ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я хотел бы поблагодарить Лену и Юлию, наготовивших столько на рождественский ужин. Это лучшая трапеза за весь год, и уж точно самая обильная.

В гостиной раздались радостные крики и аплодисменты. Когда стало тише, слово взял сидящий за фортепиано Йонте:

– А мы можем то же самое сказать о праздничной премии. Tack så mycket [6]!

На этот раз Бо присоединился к аплодисментам. Открыв красный конверт от Уинтера, он сильно удивился вложенной премии. Сумма была огромной, больше, чем Бо заработал за два месяца, и он ощутил одновременно два чувства – благодарности и вины. «Если бы Уинтер только знал», – опять заговорил его внутренний голос, но Бо отмахнулся.

– Это был хороший год. Папа всегда утверждал, что «разделенная радость увеличивается вдвое». Мы все семья и разделяем успехи остальных. И вот поэтому я хотел, чтобы вы все это знали. В следующем году с божьей помощью нас станет на одного больше. У малышки Карин появится младший братик или сестричка.

В комнате начали изумленно ахать, радостно восклицать и свистеть. Астрид обняла Аиду, Бо пожал Уинтеру руку и хлопнул по плечу.

– Молодцы. Продолжайте в том же духе и с легкостью заполните пять пустых спален

– Нахал, – прошептал Уинтер, но все видели, насколько он доволен. А когда Бо подошел поздравить Аиду, она обняла его и поблагодарила:

– Спасибо, что сохранил мою тайну. Я отвечу тебе тем же.

Встревоженный Бо вгляделся в ее лицо, и она успела улыбнуться до того, как остальные принялись поздравлять пару с грядущим прибавлением. Стоило Бо выскользнуть из толпы, как Астрид схватила любимого за руку и прошептала на ухо:

– Давай через пять минут встретимся в башне. Я хочу отдать тебе мой рождественский подарок.

***

Бо покинул празднующих и поднялся по черной лестнице на верхний этаж, погруженный в темноту. Две небольшие каморки оказались пусты и закрыты. Он прошел мимо туалета с сильно скошенным потолком и открыл дверь в башню.

– Это всего лишь я, – пробормотал Бо на случай, если Астрид не заметила его появления. – Мы же договорились не дарить друг другу подарков в этом году, так что…

Он застыл на пороге и уставился на окна. Астрид ждала его, устроившись на подоконнике над их тайником, лишь в чулках и подвязках. А над головой на ленточке висела ветка омелы.

– С Рождеством!

– Будда-Осирис-Йегова, – пробормотал Бо, закрыл дверь и на мгновение застыл, чтобы все рассмотреть. Чернильное небо, усыпанное звездами. Городские огни, словно сахарной пудрой покрывающие ряды улиц до самого туманного залива. Мягкий свет луны очерчивал ее плечи и вершинки грудей. Красное платье лежало у ног на полу. Бо мысленно сделал снимок и поместил его в папку «То, чего я в жизни не забуду».

Он выдохнул, чтобы успокоится, чуть поправил ширинку и попытался говорить небрежно.

– Я рассказывал тебе, как дух лисицы по ночам пробирался по крышам, чтобы проникнуть через окно в спальню молодого студента?

– Нет, расскажи, – предложила Астрид, расплываясь в улыбке.

Он нашел в темноте кресло, чтобы подпереть дверную ручку.

– Она приходила к нему каждую ночь в течение месяца и доводила до трех оргазмов.

– Каждую ночь?

– Она была потрясающей лисичкой.

– Еще бы. Могу поспорить, что тот студентик и сам не промах.

Бо снял пиджак и галстук.

– Он не хвастун, но отличался внушительным мужским достоинством и много лет изучал книги о том, как доставить женщинам удовольствие. И дарил лисичке два оргазма за один свой.

– Готова поспорить, она была удивлена его выносливостью и счастлива, – прошептала Астрид с улыбкой. Она провела руками по бедрам и чуть приспустила чулки. – А из каких книг он почерпнул эти премудрости?

– Ты удивишься, что можно найти в кладовке обычного книжного магазина в императорском Китае. У работающего студента был начальник, втайне собиравший… интересные рисунки… – Астрид фыркнула. – И молодой человек научился кое-чему из редких книг, когда ходил в город, чтобы забрать специальные посылки для босса. – Бо расстегнул рубашку. Сколько у них времени? Полчаса?

