ЛитМир - Электронная Библиотека

– Полагаю, тот факт, что он не стареет, был весьма убедительным, – предположил Бо.

– Не сразу. Для путешествия между плоскостями нужен целый год. – Путешествовать между плоскостями? Наверное, поэтому яхта пропадала на год. – И когда духи возвращаются в новые тела, то не понимают, что происходит. Так что, когда Макс впервые сменил носителя, я не поверил, что это правда он, ведь он был в женском теле. Попытайся посмотреть незнакомке в глаза и поверить, что человек, с которым ты болтал год назад, теперь в этом теле.

Бо уставился на Макса, пока двигатель работал.

– Они… меняют тела?

– Каждые десять лет. Ну, за исключением Сибиллы, разумеется.

В видении Астрид жрица была старухой в красном, а миссис Кушинг молода. Неужели только она продлевает жизнь, а остальные просто меняют тела? Значит…

…проводится ритуал обмена, а не жертвоприношения.

Так что люди в мешках не случайные жертвы, а члены клуба «Осьмушек». Бо вспомнил, что Мелкий Майк рассказал ему у дома миссис Кушинг – о Ките Мэнсоне, наркомане-героинщике. Клуб «Осьмушек» предложил ему невероятное богатство. Предупредили ли его о подвохе?

Макс вселился в тело Кита Мэнсона.

– Вы выбираете новые тела в Раю.

– Все бы отдал, чтобы выбрать тело для себя. Только шестерка Сибиллы имеет на это право, но, возможно, сегодня для меня кое-что изменится. Когда Нэнс вернет себе энергию, Сибилла даст мне вкусить от потока.

– Потока?

– Передаст часть юности блондинки или твоей. Если будешь слушаться, то даже выживешь.

От страха у Бо сжался желудок. Он боялся за Астрид, а не за себя. Бо посмотрел на радио-наушники. Нужна лишь секунда. Придется подождать, пока Мэд Хэммет отвернется.

Глава 27

– Убери от меня свои руки, или, обещаю, ты пожалеешь.

Астрид с трудом дышала, пока двое выживших удерживали ее за руки перед роялем в кают-компании. Предыдущие тюремщики, худая женщина и темноволосый мужчина, уже обзавелись поцарапанным глазом и ноющими яйцами соответственно. А еще тут же находились незнакомый хохочущий мужчина… и миссис Кушинг. Макса в поле видимости не наблюдалось, но она слышала его голос, хоть и не видела гниющее лицо с тех пор, как яхта поплыла.

– Мисс Магнуссон, если вы не успокоитесь, то снова окажетесь в мешке, – сказал весельчак – говоривший с иностранным акцентом небритый мужчина с не по моде длинными волосами. Казалось, он был рангом повыше остальных и не отходил от миссис Кушинг. То есть, «Сибиллы», как он ее назвал несколько раз. Непонятно, то ли это истинное имя жрицы, то ли почтительное обращение.

При мысли об удушающей тьме, где она была лишена способности двигаться и думать, по коже Астрид пробежал холодок. В том мешке она едва не сошла с ума и вряд ли выдержит повторное заточение.

Дверь захлопнулась.

– Все в порядке? – спросил весельчак у стоявшего за спиной Астрид.

– Мы скоро прибудем на место. Какого хрена тут творится? – спросил Макс, вызвав у пленницы новую волну ярости.

– Твоя девчонка не умеет себя вести. Флери предлагает снова надеть на нее мешок, – пояснила миссис Кушинг. Ее светлые волосы, уложенные в корону из косичек, блестели под освещением каюты. Она положила свое алое пальто на стойку бара.

Флери. Астрид смотрела на весельчака и вспомнила историю о пиратах, рассказанную Грешницами. Как-то она увидела репродукцию, сделанную с портрета знаменитого корсара в книге в кабинете Уинтера. Флери позировал до того, как его, якобы, повесили за пиратство. Мужчина на картине не имел ничего общего с нынешним подручным Кушинг.

– Привяжи ее руки к телу и натяни мешок от ног до талии. Я ее поимею, – сказал мужчина, которого Астрид саданула по яйцам. Он до сих пор, съежившись, валялся на полу.

– Поимеешь после того, как мы закончим, – сказала миссис Кушинг. – Во время ритуала Нэнсу надо связаться с ней на физическом уровне, а твое семя лишь загрязнит энергию.

Макс закашлялся.

