ЛитМир - Электронная Библиотека

– В следующий раз не открою, – хмыкнул доктор Мун, но вряд ли угрожал всерьез. – А сейчас я уже опоздал на смену в больницу. Тебе нужно железо, на кухне есть похлебка из говядины. В общем, поешь мой ужин и уйдешь, когда сможешь спуститься по лестнице не споткнувшись. И если к моему возвращению еще будешь здесь, я тебя ударю ножом в другой бок.

– Не умеешь ты ухаживать, – пожаловался Бо, и Астрид заметила, чего ему стоило держаться на ногах.

Дурак.

Она обняла его с противоположной от раны стороны, прижав руку к теплой коже на спине – обнаженной спине! И, звезды, какой же он мускулистый! Бо не отверг ее помощи и обхватил за плечо, опираясь, как на улице.

– Кстати, мистер Хан вчера о тебе спрашивал, – сообщил доктор Мун. – Он упомянул о ловле тунца. Ты же знаешь, он ведь прав. Все только и говорят о разборках банд и о грядущей отмене Сухого закона. Следует подумать о будущем, а не только о настоящем.

– А будущее в голубом тунце?

Доктор довольно улыбнулся.

– Автомобиль мистера Хана получше твоего.

– Уф! Мун, умеешь ты ранить гордость!

Астрид вспомнила о помятом бампере и поморщилась. Наверняка Бо ничего не говорил лишь из-за морфина, затуманившего его сознание.

– Мне о вас кое-что рассказывали, – приветливее продолжил доктор, и Астрид с изумлением поняла, что обращаются к ней. Правда? Бо? – Я рад наконец-то познакомиться. Моя дверь открыта в любое время дня и ночи. Друзьям мистера Йонга здесь всегда рады.

И после такого приятного заявления, доктор надел пиджак, поцеловал жену и ушел.

Да уж, интересно.

Ли-Энн провела Бо и Астрид в ярко-освещенную кухню, где налила им янтарного супа в красивые миски с цветками лотоса и прочными фарфоровыми ложками. В бульоне плавали рисовая лапша и кусочки говядины. Астрид полагала, что ей от волнения кусок в горло не полезет, – все ждала, что на повязке выступит кровь, – но горячая ароматная похлебка заставила изменить приоритеты. Ли-Энн вышла, оставив их с Бо наедине.

– Сегодня мы поужинаем по-королевски, – заявил Бо. – Это настоящее жидкое золото. Его весь день готовили Ли-Энн и ее отец, что живет этажом выше.

– Ты в порядке? – шепотом поинтересовалась Астрид.

– У меня жуткий аппетит, это ведь хороший признак? – с улыбкой предположил Бо.

Ей тоже так показалось и, попробовав суп, она ощутила дикий голод и принялась смаковать «жидкое золото». В итоге съела все до капли.

За ужином Астрид сражалась со взбудораженными эмоциями. Ей хотелось смотреть на кожу Бо, волновало внезапно проснувшееся желание тела и то, что ее не смущало его истерзанное состояние. Астрид хотела запомнить, каковы его мускулы наощупь и добавить к тем образам, что уже хранились в ее голове. Прикоснуться к нему, почувствовать под пальцами его тепло и убедиться, что Бо в порядке. Прикрыть, чтобы Ли-Энн не глазела на его красоту.

Желание. Желание. Желание.

Астрид посмотрела на повязку и ощутила, как живот подвело настолько сильно, что пришлось опустить ложку. Бо заметил ее интерес и посмотрел в глаза.

«Я так о тебе переживаю», – сказала Астрид ему взглядом.

«Не надо, но я рад, что тебе небезразличен», – ответил Бо.

И она почувствовала себя немного лучше.

Ли-Энн носилась по квартире: почти отстирала одежду Бо от крови и отутюжила все, кроме шерстяного пальто.

– Ты такую милую китаяночку имел в виду? Чтобы кормила тебя и стирала вещи? – тихонько спросила Астрид. Она вспомнила, что сама жуткая неумеха в хозяйстве. Интересно, не решит ли Бо, что она испорчена. – Потому что после такого супа я сама не прочь на ней жениться.

– Ли-Энн, ты слышала? – крикнул Бо, оглянувшись через плечо. – Астрид готова бросить вызов доктору Пессимисту ради тебя.

– Слышала, – ответила Ли-Энн.

На идеальном английском.

Астрид подняла голову.

Ли-Энн улыбнулась и пожала плечами.

