ЛитМир - Электронная Библиотека

Чуть накренившись вперед, моторная лодка неслась по воде на север побережья прочь от города. Прошла всего четверть часа, может, больше, и мигающие огни Сан-Франциско исчезали, а дальние скалы чернели на фоне фиолетового неба. Бо и Астрид вышли из Залива в Тихий океан и направились к тем самым скалам у западной части полуострова Марин Каунти. Вот тогда-то Астрид поняла, куда именно Бо ее везет.

В доки Марин Каунти.

В десяти милях по побережью у семьи Магнуссонов был земельный участок в несколько акров, у небольшой бухты. Вход в нее было трудно найти днем и почти невозможно ночью. Когда-то там находился военный лагерь и якобы убежище пиратов-контрабандистов. Астрид надеялась, что среди тех пиратов не было Макса и его соратников из Общества Осьмушек; мистер Хейг утверждал, что «Пернатый змей» исчез неподалеку.

Заметив вход в бухту, Бо замедлил ход, чтобы вписаться в узкий канал между двумя скалами. Бухта казалась зловещей. Лодочный фонарь сиял в плывущем тумане, а фырчанье мотора отразилось от неровной скалы, где гнездились чайки и кайры. Но вскоре скалы разошлись, чтобы показать частные воды четверть мили в диаметре, окруженные пляжем и высокими утесами. За широким доком стоял длинный склад, и в бухте построили четыре приземистых пирса.

Бо пристал к самому дальнему причалу, выключил двигатель, бросил швартовый трос, затем помог Астрид выйти, пока сам спускал якорь. Поздно ночью, когда вокруг темно и безлюдно, здесь странно.

Он посмотрел на скалу над бухтой, где наверх вела длинная вереница ступеней.

– Ты помнишь, когда мы в последний раз тут были?

Сердце Астрид заколотилось в груди.

– В день… в лесу секвой.

Бо кивнул.

– Тут слишком холодно и мокро, но есть место теплее.

В темноте они поднялись по головокружительной лестнице. На вершине скалы из-за сильного ветра волосы Астрид так и норовили закрыть ей обзор. Она их убрала и уставилась на одинокое здание вдалеке.

Маяк.

В тумане, на фоне ночного неба, он казался черным, им не пользовались с начала века. Рядом с башней притулился маленький коттедж, где когда-то жил смотритель, следивший за работой маяка. В пору занятий рыболовством отец Астрид устроил в коттедже кабинет. Теперь Бо и старший рабочий на складе Марин Каунти пользовались им пару раз в месяц, когда разгружали большие партии спиртного из Канады, и приходилось охранять склад ночью.

Повозившись с замком, Бо вошел в коттедж и включил лампу. Подождал, пока пройдет Астрид, и закрыл за ними дверь. Она была здесь несколько лет назад. Скудная, опрятная обстановка, недавно купленный в кухню электрический холодильник. Ряд низких окон позволял любоваться берегом с разных углов. Тихий океан, словно черное покрывало, вытягивался до самых звезд на горизонте. Ни городских огней, ни лодок. Совсем ничего, кроме них двоих.

Астрид поежилась, а Бо решил, что дело в погоде.

– Держись, а я закину дрова в печку, – сказал он и пошел за поленьями. В его отсутствие Астрид кинулась в спартанскую ванную, нашла в сумке небольшой колпачок, помыла руки и вставила противозачаточное средство. Но когда вышла, Бо уже вернулся.

– Все в порядке? – спросил он, чиркнув спичкой, чтобы зажечь скомканную в шар газету, которую подложил под дрова и лучину в пузатой железной печке.

– Преотлично.

Бо улыбнулся ей, чуть успокоив тревогу. Они оба молчали, пока огонь потихоньку занимался на дровах. Через какое-то время, пока Бо возился с дымовой заслонкой, из-за старой решетки повеяло теплом.

– Я впечатлена твоей мужественной доблестью – ты добыл огонь, – пошутила Астрид, грея руки у пузатой печки.

– Правда? – переспросил он, касаясь ее плеча своим. – А еще я могу пойти в лес и поохотиться на что-нибудь пушистое, если хочешь.

– Мне очень захотелось шкурки… э-э, медведя, к примеру, – ухмыльнулась она. – Не знаю, что водится в лесах в это время ночи, и не хочу знать.

– Может, лису?

– Нет! – Астрид со смехом пихнула его локтем. – Никаких лис. Они могут быть духами, а в баснях сказано, как опасно переходить им дорогу.

