ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да, шрам заметный, но я не лишился зрения, – похвастался бутлегер, постучав по шраму на брови – напоминанию об автомобильной аварии, в которой погибли его родители, а у него самого теперь разные глаза.

– Плевать на шрамы, – выдохнул Бо. – Просто мне нужно поскорее прийти в себя.

Нельзя болеть, когда безумец с ножом готов перерезать Астрид горло.

Утром Бо первым делом рассказал Уинтеру обо всем, что произошло с Максом и идолом, разве что умолчал о том, как ласкал его сестру… и как она отвечала на ласки.

Но.

Он признался во всем остальном, и, к его удивлению, Уинтер не сломал ему руки, а лишь попросил:

– Береги ее. Если надо зайти к миссис Кушинг, только скажи.

Такие визиты не сулили ничего хорошего хозяевам, но Бо не желал принимать помощь начальника. Сам справится. И подозревал, что причина такого всепрощения заключалась в том, что Уинтер был уверен – с Аидой что-то не так. Но если супруга не призналась Уинтеру о возможной беременности, Бо не собирался вмешиваться. Это вообще не его дело.

Однако ситуацией воспользуется, потому что ему есть, чем заняться, куда позвонить, плюс ко всему посетить ведьму-целительницу с клейкими снадобьями с жутким запахом мяты. Следить за Астрид…

Он слышал ее голос перед тем, как пришел в себя. Она спорила на лестничной площадке с Гретой. Судя по всему, Астрид попыталась навестить его и отдать таблетку морфина, которую дал доктор Пессимист. Грета не знала, что Бо пострадал, и ей совсем не понравилось намерение Астрид застать Бо в постели. Если бы экономка знала, что они делали в машине прошлой ночью, у нее голова пошла бы кругом и взорвалась.

И с ним произойдет то же самое, если он продолжит вспоминать, как Астрид млела в его объятиях, когда он поцеловал ее в ушко. Как сжимала ноги. Как ее юбка оказалась зажата между коленями и как облегала бедра. А то, как Астрид потерлась холмиком о его…

Надо прекратить. У него все утро стояк, и ему уже пришлось дважды доставить себе наслаждение. Вот и приличное поведение.

В первый раз, когда очнулся от навеянного морфином сна, где Астрид в виде беленькой лисички зажала его в лифте, который все поднимался и поднимался. Стоя на двух лапах, как человек, она начала вылизывать его рану, а в итоге они почему-то переспали. Бо очнулся еще до рассвета под мокрыми от пота простынями.

Во второй раз – уже после того, как он совсем пришел в себя. Стряхнув навеянное обезболивающим марево, вспомнил то слово, которое Астрид выпалила, признаваясь Ли-Энн в гостиной дома Мунов.

«Мои чувства к нему… sempiterno».

Бо понятия не имел, что это значит, но если он чего-то не знал, то искал ответ на страницах словаря. Хорошо, что сумел припомнить произношение этого слова.

Sempiterno – навсегда.

«Мои чувства к нему… навсегда».

Ну вот так вышло. Он, наверное, единственный мужчина на свете, который после словаря предался рукоблудию. Самообладание испарилось.

Возможно, ужасное снадобье Велмы поможет ему восстановиться.

Всего полчаса назад он узнал, что Астрид отправилась в город одна, а ведь прекрасно знала, что Макс может быть где угодно. Конечно, Бо пустил пулю ему в ногу. Чуть ниже, и прострелил бы злодею колено, куда и целился, но, к несчастью, промазал. И пуля в ноге вовсе не фатальная рана. Вряд ли Макс способен ходить, но кто знает, что за странная магия поддерживает этого ублюдка.

Просто выходить небезопасно. Астрид уехала вместе с Йонте. Шофер, как и Грета, заботился о Магнуссонах, как о своей плоти и крови, но ему уже шестьдесят два и у него больная нога. Старый швед не хотел носить с собой оружие, но у него хватило здравого смысла позвонить Бо и предупредить, что Астрид попросила отвезти ее в город. Когда Бо узнает, где они, он ей все выскажет.

– Бо?

Он оторвал взгляд от свежей повязки, покрывшей намазанную снадобьем рану, и увидел, что Велма и Уинтер смотрят на него как на безумца. Может, так и есть.

