ЛитМир - Электронная Библиотека

Лифтер нажал на рычаг, останавливая кабину.

– Ты выглядишь сегодня потрясающе, – добавил Бо и окинул ее неспешным взглядом с ног до головы. – Какой бы гений моды не решил в этом году укоротить подолы платьев, ему моя искренняя благодарность.

Пока лифтер открывал двери, Астрид собралась с мыслями.

– Если платишь за импортные шелковые чулки пять баксов, не вини девушку за желание продемонстрировать товар на четыре доллара и пятьдесят центов.

Бо рассмеялся и дал улыбающемуся лифтеру на чай, пока Астрид вышла с гордо поднятой головой.

***

Квартира доктора Наварро оказалась роскошной и набитой под завязку дорогими предметами искусства. Скалящиеся статуи, каменные диски и старинная ткань украшали кремовые стены комнат с высокими потолками. Хозяйка, похоже, опустошила мексиканский храм. Астрид не могла перестать таращиться. По мягким коврам гости последовали за непреклонным дворецким в гостиную, из которой открывался потрясающий вид на Хантингтон-Парк. Перед камином сидели две женщины.

«Грешницы», как назвал их Лоу.

Обеим было за пятьдесят. Одна походила на бледную английскую розу, словно могла быть накоротке с королевой Марией, а другая в расшитой цветами шали на плечах напоминала пламенеющую богиню, сошедшую с картин на стенах.

Доктор Мария Наварро.

Привлекательная высокая женщина с хорошей фигурой. Черные волосы, припорошенные белыми прядями, стянуты в аккуратные косы, уложенные на затылке. А когда она встала, чтобы поприветствовать гостей, то словно бы заняла собой всю комнату, очень впечатлив Астрид.

– Доктор Наварро. – Бо, сняв шляпу, вежливо кивнул. – Благодарю, что нашли время с нами встретиться.

– Вы – новая семья Хэдли, разумеется, мы хотели с вами познакомиться, милые, – ответила хозяйка с широкой улыбкой и сильным акцентом в низком пронизывающем голосе. – Познакомьтесь с моей подругой и коллегой мисс Кинг.

– Прошу, называйте меня Матильдой, – представилась вторая дама.

– Приятно познакомиться, – сказала Астрид, пожимая руки обеим ученым.

Обменявшись любезностями, доктор Наварро повела гостей к камину и предложила:

– Прошу, посидите с нами. – Она отпустила дворецкого, отдав приказание по-испански, а Бо и Астрид устроились на длинном кожаном диване напротив дам.

– Я знакома с отцом Хэдли много-много лет, – призналась доктор Наварро. – Чудесный и очень умный человек, но до дочери ему далеко. Ваш брат везунчик.

– Мы летом отправлялись в небольшое поместье в Испании, поэтому, к сожалению, не были на их свадьбе, – добавила Матильда.

– Испания, – повторила Астрид. Там жарко и экзотично, а не серо, уныло и мокро.

– Первый муж Марии был очень богат, – просто пояснила Матильда. – Рикардо Наварро – ублюдок высшего класса, но я каждый день благодарю его за то, что у него хватило совести быстро умереть, не растратив состояния и не изменив завещания, а то бы я сама его прикончила.

В первый раз до Астрид дошло, что эти женщины вместе, и покраснела. Интересно, понял ли Бо. Возможно, сообразил раньше нее. Он всегда лучше разбирался в людях. И тут она осознала, что отношения этих женщин напоминают ее ситуацию с Бо: разные культуры, разные социальные слои… союз, запрещенный обществом. И все же они жили вместе в роскошных апартаментах на Ноб-Хилл. Читали лекции по мексиканской культуре, проводили отпуск в Европе.

Делали вид, что они другие люди.

И они с Бо ведь так смогут?

Эта опасная мысль засела в голове Астрид.

– В общем, – продолжала Матильда, отводя от лица прядь кучерявых белых волос. – Мы познакомились с твоим братом несколько месяцев назад на обеде в семейном доме Хэдли на Рашн-Хилл. Лоу очень забавный.

– И он подарил нам бутылку крепкой «аквавит» (скандинавская тминная водка), – заметила доктор Наварро. – Готова поспорить, что за это мы должны поблагодарить вас, мистер Йонг? Вы ведь работаете с Уинтером Магнуссоном? Бутлегерство, наверное, увлекательное занятие.

Бо почесал шею, сдерживая улыбку.

– Я бы так не сказал, но не жалуюсь.