– Иногда не требуется говорить на одном языке, чтобы общаться. Но у вас хорошее кантонское произношение. Продолжайте практиковаться, и я, возможно, научу вас готовить особый суп.

– Ой, – пискнула Астрид, вспомнив все, что выболтала хозяйке.

– Кстати, ответ на ваш вопрос – да. Если бы доктор Мун был французом, для меня это не имело бы значения, – сказала Ли-Энн, встряхнув выглаженную рубашку Бо после того, как тот вышел из-за стола, чтобы позвонить.

***

Выйдя наконец из квартиры Мунов, Астрид взглянула на серебряные часы и обнаружила, что уже почти полночь. Бо попросил Грету передать Уинтеру, что у них все в порядке, но Астрид совершенно не горела желанием возвращаться домой и выяснять отношения с братом. И вообще, ей не хотелось, чтобы вечер заканчивался. Хоть и жаль, что не обошлось без кровопролития, Астрид с удовольствием провела это время с Бо.

На улице было темно и тихо. Дождь превратился в туманную морось. Бо долго стоял на балконе Мунов, разглядывая тени, чтобы убедиться в отсутствии слежки. Он и сейчас внимательно осматривался, сжимая в руке пистолет и поторапливая Астрид пройти к припаркованной машине. Ничто не шевельнулось. Никто не бросился на них, потрясая ножом. Астрид угрожал лишь неминуемый гнев Бо, когда он пристальнее разглядит повреждение «бьюика».

– Мне очень жаль, – извинилась она, вглядываясь в темноту между автомобилем и забором, в который врезалась. – Тебе повезло, что у меня богатая семья, «Сильвия» после ремонта будет как новенькая.

– Это тебе повезло, что под действием морфина мне сейчас наплевать.

Астрид нервно хихикнула.

– Я постараюсь по дороге домой больше ни на что не наезжать. Давай помогу тебе сесть.

Бо сам спустился по лестнице. Астрид хотела лишь воспользоваться предлогом, чтобы снова к нему прикоснуться, но стоило ей открыть дверь, как он бросил окровавленное пальто на заднее сиденье и устроился на пассажирском.

Слегка разочарованная Астрид села за руль.

Не успела она завести машину, как Бо коснулся ее руки.

– Прости за ужасное свидание.

От ощущения сильных и холодных пальцев Астрид расслабилась и обернулась к нему.

– Какое еще свидание? На свиданиях не нападают с ножом. Во всяком случае, мне так представляется.

Он усмехнулся.

– Но хоть не скучно, тебе не кажется?

– Нет, не кажется. Это было ужасно. Ты уверен, что в порядке?

– Сейчас я ничего не чувствую, уверяю. Швы мне накладывали не в первый и не в последний раз. – Бо погладил ее руку поверх пальто, глядя в лицо. Астрид было тяжело смотреть на него в такой близости. Она опасалась, что в ее глазах он прочитает мысли, которые сейчас сильно путались.

– Если бы это было в самом деле наше второе свидание, разве ты захотела бы увидеться со мной еще раз? Жалеешь ли о знакомстве со мной в баре, ведь ты могла бы встретить не такого проблемного парня?

Они снова притворяются? Одна мысль об этом пустила сердце в галоп. Бо погладил Астрид по плечу и скользнул за воротник пальто. По коже прокатились электрические разряды, пока он ласкал ее шею.

– Мистер Йонг, знайте, я – Магнуссон, – напомнила Астрид, пытаясь не расплыться лужицей. – Нас нелегко напугать, мы храбры до глупости.

Он усмехнулся и пощекотал ее макушку.

Астрид поежилась.

– До меня доходили слухи об этой семье, – выдохнул Бо прямо ей в щеку. – Я ведь тоже бутлегер.

– Правда?

Он провел рукой по спине Астрид и прижал крепче.

– Мы вращаемся в одних кругах. Боже, как же приятно ты пахнешь. Как всегда. Я считал, что дело в дорогом французском мыле, но теперь уверен, что дело в твоей коже, она опьяняет.

– Откуда ты знаешь, каким мылом я пользуюсь? Я же познакомилась с тобой только на прошлой неделе, припоминаешь?

– А, верно. Я не ходил с тобой по магазинам тысячу раз, и не помню все твои любимые бренды, цвета, размеры и магазины. Давай притворимся, что ты надушилась.

«Давай притворимся».

Ее сердце взорвалось фейерверком.

29
{"b":"558741","o":1}