– А у тебя вообще стоит, Бешар? По-моему, она там живого места не оставила.

– Это не помешает мне поиметь тебя, – ядовито огрызнулся пострадавший.

– Довольно! – рявкнула миссис Кушинг и указала на Макса: – Мы здесь только потому, что ты потерял своего идола. Она под твоей ответственностью. Свяжи ее. Не для того мы жили вместе последние четыреста лет, чтобы погибнуть из-за девчонки.

Макс что-то пробурчал и похромал к Астрид. Он хрипел с каждым вздохом и явно потел. Из открытых язв на его лице воняло.

– Я еще никого так не ненавидел, как тебя. Я причиню тебе такую боль, что будешь молить о смерти.

Астрид попыталась подавить дрожь, которая пронизывала до мозга костей.

– Где Бо?

– Он скоро к нам присоединится. Для открытия прохода нужна кровь и, к сожалению, Сибилла утверждает, что нельзя использовать твою, иначе моя энергия пропадет. Но после того, как я ее верну… ты будешь истекать кровью.

– Что за проход? Если вы хоть пальцем тронете Бо…

– О, я сделаю намного больше, Златовласка. Я его выпотрошу, так что внутренности вывалятся на пол.

Макс вытащил нож. Астрид узнала ручку из слоновой кости. Именно этот клинок злодей приставил к ее горлу в лифте.

Свободной рукой он потянулся к шее Астрид. Она увидела кольцо, повернутое бирюзовым камнем к ладони, явно слишком большое по размеру. Попыталась дернуться, но тюремщики лишь усилили хватку. И стоило кольцу коснуться ее шеи, как Астрид ощутила такой же электрический разряд, как в дамской комнате «Гри-гри».

Кабина исчезла.

Началось видение.

На этот раз она не увидела ритуала и тел в мешках в воде, а другой ритуал… на другом судне.

Астрид оказалась в деревянном трюме старого корабля, черную утробу которого заполняли ящики и клетки с животными. Воняло мочой, дерьмом и смертью. У стен лежали тела убитых вооруженных конкистадоров. Судно сильно болтало, со свистом налетал ветер, грохотал гром. На балках качались тусклые фонари. А в центре круга из голубых символов стояла старая жрица в красных одеждах. Вокруг нее на полу, словно спицы рулевого колеса, лежали пять длинноволосых мужчин и одна женщина.

Все обнаженные. Покрытые голубым гримом и кровью.

Они прижимали бирюзовых идолов к груди.

Из каждого идола исходил тонкий белый луч, прорезающий тьму трюма и направленный прямо в бирюзовую подвеску на шее жрицы.

Видение начало рассеиваться. Астрид увидела, как ритуал растаял, сменившись действительностью. Все помутнело, закружилось, и ее затошнило.

– Ты меня слышишь? Что с ней? Помоги мне, Сибилла!

Астрид повисла на руках тех двоих, что ее держали. Макс отвесил ей пощечину, снова задев кольцом щеку, и каюта опять пропала.

Теперь Астрид находилась на другом судне, в гостиной викторианской эпохи. Изысканные лампы, стулья и фарфор свалены у стены вместе со скатанным ковром. В иллюминаторах периодически мелькал бушующий океан, когда в ночном небе сверкали молнии. Жрица в красных одеждах стояла в центре очерченного голубой краской круга, проводя такой же ритуал, что Астрид уже видела на «Пернатом змее». Шестеро молодых людей стояли со жрицей внутри круга, а шестеро стариков в железных ботинках снаружи. Только Астрид никого не узнала, кроме жрицы. Они все были ей незнакомы.

Где же Макс? Флери?

– Шевелись! – приказала женщина, когда у Астрид снова закружилась голова. – Это твоя энергия, приятель. И когда ты ее касаешься, то происходит нечто странное. Если девчонка умрет, ты тоже канешь в лету. А если умрешь ты, вместе с тобой погибнет весь ковен.

– Ага, или вместе выживем или вместе умрем, – мрачно напомнил кто-то.

– Я говорил тебе, что наркоман – неподходящий носитель, – раздался голос третьего. Того весельчака, Флери. – Он был слишком пьян, чтобы удержать идола. И вот из-за этого и начались наши неурядицы. Если бы он не уронил фигурку…

– Сколько можно об этом говорить?

– Чувствуешь? Яхта остановилась. Мы уже у прохода? Не пойму. Сибилла, ты ощущаешь потустороннее?

49
{"b":"558741","o":1}