ЛитМир - Электронная Библиотека

Джейсон паркуется напротив дома Монфор, неуклюже заехав на тротуар, и сначала я думаю, что ему просто наплевать, где бросить машину. Но потом до меня доходит, что он едва тащит ноги. Видимо, Ловари серьезно его ранил. Ищейка потирает пальцами потный лоб и оставляет на бледной коже кровавые, кривые следы. Затем выкатывается из салона и так громко захлопывает дверь, что между висков у меня прокатывается колючая боль.

Я выбираюсь, морщась и сутулясь, будто кто-то хорошенько мне врезал по челюсти.

- Ты чего? – Спрашивает Джейсон, прочистив горло.

- Порядок.

- Выглядишь...

- ...паршиво, да, я помню, ты тоже, – взмахиваю рукой и усмехаюсь, – тоже похож на восставшего из ада трупака. Не только мне досталось.

- Закуришь?

Джейсон протягивает испачканную в крови пачку, а я растерянно кривлю губы. Мне кажется, он не из тех, кто разбрасывается словами, и если он предложил мне закурить его, я подчеркну, «его» сигареты, я определенно поднялся в его хит-параде.

- Я не курю. Но спасибо.

Мужчина коротко кивает и стремительно сходит с места, будто и не держится левой ладонью за живот, чтобы кровь не так уж быстро скатывалась по рубашке. Он отталкивает калитку носком ботинок, делает всего несколько шагов, как вдруг дверь открывается, и из дома выбегает Норин Монфор.

Просканировав наши лица, она округляет глаза и на ходу восклицает:

- О, Боже, Джейсон. Что стряслось?

- Ничего, – бросает он, вытянув спину. – Мы в порядке.

- В порядке? Разумеется, вы не в порядке!

Женщина хватается за плечо Джейсона так крепко, что создается впечатление, будто это ей нужна помощь, а не ему. Она семенит с ним рядом, а я вялой походкой иду за ними, поглядывая на голубое небо. Какое же оно сегодня чистое.

- Мэтт.

- Да? – Опускаю взгляд. Норин обеспокоенно хмурит брови. – Не отставай.

Киваю и послушно прибавляю скорость, осознав, насколько сильно вымотался, и как жутко хочу свалиться намертво, прямо здесь, на тропинке, и уснуть.

Норин проводит нас на кухню.

Я падаю на стул, Джейсон облокачивается о разделочный столик, и мы принимаемся молчать, в то время как, Монфор принимается носиться с травами и тарахтеть себе что-то под нос, будто одержимая. Правда, я слишком устал, чтобы отреагировать.

- Дамочка, не мельтеши, мы никуда не торопимся.

- Будь добр, Джейсон, закрой рот.

- Какие мы вежливые, – в ответ усмехается мужчина, но улыбка у него вялая. Все мы в какой-то момент становимся поломанными, сбитыми с толку; не уверен, что существуют исключения. Наблюдаю за тем, как взгляд Норин вспыхивает недовольством, и закатываю глаза. Нашла, на что злиться.

- Мы в порядке, – выступаю я, прежде чем ведьма успеет вторично проклянуть моего чересчур самоуверенного напарника. – Целы и невредимы.

- Невредимы? – Поражается она.

- Почти.

- Почему так долго? Мы волновались.

- Кстати, где Мэри?

- Я уговорила ее прилечь, – Норин бросает на стол разноцветные миски и быстрыми движениями раздавливает в каждой по несколько веток неизвестной мне травы. – Впервые мы сидели и бездействовали, а это трудно. Я пыталась позвонить, но поняла, что я не знаю твой номер! Столько всего произошло, а мы даже телефонами не обменялись.

- Дамочка, я не ослышался? – Удивляется Джейсон, выгнув левую бровь, и, несмотря на рану, подается вперед. – Ты просишь мой номер?

Я не удерживаюсь и вновь закатываю глаза.

- Так, – поднимаюсь из-за стола и вскидываю руки, – я наверх, а вы общайтесь.

- Нет, Мэтт, подожди, – просит Норин, растерянно взглянув на меня, – ты не можешь уйти, не обработав ссадины. Ты серьезно ранен.

- И ты ничего не рассказал, – вмешивается Джейсон.

- А у нас есть время на серьезный разговор? Мне показалось, вы другим заняты.

- Мальчик...

И вот опять я – мальчик. Сплетаю на груди руки и бросаю:

- Не начинай. Я все расскажу. Только давайте без... – Мотыляю пальцами в воздухе и ловлю себя на мысли, что слишком часто я пытаюсь выразить чувства подобным образом.

