи и перестанет общаться с братом.

– Легко говорить, но как она станет зарабатывать деньги? Где будет жить?

– Конечно, с тобой.

С ним… с ним! Бо не мог поверить, что они это обсуждают, пусть и теоретически. Он словно выложил все, о чем молчал последние годы. Хотя полной уверенности нет. Бо лишь чувствовал биение пульса в висках и сухость во рту.

Он облизнул губы.

– А как мне зарабатывать? И я не думаю, что ей захочется жить в моей старой квартире в Чайна-тауне. Этой девушке нравится роскошь.

– И не только ей, – Астрид окинула Бо критическим взглядом. – И они оба могли бы временно переехать к более любезному брату на Телеграф-хилл.

– Если только он не встанет на сторону старшего брата. И даже если он их приютит, из-за этого пострадает семья, а им и так досталось. Я не стою того.

– Пусть она решает, стоишь ли ты того, – хмурясь, ответила Астрид.

– Боюсь, помеха не только в этом. – Бо продолжал гладить ее, прикасаясь так же легко, как дождь стучал по куполу, соблазнительно и расслабляюще. Он продлит этот гипотетический разговор, если ему позволят поглаживать Астрид. – Даже если с семьей все можно уладить, их разделяет еще кое-что. Она из высшего общества, а я из низов. Она училась в колледже, а меня дядя заставил бросить школу в тринадцать, чтобы грабить людей…

– Ленивый ублюдок!

– … но важнее всего то, что она богатая белая девушка, а я – китаец.

Астрид прижалась ближе к нему.

– Я знаю из достоверного источника, что ксенофобы в нашем обществе сильно ошибаются: именно китайцы – красивые и неунывающие люди с богатой культурной историей, насчитывающей тысячи лет. И они прибыли сюда, на Гум Шен…

– Гам Саан, – поправил ее Бо.

– Ладно, на золотую гору. Они приехали в Калифорнию по той же причине, что и мои родители из Швеции. Потому что на родине было тяжело и, хоть они и любили ее, отправились сюда в поисках лучшей доли. Откуда им было знать, что тут заправляет кучка идиотов, завидующая их трудолюбию, которая испортит им жизнь?

Бо усмехнулся.

– Твой достоверный источник не церемонится с историей.

– Он умнее всех моих преподавателей. – Астрид заправила за ушко прядь выбившихся светлых волос и прижалась коленом к его колену. – Он знает сотню китайских басен. Ты случайно не знаешь хотя бы одну?

21
{"b":"558741","o":1}