– Ему, наверное, следовало брать с собой лисичку. Они бы раньше поняли, чего столько времени себя лишали.

– Лисичка была слишком юна.

– Очень в этом сомневаюсь, – возразила Астрид, лениво проводя рукой по груди вверх-вниз. – А почему плутовка лазила к нему в окно только месяц?

– Потому что отец студента был суеверен и опасался сверхъестественных созданий. Как-то раз он увидел, как лисичка забралась в окно, и испугался, что она высасывает из сына жизненные силы, поэтому наглухо забил окно.

– Сволочь. – Астрид медленно раздвинула ноги, а рука, ласкавшая грудь, опустилась к лону, закрывая обзор. И принялась дразнить воображение Бо медленными ласками. – Надеюсь, это их не остановило.

– Ни капельки. Они уже влюбились друг в друга. Поэтому студент поднялся по дымоходу и встретился с лисичкой на крыше, – рассказывал Бо, подходя к Астрид. – Раздвинь ноги чуть шире и дай мне полюбоваться на то, чем ты занимаешься, – прошептал он, наслаждаясь охватившей радостью, когда Астрид без колебаний послушалась.

– Что случилось на крыше? – спросила Астрид с придыханием, осторожно гладя себя чуть ниже. Она просунула палец между складочками, и Бо чуть не обезумел от страсти.

– Студент был покрыт сажей, так что лисичка сначала его не узнала, но влюбленный догадался, как доказать ей, что он это он. – Бо расстегнул ширинку и освободил член. – И лисичка тут же признала.

– Ах, – воскликнула Астрид. В ней боролись застенчивость и храбрость. Победила храбрость: Астрид склонилась, провела языком по члену от основания до головки, вызвав у Бо довольный стон, и отстранилась. – Верно, его я узнаю, где угодно.

Бо обхватил ее голову и попросил:

– Еще. И на этот раз, возьми его в рот и не убирай руку, что у тебя между ног.

Схватившись за края расстегнутой ширинки, словно за якорь, Астрид без возражений принялась ласкать. Бо смотрел на ее глаза, на губы, а потом зажмурился и в блаженстве откинул голову. Он смог выдержать лишь пару секунд, а потом ощущения стали слишком острыми.

– Если ты продолжишь, все закончится секунд через тридцать. Прислонись к окну.

Астрид полуприкрыла глаза от желания.

– Что случилось со студентом и лисицей?

– Им было не просто, потому что не только они боялись, что его отец их застанет. Город кишел суеверными жителями, которые следили за крышами и, при виде лисьих духов, готовы были пронзить их стрелами. Так что каждый раз, встречаясь с ним, лисичка рисковала жизнью.

Он опустился на колени. Возбужденный член покачивался и блестел от влаги. Затем Бо подвинул Астрид к себе, подсунув руки под бедра.

– Откройся. – Под светлыми волосками, будто лепестки экзотической орхидеи, виднелись набухшие и влажные складочки. Он принялся целовать внутреннюю поверхность бедер – то одного, то другого, – пока не добрался до нежной ямочки в паху и лизнул.

– Ты скучала по мне? – спросил Бо, глядя на Астрид.

– Каждую минуту, – прошептала она.

– Я тоже по тебе скучал, давай покажу, насколько сильно. – Он глубоко вдохнул ее запах и коснулся языком клитора. Сначала медленно, но чистый солоноватый привкус и тихие стоны распалили его страсть. Бо щелкал по бутону языком, посасывал, целовал и поглаживал. Как только живот Астрид напрягся, провел несколько раз рукой по члену, чтобы успокоиться.

Но когда Бо ощутил, как ее ноги опускаются ему плечи, бедра двигаются навстречу, а стоны усиливаются, положил руку ей на живот, чтобы придержать.

– Не… кричи, – приказал он, продолжая ласкать, а затем остановился. – Или я прекращу сейчас же.

Бо усмехнулся, продолжая размеренные ласки, а возлюбленная вцепилась в подушку на подоконнике обеими рукам. Бо нравилось смотреть на нее: зажмуренные глаза, открытый рот, гримаса на лице, краска смущения на груди и шее. И когда Астрид вместо подушки ухватилась за его руку, Бо увидел, как она повернула голову на бок в беззвучном крике, слетевшим с ее уст.

вернуться

[6](швед.) «спасибо».

45
{"b":"558741","o":1}