ЛитМир - Электронная Библиотека

– Колледж тебя волшебным образом изменил? Только подумать, что я столько лет все делал неправильно, выполняя надоедливые сложные обязанности и беря на себя ответственность.

– Ты дурак.

– Меня уже так называли. Если не ошибаюсь, ты сама несколько раз так говорила. – Он заправил рубашку в брюки и надел на плечо кобуру с пистолетом – серьезное напоминание о назначении склада и должности Бо.

– Почему ты меня избегаешь? Почему перестал отвечать на мои письма? – не отставала Астрид.

– Прости… а ты ждала, что я тебе отвечу? – Он зачесал влажные волосы назад, демонстрируя спокойствие, но не удержался от колкостей. – Ты же была занята с гаремом парней, которые пускали слюни, желая залезть тебе под юбку.

Она покраснела.

– Я такого не писала! – Во всяком случае, не так грубо. Конечно, в колледже парни были более раскованными и решительными, наверное потому, что в отличие от ее школьных поклонников, не знали, что парочка ее старших братьев способна избить того, кто осмелился бы всего лишь подмигнуть ей.

– Не говоря уже о том, что ты смотрела на звезды с тем как-его-там, – проворчал Бо, щелкнув пальцами. – Преподавателем из гостиничного номера.

Астрид была слишком навеселе, чтобы убедительно изобразить изумление, услышав подобный намек. Да, она рассказала Бо про Люка и гостиницу, но совершенно точно не докладывала, что они там делали. Бо это не касалось. К тому же с той ночи она с Люком больше не разговаривала. Просто перестала ходить на его занятия, а он так и не искал встреч.

Вот такой заботливый преподаватель.

Не важно, она взрослая женщина. Ну и что, если совершила несколько ошибок в первом семестре в колледже? По правде сказать, целую кучу ошибок. И история с Люком еще не самая худшая. Астрид просто приняла необдуманное решение, но теперь уже ничего не поделаешь. Жизнь продолжается, и все можно исправить, если только Уинтер не узнает. А вот Бо…

Секундочку. До ее заторможенного алкоголем разума вдруг дошли его слова. Бо ревнует? Сердце замерло на мгновение.

– Понимаешь… – начала она, пока Бо надевал пиджак, но конец ее предложения потонул в ужасном грохоте, таком громком и долгом, что на дальней стене несколько секунд дрожали все семейные фотографии. За этой стеной находился северный причал.

Астрид и Бо переглянулись. Он вытащил пистолет и, не говоря больше ни слова, они побежали через служебные помещения на склад. Работники бросили мешки с песком и ринулись через открытый грузовой люк в доки. Холодный дождь и воющий ветер били по одежде Астрид, пока она спешила следом за остальными в соленый ночной воздух.

На причале зажглись фонари. Скрипучий настил заливали невероятно большие пенистые волны, обдавая ее лодыжки. Неудивительно, что Бо укреплял склад мешками с песком, еще никогда уровень воды в заливе не поднимался так высоко. Шторм был настолько сильным, что она не могла ничего разглядеть, кроме людей, столпившихся на краю пирса. Уинтер что-то крикнул Бо, пробравшемуся к боссу через толпу. Когда небо пронзила белая молния, Астрид прикрыла глаза рукой.

И вот тогда стал виден источник шума.

В пирс Магнуссонов врезалась роскошная моторная яхта, покрытая ракушками и морскими водорослями. В главной каюте застыли люди, молча глядя в иллюминаторы. На одну головокружительную ужасную секунду Астрид показалось, что все они – призраки.

Глава 2

После того, как пострадавшую яхту пришвартовали, Бо все же решил, что «Пернатый змей» не похож на корабль-призрак. А вот странные сошедшие с палубы люди были явно напуганы. Они не помнили ничего: ни свои имена, ни семьи, ни адреса… все позабыли. Никто из них понятия не имел, где плавала яхта, и как они на нее попали. Пассажиры уверяли, что очнулись лишь за несколько минут до того, как судно врезалось в пирс.

Шестеро выживших. Мужчины и женщины в белых одеждах с вымазанными голубым гримом щеками и лбами будто участники театральной постановки. Они были в ужасе, сбиты с толку и все же, не считая слабости и обезвоживания, почти не пострадали.