– В самом деле, – Матильда оценивающе оглядела его. – Говорят, благородное дело стимулирует разум, но никогда не уточняют, чей именно. Полагаю, что вы поспособствовали стимуляции тысячи разумов по всему городу.

Бо улыбнулся.

– Я напомню об этом Уинтеру, когда стану просить повысить мне зарплату.

Со смехом Матильда произнесла тост, пока они с Марией подняли воображаемые бокалы:

– За благородное дело.

Астрид погрузилась в разные перипетии беседы, пока обе дамы рассказывали о своей карьере, жизни и работе в Мехико-сити и Сан-Франциско тридцать с лишним лет, как потом наконец решили уйти в отставку и поселиться в этом пентхаусе. – К превеликому разочарованию некоторых жильцов этого дома, – подмигнув, уточнила Матильда.

– Да, мы одну из таких встретили внизу. Категорически настроена против иммигрантов.

– Миссис Хамфри, – в унисон догадались Матильда и Мария.

– Ее муж – член сената, – пояснила доктор Наварро.

– Когда жена уезжает на ранчо, супруга навещают «ночные бабочки», – добавила Матильда. – Не понимаю, зачем он вообще женился на этой корове.

Бо и Астрид переглянулись, обрадовавшись новостям.

Матильда пожала плечами.

– Мария владеет этим домом – «Всем домом? Надо же! – так что эта пара платит аренду». – И, скажу я вам, мы получаем немалое удовлетворение от возможности поднять квартплату по нашему усмотрению.

– Могу себе представить, – улыбнувшись, ответила Астрид.

– Ну, довольно о нас. Вы ведь пришли сюда не слушать сплетни двух старушек, – заявила доктор Наварро. – Хэдли рассказала мне, что вы хотите показать нам что-то интересное.

Бо развернул идола. Доктор Наварро надела очки, висевшие на цепочке на ее шее среди длинных ниток бус. Установив столик между собой и Матильдой, она принялась рассматривать бирюзовую фигурку. А в это время Бо сжато пояснил, как к ним попала статуэтка, ловко опустив подробности о видениях Астрид. По словам Бо, идол таинственным образом появился на пристани, в которую врезалась яхта.

Выпалив эту ложь, он посмотрел на Астрид, словно говоря: «Знаю, знаю, но как же пояснить, почему мы не вернули бесценный артефакт владелице яхты?»

В ответ она взглядом дала понять: «Я совершенно без ума от тебя и мне плевать, что ты им расскажешь».

А Бо нахально посмотрел на ноги Астрид, вызвав у нее легкий трепет в груди.

Не замечая их молчаливых переглядываний, доктор Наварро, осторожно поворачивая, изучала статуэтку, потом передала Матильде. Они долго разглядывали ее, и после того, как обе перестали перешептываться, что-то поясняя друг другу по-испански, доктор Наварро сняла очки и улыбнулась Бо и Астрид.

– Хэдли, как всегда, права. Эта фигурка сделана в стиле, использовавшемся в XV-XVI вв.

– Ацтеки называли бирюзу «кальчихюитль», – добавила Матильда. – Слово в нахуатле (язык ацтеков) означает «камень богов». Ее использовали для создания религиозных и ритуальных предметов, и ее нельзя было носить в качестве простых украшений, как сегодня. Тогда, это считалось святотатством. Бирюза не для повседневности.

– Вы узнаете эту фигурку? – спросил Бо.

– Это, скорее всего, Ометеотль, весьма загадочное создание. Многие верили, что он – высшее божество-творец с двойственной натурой, что-то вроде Святой Троицы. Другие ученые полагают, что его спутали с другим богом, который оживлял кости – Повелителем костей. Я не удивлюсь, если под бирюзой есть костяной каркас.

– Кто-то уже ее изменил, – Бо указал на слово «НЭНС».

– Да, как жаль, – сказала Матильда, качая головой. – Ни один музей ее, конечно, не купит. И готова поспорить, что это чье-то имя. А у имен есть сила. Мария, расскажи им.

Доктор Наварро вытянула ноги и откинулась в кресле, натягивая шаль на руки.

– Когда мы с Матильдой жили в Мехико-сити, другие антропологи поведали нам легенду о группе королевских прорицателей, дававших советы ацтекской аристократии почти двести лет. Они были не местными. Поговаривали, что они прибыли из чужой земли, неизвестно откуда. Но самое интересное в том, что каждые десять лет они проводили тайный ритуал, чтобы продлить свою жизнь.

24
{"b":"558741","o":1}