– Я спросила тебя об этом диске, – пояснила Велма, указывая на золотой кружок, лежащий на платке на столе Уинтера. – Очень напоминает тот самый символ на идоле, который ты мне показывал.

Уинтер нахмурился.

– Ты успел и ей показать? И Лоу? Неужели я последний?

Так точно. После того, как утром Бо признался во всем Уинтеру, то поехал в покореженном «бьюике» в Пресидио, отыскал на страже Мелкого Майка и отдал ему посылку с бирюзовым идолом.

Однако оставил при себе золотой диск с символом.

Бо уже было плевать на сохранность археологического сокровища и магического предмета, он взял нож для колки льда и молоток, и за десять минут сумел отковырять эту вещицу. Как ни странно, оказалось, что «диск» – это золотая монета, которую с одной стороны растопили и поместили в идола. А вот вторая сторона монеты оказалась почти в идеальном состоянии. Древняя. Испанский дублон. Будь у него время, Бо отнес бы ее на осмотр Лоу и Хэдли, или Грешницам.

Протянув охраннику сверток, он попросил:

– Передай миссис Кушинг, я выследил того, кого искал. И он попросил меня вернуть это.

А еще добавил записку:

«Вы получите обратно золотую монету, когда расскажете, что значит этот символ. Захотите поговорить – пришлите записку на двадцать шестой причал. И если кто-то из вас снова приблизится к мисс Астрид, я сожгу ваш дом дотла».

Лаконично и прямо. Бо не шутил. Ему было плевать, магические ли они пираты или убийцы-окультисты, их можно похоронить, как и любых двуногих. Терпение Бо закончилось.

Зазвонил телефон. Бо отмахнулся от Уинтера и обошел стол, застегивая рубашку.

– Компания Магнуссона, – сказал он в трубку.

– Это опять я, – едва слышно из-за помех сказал Йонте со шведским акцентом. – Я только что подвез ее и жду снаружи. Пока проблем нет. Отсюда я вижу вход в дом, и за ней никто не следит.

Судя по звону и шуму на заднем плане, шофер будто звонил из ресторана.

– Где ты?

– В «Золотом Лотосе», а мисс Астрид сейчас в твоей старой квартире в Чайна-тауне.

Бо уставился на телефонный шнур, как на змею, и надеялся, что его не хватит удар.

Боже милостивый!

Астрид отправилась к Сильвии Фонг.

***

Астрид улыбнулась настороженной хозяйке, которая приоткрыла дверь квартиры на четвертом этаже в доме Бо.

– Ни хао. Не знаю, помните ли вы меня, но мы познакомились в «Гри-гри».

Никакой реакции.

– Мы вместе ехали в такси. Я была с Бо.

Ничего, что с Бо на самом деле приехала сама Сильвия; домой же с ним отправилась Астрид. Вроде того. В ее жизни в самом деле неразбериха.

– Бо? – Сильвия изумилась, повернулась и быстро сказала что-то через плечо по-кантонски.

В ответ прозвучал другой женский голос:

– Йонг Бо-Синг.

Дверь открылась. В квартире стояла красавица в пальто и шляпе. Она выглядела так же, как Сильвия Фонг… вот только волосы подлиннее. Астрид совершенно перестала понимать происходящее.

Раздались шаги, и несколько секунд спустя из-за плеча показалась короткостриженная голова Сильвии.

– Мисс Магнуссон, – с улыбкой поздоровалась она.

Звезды, их две. Две!

– Познакомьтесь с моей сестрой-близняшкой Эми, – представила она свою копию. – Эми – Астрид Магнуссон.

– А-а! – протянула Эми, оглядывая Астрид с любопытством, а затем посмотрела ей за спину, будто думала увидеть самого Бо. Астрид буквально ощутила ее разочарование, когда близняшка Фонг заметила, что коридор пуст. – Приятно познакомиться, но я опаздываю на работу. Передайте Бо-Сингу, чтобы позвонил, я по нему скучаю.

Астрид перестала улыбаться. Она не собиралась ничего передавать. Но не успела ответить, как Эми обошла ее и побежала по коридору. Астрид проводила Эми взглядом, а потом повернулась к Сильвии и кашлянула.

– Можно ли поговорить с вами несколько минут?

Сильвия с подозрением изучала гостью, потом с улыбкой грациозно махнула широким в виде колокола рукавом шелковой пижамы.

31
{"b":"558741","o":1}