Джейсон вновь облокачивается о разделочный стол. Норин Монфор отводит взгляд. А я недовольно потираю пальцами глаза, так как совсем не собираюсь быть нянькой еще и для этих двоих. Мне и Хэрри с Ари хватало. Но потом я опускаю руки вниз и киваю. Если мне одному по силам сконцентрироваться на проблеме – отлично. Мне не привыкать.

- Когда я коснулся Ловари, я попал под землю, в огромный зал.

- Ловари согласились с вами сотрудничать? – Деловым тоном спрашивает Норин, а я в очередной раз вспоминаю о том, что на моих плечах теперь десятки смертей.

- Ноа Морт прислал Манэки, – отвечает за меня Джейсон.

- Удачу?

- Да. Она нашла Джофранку и подговорила его помочь.

- Весьма удобно. Так, на чем ты остановился?

- На том, что я попал в огромный зал, – потираю пальцами глаза и вновь усаживаюсь за стол. – В центре находился бассейн, наполненный кровью, позади меня – зеркало.

- Зеркало? – Норин Монфор поднимает подбородок и с интересом вскидывает брови. Ее взгляд мгновенно становится серьезным. – Как оно выглядело?

- Огромное, с деревянной, толстой оправой. Старое, по всей видимости. На раме еще была написана повторяющаяся фраза, но я плохо знаю латынь. Что-то про огонь и воду.

- Сгорающий в Огне, в Воде возродится, – шепчет женщина, а я хмурюсь.

- Знаете, о чем идет речь?

- Верум.

- Кто?

- Верумское зеркало, – поясняет Джейсон на выдохе, – Зеркало Правды.

- Весьма интригующе. И почему оно так называется?

- Потому что отражение свое в нем видят только бездушные твари. Люди, у которых нет души, проще говоря. Обычный, хороший человек в зеркале не отразится.

- Вообще?

- Вообще.

Я сглатываю и чувствую, как леденеют пальцы. Внезапно мне становится не по себе. Да, я видел свое лицо неотчетливо, смазано. Но мой силуэт все же появился в зеркале.

Это навивает на плохие мысли, от которых перехватывает дыхание.

 - Ты побледнел, – подмечает Норин Монфор, и неожиданно ее губы дрогают от едва заметной улыбки. – Неужели Мэттью Нортон отразился в Веруме?

- Нет.

- Нет? Тогда что именно тебя так напугало, мальчик?

- Там... – Я встряхиваю головой и откашливаюсь. – Там отразилась Ари.

Миска неуклюже выпадает из рук старшей Монфор, и женщина пронзает меня таким испепеляющим взглядом, что внутри все каменеет и покрывается трещинами.

- Ты ее видел? – Осипшим голосом спрашивает она, подаваясь вперед. – Видел Ари?

- Да.

- Что же ты молчал?

- Я рассказываю по порядку.

- Как она? – Норин прищуривает глаза и, поставив руки на стол, нависает надо мной, словно огромная неприятность. – Она цела? С ней все в порядке?

В порядке ли? Ариадна купалась в бассейне с кровью, а потом едва меня не убила.

Я не хочу делиться своими переживаниями, они сумбурны и пугают даже меня. Ари собиралась высосать из меня жизнь, а я вспоминаю об ее поцелуе с тупым трепетом, будто это один из тех хороших моментов, которые оставляют в памяти теплый след.

- Она жива, – аккуратно отвечаю я, прочистив горло, – и она немного другая.

- В каком смысле?

- Ну, она... Вы перестанете меня пытать, если я скажу, что Ари остается все такой же невыносимой занозой в заднице?

- Она пыталась его убить, – вдруг хрипло отрезает Джейсон и кивает. – Верно?

Я недовольно хмурю лоб, ненавижу, когда мои слова переворачивают. Однако на сей раз, Джейсон оказывается прав, и моя ложь рассыпается на миллиарды частей.

- Что она сделала?

- Она... – Грудь сдавливают силки, я хочу соврать, но потом понимаю, что маленькая ложь может привести к большим неприятностям, и выдыхаю. – Ариадна поцеловала меня.

Норин отстраняется и обхватывает себя за талию бледными пальцами.

- Поцеловала?

- Да. – Я поднимаюсь и развожу руками в стороны, отчего по телу проносится пожар из неприятной боли. Сутулюсь, раздраженно стиснув зубы, и выдавливаю улыбку. – У нас с ней всегда были странные отношения.

25
{"b":"558742","o":1}