Пока пассажиров допрашивала полиция, Бо ради безопасности отправил Астрид обратно на склад, а сам с внушительного расстояния наблюдал за суетой, бормоча старое кантонское изречение, отводящее зло, а еще на всякий случай отрывок из христианской молитвы и строчку из популярной песни. Какое бы проклятье не довлело над яхтой, Бо совершенно не желал в это ввязываться. Хотя «Пернатый змей» – роскошное судно. На весь Залив таких яхт от силы десяток, и шеф полиции Хэмбри подтвердил, что эта принадлежит богатой вдове, которая еще год назад подала заявление о пропаже.

Яхта пропадала в море целый год.

После такого длительного отсутствия судно просто так не возвращается.

Кареты скорой помощи отвезли пострадавших в больницу Святого Франциска в Ноб-Хилл. А когда наконец суета улеглась, Бо, дрожа в мокрой одежде, проводил взглядом отъезжающую от причала машину шефа полиции.

– В этом городе мне встречались странные вещи… – прошептал Уинтер, укрывшись вместе с Бо под узким козырьком.

Помощник фыркнул:

– Странностей я навидался в твоем доме.

Темноволосый швед усмехнулся и прижал ладонь к поврежденному глазу.

– Верно, но от истории с яхтой мне не по себе. С этими людьми что-то случилось, и я совершенно не хочу в этом участвовать. Нам сейчас только лишней головной боли не хватало.

Уинтер был не просто работодателем Бо. Пять лет назад, после смерти его дяди – последнего живого родственника, – глава клана Магнуссонов забрал шестнадцатилетнего паренька из Чайна-тауна и поселил у себя дома в Пасифик-Хайтс. Он дал Бо не только крышу над головой, но и работу, образование, цель жизни, семью.

В Сан-Франциско Уинтер слыл одним из крупнейших бутлегеров. Его уважали и боялись, никто не осмеливался обмануть, но Бо знал, каким босс был под маской. Знакомство с этим человеком изменило его навсегда, что имело не только позитивные последствия. Бо теперь не принадлежал ни Чайна-тауну, ни Пасифик-Хайтс. Старую жизнь он оставил, а в новой ему не везде было место. Он застрял между культурами и классами, между мирами. Все так неопределенно.

Бо потер руки, чтобы согреть пальцы.

– Я проверю нет ли в яхте течи и обследую машинное отделение. Вдруг смогу ее завести. Тогда перегоню судно на соседний пустой причал, чтобы оно не стояло у нас и не просматривалось с дороги. В противном случае, поутру вызову буксир.

Незаконному предприятию не хватало только таращащих глаза репортеров и любопытных зевак, так что, чем меньше людей увидят эту яхту, тем лучше. По крайней мере пока полиция не найдет владелицу и не уберет проклятую посудину с территории Магнуссона. И копов-ищеек им тут тоже не надо. Конечно, Уинтер платил им, но одно дело просто не замечать, и совсем другое – когда все происходит прямо под носом. Завтрашнюю доставку придется провести через их запасной док в Марин Каунти на другой стороне залива, а это значит, дольше мокнуть под холодным ливнем.

Бо уже сомневался, что когда-нибудь согреется и обсохнет. И появление странных людей с голубыми лицами всего лишь плохой финал отвратительного дня, завершение которого Бо ждал с нетерпением.

Ложь.

Ему не терпелось снова увидеть Астрид. После того, как в конце лета она уехала в колледж, он надеялся, что время и расстояние погасят его чувства. Вместо этого желание превратило Бо в безумца, готового вспыхнуть от своей одержимости. Как странно, что хрупкая девушка так на него действовала. Он убеждал себя, мол, ему хватит силы воли, и молился, что, увидев ее снова, будет не так ослеплен. Просто посмотрит на нее с платонической нежностью как на давнюю подругу.

Но теперь он осознал несбыточность мечты. Все стало только хуже. Потому что колледж в самом деле ее изменил. Бо не знал как и почему, но если перемена связана с тем парнем Люком, о котором она писала, то он отправится в Лос-Анджелес и разобьет этому преподавателю лицо о доску. И удержат Бо от этого порыва лишь все складские рабочие вместе взятые.

3
{"b":"558741","o":1}