ЛитМир - Электронная Библиотека

Уинтер бросился к нему, как бешеный бык. Бо пошатнулся, инстинкты велели бежать, но он остался на месте, готовый принять удар в лицо, и, надеясь, что шеф его не убьет. Он выжил после избиения у пиратов, но не был уверен, что Уинтеру не удастся его прикончить.

Магнуссон потянулся к горлу Бо, и тот со смирением подумал, что сейчас его придушат. Этакое воздаяние по заслугам за то, что он сделал с Мэдом Хэмметом. Бо устоял на месте, даже видя ярость на лице Уинтера, разразившегося проклятиями из смеси шведского и английского. К сожалению, долго прожив со шведами, Бо понимал все.

– Бо, я тебе доверял, – наконец протянул Уинтер, опустил руки ему на плечи и сжал. Прядь напомаженных черных волос упала на лоб.

– Знаю, – шепнул Бо, встречая его суровый взгляд. – Но мне не стыдно. Я люблю Астрид и позабочусь о ней.

Уинтер вздохнул.

– Я доверял тебе, потому что благороднее человека не знаю. Тысячи людей в этом городе хотели бы Астрид из-за ее внешности, фамилии и денег, и вдвое больше тех, кто по тем же причинам станет смотреть на нее свысока. Ну кому я мог доверить ее счастье?

Бо замер, эти слова застали его врасплох. Тело все еще готово к драке, а мозг не воспринимает признание Уинтера. О чем это он?

– Я даже не спрашиваю, уверен ли ты, – продолжал Уинтер. – Я годами наблюдал, как вы двое смотрите друг на друга. А последние недели? Боже, я все понял, как только Астрид вернулась домой. Я же не дурак. Не стану перечислять все трудности, что вас обоих ждут. И если у вас будут дети…

– Знаю, – с трудом сглотнув, согласился Бо.

– Да. Я догадываюсь, что тебе это известно, как никому. Сложный выбор.

– И я не сразу его принял. Я понимаю, что не могу жениться на ней по закону, но мы не первые, кто столкнулся с подобным. Если законы несправедливы, зачем слепо им следовать?

Так говорил отец Уинтера, и Бо понимал, что форсирует события, бросив эти слова в лицо шефу, который стискивал его плечи до синяков… а потом отпустил. Уинтер подошел к окнам.

– Ты сказал, что найдешь другую работу? Что ты будешь делать? – И не стал ждать ответа: – Бросишь меня в непростой ситуации, когда я в тебе нуждаюсь?

– Ты справишься без меня.

– Правда? А ты чем займешься?

Бо много об этом думал.

– Попытаюсь заняться рыболовством. Возможно, продам «бьюик» и куплю судно. В океане водятся не только крабы, можно заработать и на тунце. Повсюду открываются консервные заводы, где неплохо платят. Не так, как в бутлегерстве, но это честный заработок. И я читаю газеты: закон Вольстеда долго не продержится. Все чаще поговаривают об его отмене. И что тогда?

Уинтер сложил руки на груди.

– Ты считаешь, я этого не понимаю? Дело даже не в отмене закона. Бутлегерство чертовски опасно, из-за выпивки многие убиты. У меня уже есть один ребенок, и скоро появится второй. Я все время переживаю. Вообще-то, мы как раз беседовали с Аидой на эту тему. Она…

– Что?

Уинтер небрежно пожал плечами и почесал затылок.

– Я уже говорил о ее видении чего-то ужасного, а теперь все стало еще хуже. Она слышала одно и то же сообщение на разных сеансах, которые проводила для разных людей. Грядет что-то плохое, связанное с экономикой. Духи просят родственников оплатить долги и забрать деньги из банка до конца года.

Бо на время забыл о собственных проблемах. Он вспомнил, что Уинтер что-то такое говорил, когда в их причал врезалась яхта.

– Ты в это веришь?

– Люди поговаривают о фондовой бирже и о том, что спекуляции с ценными бумагами долго не продлятся. – Уинтер пожал плечами. – Мне достаточно, что Аида в это верит. Я собираюсь расширить дело за счет законного судоходства. И, как ты сказал, всерьез заняться рыболовством. У нас нет долгов и достаточно сбережений, чтобы протянуть несколько лет. – Он потряс головой, чтобы прояснить мысли. – Но мы говорим не обо мне, а о вас. Где вы будете жить?

Бо конечно надеялся, что его не побьют, но все же не хотел слишком много болтать.