– Особенно золотистым, – подколол Бо, поглядывая на ее волосы. Он снял пальто и положил его на спинку кресла-качалки у печки. – Греешься, лисичка? У тебя щеки порозовели.

Астрид горела, однако не знала, то ли из-за печки, то ли из-за натянутых нервов. Если честно, она пришла в ужас. Ее мучили сомнения. Что если их близость будет неприятной? Что если это изменит их чувства друг к другу? Что если она покажется Бо скучной? Что если он разочаруется в ней, как и Люк? Астрид после той ночи больше с профессором не общалась, и Бо порвал с Сильвией после…

Что если, это начало конца?

– Эй, – прошептал Бо, сжав ее за плечи. – Это всего лишь я. Всего лишь мы. Забудь обо всем.

– Как у тебя получается всегда читать мои мысли?

– Потому что я слишком много времени смотрю на твое лицо, – сказал Бо, снимая с нее пальто и поглаживая по рукам. – И я знаю, как ты потираешь пальцы, когда о чем-то беспокоишься. И как опускаешь веки, когда хитришь.

– Я не хитрю, – неуверенно возразила Астрид, когда Бо бросил ее пальто на свое пальто. А взглядом ответила: «Мне нравится, как ты все замечаешь».

– Не слишком умело. – А глазами он дал понять: «Я обожаю даже твои вопиющие недостатки».

Астрид попыталась ответить, но Бо снял пиджак, и она внезапно очень забеспокоилась. Горло сдавило, и она не могла сглотнуть из-за сухости во рту.

Он снял кожаную заплечную кобуру с пистолетом и подошел. Не сводя с Астрид взгляд, взялся за галстук. Потянул раз, другой, чтобы ослабить узел, а затем снял «удавку» с шеи. Отбросив галстук, Бо расстегнул две верхние пуговички на рубашке и наклонил голову, чтобы прошептать ей на ухо.

– Я знаю, что ты переживаешь. – Несмотря на сочувствие, он не собирался идти на компромисс. Он коснулся носом нескольких прядей, и по шее у Астрид пробежал холодок, словно одинокий разведчик, оглядывающий поле боя.

Бо обхватил ее лицо и спокойно прошептал:

– Только потому, что мы приплыли сюда, не значит, что ты не можешь передумать. Если хочешь, чтобы я тебя вернул домой, только скажи.

– Нет, я не передумала, – прошептала Астрид.

– Ты все еще меня хочешь?

– Да.

Бо легонько поцеловал ее в висок, снял с волос серебряную заколку и бросил украшение на груду одежды. Он принялся пальцами распутывать волосы Астрид, вызывая мурашки. В животе стало тепло. Она расслабила плечи.

– Вот, что случится, – промурчал он, словно большой кот. Будто был уверенным манипулятором и не скрывал своей натуры. – Сейчас я главный, и ты должна отдать мне бразды правления. Довериться. Сделать то, что я попрошу.

– Мы притворяемся? – прошептала Астрид.

– Нет, больше не притворяемся, – сказал он, медленно кивая головой.

Астрид удивилась.

– Тогда зачем?

Бо медленно выдохнул и хмыкнул.

– Я не могу объяснить, но как бы там дела не обстояли вне коттеджа… теперь, когда мы наедине, мне просто надо быть главным. Мне кажется, что и тебе понравится.

Может и так, инстинктивно Астрид понимала, чего он хочет. В жизни ему приходилось отступать и идти на компромисс каждый день. Прикусывать язык, когда хотелось высказаться. Склонять голову, когда хотелось бороться. В жизни ему приходилось делать то, что надо. Наедине с ней, ему хотелось быть собой.

А что касалось самой Астрид и ее нужд… ну, сама мысль сдаться на его милость до странности приятна и несет с собой облегчение и легкое волнение.

– Ладно, – согласилась Астрид.

– Точно?

– Говори, что делать.

У Бо расширились зрачки. Он кивнул, считая вопрос решенным, сунул руки в карманы и посмотрел на Астрид как хищник. Просто удивительно. Она боролась с инстинктом отстраниться от него и ощущала, как бьется сердце в груди. Бо долго молчал, и его следующая фраза застала ее врасплох:

– Снимай платье.

Глава 22

На несколько мгновений оба замерли, и Бо не опустил взгляд. Он не дал Астрид шанса отступить и больше не спрашивал, не передумала ли она. Ничего подобного. Тишину коттеджа нарушали шум волн, бьющихся о скалу под маяком, и потрескивание дров в печке.

40
{"b":"558741","o":1}