– Сегодня перееду в свою старую квартиру. Я попросил Астрид поучиться в колледже, пока улажу дела. У меня есть несколько вариантов жилья. И знакомые, которые могли бы сдать мне квартиру не в Чайнатауне. Постараюсь найти безопасное место.

– Поборники морали все время врываются в дом Джу на Рашн-хилл.

– Знаю, но у меня на примете не такой рискованный район. Просто надо найти средства.

– Ты можешь жить здесь.

Бо застыл, не веря своим ушам. Возможно, он неправильно понял.

– Нет, только не в подвале. – Он хотел сказать что-то еще, но не смог. Гордость не позволила. И если Уинтер его не поймет, да будет так.

– Вы можете занять пол-этажа в башне. Ее можно превратить в квартиру.

На мгновение Бо представил, каково им жить наверху. Но нет, это не вариант. В семейной жизни ему хотелось независимости и свободы. И, сунув руки в карманы, осмелился задать вопрос, крутившийся в голове. Бо одновременно и надеялся и не осмеливался питать надежду.

– Башня… туда переселяюсь только я или мы с Астрид?

Уинтер вернулся к Бо.

– Вы оба – члены моей семьи, она – по праву крови, а ты – по моему выбору. И я сделаю для вас обоих все на свете. Ее счастье доверю лишь тебе, поэтому даю вам свое благословление.

Камень на душе Бо обзавелся крылышками и поднялся. Ему захотелось пустить слезу, рухнуть в обморок, упасть на колени и поблагодарить всех богов на свете. Он сумел сдержаться и протянул дрожащую руку.

– Спасибо тебе, dai lo, – назвав Уинтера уважительно по-кантонски старшим братом.

Уинтер пожал его руку, сначала официально, а потом с большим пылом. Оба немного нервно усмехнулись. Уинтер тяжело вздохнул и добавил:

– Вы оба находитесь под моей защитой, потому что на выбранном пути она вам понадобится.

***

На следующий день в восемь вечера Астрид ждала, пока двое рабочих в комбинезонах пронесут мимо кожаный диван, прежде чем войти в кабину лифта дома Грешниц. Она тут же узнала симпатичного лифтера в бордовой униформе. Тот самый двойник Джека Джонсона, который помог им, когда Бо ранили. Парень округлил глаза, увидев Астрид.

– Рада видеть вас снова, мистер Ларош.

– Мисс Магнуссон.

– Не волнуйтесь, сегодня меня не преследуют, – сказала она и добавила: – Он мертв.

Лифтер задумался и ответил:

– Отличная новость.

– Кто-то переезжает? – спросила Астрид, кивая на мужчин, что несли диван.

– Хамфри, – подтвердил он.

– Сенатор с женой?

Лифтер кивнул и многозначительно посмотрел на Астрид. Да, он помнил ее стычку с той неприятной женщиной.

– Спонтанное решение. До меня дошли слухи о разводе. Вам на самый верх?

Она улыбнулась.

– Да, на верхний этаж, пожалуйста.

Мария и Матильда ждали ее в гостиной пентхауса. Дамы в блестящих вечерних платьях улыбались и пили шампанское из запасов Магнуссонов. Астрид задумалась, разглядывая черную бутылку. Неужели Лоу привез им выпивку?

– Милая! – поприветствовала ее Матильда и обняла.

– Мы так обрадовались, когда узнали, что ты живешь в старой квартире Хэдли. Пусть и недолго, но побудем соседями. Хэдли попросила нас держать это в секрете, но расскажи нам все. Где же смелый мистер Йонг?

У Астрид екнуло сердце.

– Он не знает, что я все еще в Сан-Франциско. Это долгая история…

– А у нас полно шампанского, – подмигнув, заверила Матильда. – Я налью тебе выпить, а ты нам все расскажешь.

Глава 32

Почти через три недели после отъезда Астрид, Бо вошел на двадцать шестой причал и приподнял шляпу перед чучелом акулы – Старой Бертой. Только он повесил пальто, как на пороге появился Уинтер.

– Как дела?

– Я заключил договор аренды.

Уинтер улыбнулся.

– Замечательно.

Жилье в Ноб-хилле. Бо не был уверен, что ему обрадуются. А, может, ему там самое место. Ну и ладно. Он слишком устал, испытывая то радость, то тошноту. Все, назад дороги нет. Когда он впервые отказался жить в башне в доме Магнуссонов, они с Уинтером яростно поспорили, но Бо не сдался. Ему нужна независимость, пусть на этом пути больше препятствий.

54
{"b":"558741","o":1}